Берега

03 Окт 2012,  
Рубрика: ПОИСКОВОЕ ДЕЛО

Как я уже писал, на 29 сентября было намечено торжественное мероприятие – подъём обломков сбитого в 1941 году самолёта СБ (скоростной бомбардировщик). Ещё бы ему не быть торжественным – найти технику удаётся нечасто, и по такому случаю все, кто только мог, изъявили согласие поучаствовать в этом. Тем более, что признаки были очень обнадёживающие. Псковские тоже не каждый день и даже не каждый год этим занимаются.

Ну а мы, островская группа «Поиск», стремились перенять опыт подобных дел. Видите ли, искать останки людей и искать технику – это большая разница, а мы техникой раньше не занимались. Просто не было смысла – тогда музей был районным, если бы мы что нашли и достали, находку гарантированно отобрало министерство обороны (есть такой закон). И даже расходы бы возместило – сказало большое армейское «спасибо» (в лучшем случае). Но теперь наш музей в областном подчинении, есть «Линия Сталина», и от этого мы чувствуем себя гораздо уверенней.

Телефон Михайлыча с утра звонил поминутно – псковичи спрашивали, куда подъезжать. В общих чертах путь был известен – по пыталовской дороге, до деревни Захаркино, где поворот на «Линию Сталина». Мы остановились возле указателя, поджидая псковичей. Вскоре вся колонна была в сборе. Оживлённо приветствуем друг друга, расспрашиваем, как дела. Из Пскова прибыло пять машин, так что экспедиция получилась весьма многолюдной.

Нам не надо сворачивать налево, на «Линию». Наш дальнейший путь лежал через Захаркино, потом поворот направо, к железнодорожной станции Ритупе. (В этих исконно русских местах встречаются латышские названия – память о латвийской оккупации Пыталовского района). Пара километров от станции – и мы оказываемся на скошенном поле, рядом течет река Утроя. Всё, мы на месте.

Колонна остановилась, и народ с ходу приступил к работе. Выгружали из машин мотопомпы, шланги, водолазное снаряжение, надувные лодки и прочие необходимые для подъёма вещи. Нам пока особо делать нечего, и мы съездили за сушняком для костра.

Водолазы управились раньше всех, и пошли к реке втроём. (В помощь Михаилу прибыли два специалиста из Пскова). Пока все копались с вещами, разжигали костёр, они нырнули в воду и приступили к поиску. Работа их была нелёгкой.

Река Утроя хоть и не широка (чуть больше тридцати метров), но глубока. Причем глубина начинается почти сразу. Возле самого берега, чуть только шагнешь – окажешься по пояс в воде, а на середине глубина, как потом выяснилось, превышала пять метров. Так что резиновые сапоги никому не пригодились.

Течёт Утроя из Латвии, впадает в псковскую реку Великую, и чего только не видели за прошедшие столетия её крутые берега… А кувшинки в воде растут, как ни в чём ни бывало, и желтеющие березы так же любуются на своё отражение, как тысячу лет назад… И дай Бог, чтобы всё это сохранилось как можно дольше!

Первой находкой водолазов стала крестовина от самолётного винта. Это нас обрадовало – у СБ было два двигателя – но и насторожило: не могли лопасти из неё выпасть так аккуратно. Наверняка люди выдрали дюраль, а менее ценную сталь бросили в воду.

За водолазами внимательно наблюдала служебная овчарка Гроза – как же так, люди в воде, надо спасать! К слову, это оказалась очень культурная, приличная собака. Ничего общего с блохастыми брехливыми кабысдохами. Убедившись, что люди в реке в помощи не нуждаются, Гроза отошла от воды.

Все были в радостном возбуждении. Наскоро перекусили салом и чаем, продолжили работу. Надо было навести паромную переправу. Один конец веревки цепляется за фаркоп автомашины, второй – за дерево на том берегу. Переправа готова!

Часть поисковиков отправляется туда, чтобы прочесать прилегающую местность (есть подозрение, что самолёт мог упасть не в саму реку, а рядом с ней). Другая часть перевозит помпу со шлангами – надо размыть дно возле предполагаемой находки. Иначе даже тросом и лебедкой её будет не вытащить. Ну а мы тем временем роем яму под «якорь». «Якорь» — это опора для лебедки, применятся, если рядом нет крупных деревьев, столбов и других точек опоры. В яму укладываются брёвна, шпалы, бетонные блоки – в общем, всё, что под рукой. Всё это обматывается тросом, прицепляется лебедка – и «якорь» готов. Теперь лишь бы трос выдержал.

А водолазы всё исследуют реку. Ныряют, как морские котики, только ластами машут. Вода мутная, видимость плохая. Даже подводный фонарик помогает плохо. Вот один из них вытаскивает из воды катушку для телефонного кабеля. У нас в музее катушек полно, но такого образца нет. Он не немецкий, и не советский, а, скорее всего, принадлежал армии довоенной Латвии. Как раз в этих местах пролегла советско-латвийская граница, и гильзы от «энфилдов» (английская винтовка, состоявшая на вооружении армии Латвии) тут не редкость.

«Большой кусок металла» на дне оказался мотками колючей проволоки. Много её было по этим берегам – и немецкой, и латышской, и советской. Видно, после войны, когда очищали поля, ненужную проволоку бросили в реку.

Для лучшего исследования дна псковичи применяют с лодки специальный прибор. Он «захватывает» только узкий участок, но зато довольно точно. Правда, и колыхать его при этом не рекомендуется, поэтому лодку с операторами тащат по реке на веревках. Неподалёку от проволоки прибор находит другой металлический предмет со значительной площадью. Может, крыло с двигателями? Никто не может сказать наверняка. Вытащим – увидим.

Поскольку «якорь» в прежнем месте не понадобился, мы делаем новый. Снова роем яму, цепляем лебедку. Мужики на том берегу переносят помпу. Водолазы исследуют дно. Снова наводим паромную переправу, снова лодки снуют меж берегов. Михайлыч исполняет роль «седого паромщика» (помните песню Пугачёвой «…то берег левый нужен им, то берег правый…). Илья с восторгом отплывает на другой берег – в таком возрасте всё происходящее особенно интересно.

«Два кабельтова на зюйд-вест! А теперь три румба вправо!» — раздаются шуточные команды, сопровождаемые взрывами смеха. Наконец, грунт над находкой размыли с помощью помпы, водолазы зацепили трос. Сварился обед, но никто не идет к костру – всем интересно, что же извлекут со дна реки.

Группа, исследующая тот берег Утрои, ничего существенного не обнаружила. Другая группа, ходившая в район железной дороги, принесла лишь стеклянную посуду довоенных времён – бутылки, флаконы. Так что вся надежда была только на «подводную часть».

Продолжение

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 29 | 0,141 | Потребление памяти: 12.23 мб |