Памятник над Пловдивом. Эпилог

19 Дек 2013,  
Рубрика: СТАТЬИ

Часть первая — читать

Часть вторая- читать

Часть третья — читать

Часть четвертая — читать

Часть пятая — читать

Часть шестая — читать

Как вы думаете, что является целью мировой войны? Логично предположить, что  истинной целью данного мероприятия может быть только одно – мировое господство. (Все остальные «теории» — пыль в глаза, сказки сивого мерина, наведение тени на плетень и т.п.)

Ну так вот, Вторая мировая война своей цели не достигла. Опасный претендент на мировую гегемонию – гитлеровская Германия – был повержен. Однако Запад не стал полновластным хозяином земного шара: совершенно неожиданно на планете появился новый центр силы – СССР. Почему неожиданно? Потому что до войны никто СССР всерьёз не воспринимал. По сути, мы были страной-изгоем, вроде Ирака при Саддаме Хусейне.

До войны Советский Союз жил, как Робинзон на необитаемом острове, да Монгольская Народная Республика была за Пятницу. А вокруг простирался чужой и враждебный мир, только формально нас признавший. Мы были нелегитимны – и наше руководство, и вся наша страна. За равноценного партнёра нас не принимали.

К 1945 году положение кардинально переменилось: из мирового отщепенца СССР стал уважаемой страной, приобрел колоссальный авторитет, быть коммунистом стало вполне безопасно и легитимно. Ещё в годы войны Западу пришлось признать советскую элиту равной себе, и затолкать нас в «парашный угол» после войны не представлялось возможным. А это для «свободного мира» — как шило в одном месте! Увы, земной шар в 20-м веке стал слишком тесен.

Первоначально Сталин вовсе не желал конфронтации с Западом и мечтал о мирном сосуществовании. Проводить насильственную советизацию Восточной Европы мы тоже не планировали, от этого терпели их буржуазные правительства несколько лет. Президент довоенной Чехословакии Бенеш прибыл в Прагу с Красной армией 9 мая и провозгласил восстановление своего государства с советского джипа. И уже к концу того же года наша армия ушла из этой страны, не пытаясь влиять на их внутреннюю политику. Да и большая часть Австрии вместе с Веной была занята Красной армией, которая также спокойно ушла оттуда, когда пришел срок. Так что договориться с русскими можно было вполне, было бы только желание. (У польского лондонского правительства такого желания изначально не было, оттого их и не пустили обратно в Польшу, поставили там своих людей сразу).

В идеале, Восточная Европа должна была стать мирной, нейтральной территорией, мостом между Западом и СССР, ну и получать пироги и пышки от обеих сторон. (Вроде послевоенной Финляндии и отчасти Австрии). Более того, советским руководством рассматривалась идея объединения Германии при условии её нейтралитета.

Только вот мало что из этих планов осуществилось. Нейтральная Германия в центре Европы категорически не устраивала Запад, и он пошел на её раскол: Бизония, Тризония, сепаратная денежная реформа, и как апофеоз – провозглашение ФРГ и её торжественное вступление в НАТО.

Ну, с немцами всё ясно, они всегда хотели быть мировым игроком, и уж конечно, не на стороне Востока, который всегда рассматривался в их сознании как колония. («Дранг нас Остен!») Но о чём думала Восточная Европа, почему отказывалась от такой выгодной для себя роли? Ведь ласковый телёночек двух коровок сосёт, неужели не понимали собственной пользы?

Всё-то они понимали, не дураки. Но дело в том, что народ и элита – это зачастую разные вещи, не всегда совпадающие. И то, что выгодно рабочему, не всегда нравится фабриканту. Прежняя элита Восточной Европы была слишком тесно связана с Западом, хранила свои честно наворованные деньги в лондонских и нью-йоркских банках. Их детишки учились в Оксфордах и Кембриджах, их скромные дворцы находились где-нибудь на Лазурном Берегу. Естественно, что Запад мог давить на них со страшной силой и добиваться нужного для себя решения, даже если оно шло вразрез с интересами тамошних народов. Увы, зарабатывать деньги в своей стране, а хранить их в чужой – вернейший путь к предательству национальных интересов!

Советский Союз терпел такое поведение несколько лет, но в конце концов был вынужден убрать старую элиту и заменить её на новую, у которой не было вкладов в швейцарских банках. И которая ещё не научилась воровать. Это привело к резкому росту экономики Восточной Европы, но о мирном сосуществовании с Западом пришлось забыть: джентльмены таких обид не прощают. В мире разгоралась мировая Холодная Война, которая в Корее превратилась в горячую…

И лишь нейтральная Финляндия осталась как память о былом сталинском замысле: вероятно, у её правителей не было тайных вкладов за рубежом и они хоть иногда думали о благе своего народа!

Пятидесятые года были периодом большого скачка для Восточной Европы. Новая элита хоть и не обучалась в Кембриджах, но пока что имела огромное желание служить своим странам, что с лихвой компенсировало все ошибки. СССР дал кредиты, открыл свой необъятный рынок для европейских товаров, продавал сырьё по льготной цене – и социалистическое содружество расцвело. А что, спрашивается, мешало сделать то же самое в тридцатые годы? (СССР изо всех сил добивался этого). Только одно – выродившаяся буржуазная власть.

СССР также настаивал на тесных связях соцстран между собой. И вот уже Чехословакия обзавелась собственным торговым флотом (базировался в польских портах), совместные проекты стали обычным делом, а большинство границ между соцстранами стали чисто условными. В силу всех законов экономики Восточная Европа должна была тяготеть к Советскому Союзу, и когда на короткий исторический срок этого удалось добиться, результаты превзошли все ожидания.

Авторитет СССР был непререкаем. И большинство народов Восточной Европы были благодарны нам. В европейских городах вырастали памятники советским воинам. В 1957 году на холме возле болгарского города Пловдив был воздвигнут знаменитый «Алёша», ставший символом советско-болгарской дружбы. (Скульптор – Васил Радослов). Памятник сразу полюбился болгарам и русским, стал подлинно народным. «Пойдём, сходим к Алёше» — говорили по любому поводу болгары. А в 1967 году под ним впервые была исполнена знаменитая песня: «Белеет ли в поле пороша, пороша, пороша…», ставшая гимном Пловдива. (По-моему, лучше всех эту песню исполнял болгарский дуэт — Маргарет Николова и Георги Кордов, советую послушать). Казалось, что наш мир нерушим…

          79043

10(4)

            Но так только казалось. Увы, с годами плебеистых сталинских ставленников постигла аристократическая болезнь – вырождение. Элиты соцстран обленились, научились воровать, погрязли в коррупции, и не было второго Сталина, чтобы устроить им новую чистку! Им уже не хотелось работать, а хотелось сытно жрать да сладко спать, ну и ещё тусоваться на Западе, среди тамошних миллионеров. В СССР происходил точно такой же процесс, и Мишка Горбачёв стал его флагманом. Соцстраны сдуру набрали кучу неоплатных долгов на Западе, СССР не мог их оплатить – и участь Восточной Европы была решена: Горби сдал их  «свободному миру» с потрохами. Большинство восточноевропейских руководителей смирилось с такой участью, а тех, кто не смирился (вроде Чаушеску) – убили без суда и следствия. Наступил 1989 год. Одна за другой по Европе прокатились «бархатные», «оранжевые революции». И чем яростнее бушевала одурманенная демократами толпа, тем сильнее потом было разочарование! Советская экономическая империя распалась, и обломками пришибло крикунов, вроде прибалтов или поляков.

Вторая мировая война, принявшая после 1945 года форму «холодной», наконец-то завершилась победой Запада….

Болгары, однако, не проявляли такого жеребячьего пыла. Тамошняя «демократия» была гораздо слабее венгерской или чешской. Заявок на выход из СЭВ и на демонтаж социализма от болгарского народа не поступало. Отчаявшись ждать «революции» снизу, скурвившиеся начальники провели её сверху. В одно далеко не прекрасное утро, 10 ноября 1989 года, болгары проснулись при другом общественном строе: тамошнее политбюро, во исполнение решений Москвы и Вашингтона, объявило в стране капитализм со всеми его прелестями. (Себя товарищи коммунисты назначили, разумеется, капиталистами). Что было дальше? Вспомните 90-е годы на Псковщине, и умножьте всё это в несколько раз. Зажиточная при социализме Болгария была разорена, её прекрасно развитое сельское хозяйство погибло. (Люди старшего поколения помнят отличные по качеству болгарские вина, соки, даже зубную пасту «Поморин» — всё это было на порядок выше той западной бурды, которой сегодня завалены магазины). А сейчас Болгария – одна из беднейших стран Европы, причем просвета не видно.

Для тамошних «демократов» народное горе было, разумеется, праздником. Тут же началось переписывание истории в угодном для Запада контексте. Советский поход 1944 года был объявлен «оккупацией», песня «Белеет ли в поле пороша» перестала быть гимном Пловдива, а на самого «Алёшу» было предпринято несколько покушений. (По иронии судьбы, Пловдив является оплотом болгарских «демократов»). Жители города дежурили около памятника круглыми сутками, но сумели отстоять его.

aljosha_plovdiv

05200715pamyatniki43_pamyatniki_115

            Зато другим свидетелям эпохи болгарского социализма не повезло. Мавзолей Георгия Димитрова был взорван в 1999 году, причем сделано это было до предела бездарно и тупо, как и все дела, за которые берутся «новые болгары». (Взрывали пять раз, возмутили даже тех, кто не любил покойного). Процветания стране это почему-то не принесло.

Болгарский генсек, Тодор Живков, не одобрял «перестройки», и был посажен в тюрьму (надо же было тамошним «коммунистам» найти козла отпущения за их грехи!). В 1996 году его выпустили, в 1998 году он умер. Светлая память о нём до сих пор живет в болгарском народе. Причем его чтят до такой степени, что даже вполне буржуазный премьер Бойко Борисов как-то заявил:

«Если мы успеем сделать хоть одну сотую долю того, что построил для Болгарии Тодор Живков, и что было сделано за эти годы, это стало бы огромным успехом для правительства. Тот факт, что через 20 лет после его ухода из власти никто его не забывает, показывает, как много он сделал. Мы уже 20 лет приватизируем то, что было построено тогда».

Как много слов! Всё это можно было выразить гораздо короче. Как говорил Василий Алибабаевич из кинофильма «Джентльмены удачи»: «Шакал я паршивый – всё ворую, ворую…» И все бы с ним согласились!

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 27 | 0,260 | Потребление памяти: 43.58 мб |