Группа товарищей

21 Фев 2016,  
Рубрика: СТАТЬИ

Ранее: Эффективные собственники

Как сейчас помню: закат Советской власти. Наш завод загибается, так же, как вся промышленность и вся страна. К тому времени все почувствовали, что приходит конец, только не знали, в какой форме. А что делают люди в такой ситуации? Правильно, крадут всё, что видят. Вот и на нашем заводе воровство развилось чрезвычайно. Тащили все и всё. Тащили так, как никогда раньше. А чего жалеть? Всё равно скоро крышка, не ты своруешь, так другие сделают это, но завод обречён.

Хотя, разумеется, возможности у всех были разные. Рабочие тащили через проходную, перекидывали через забор. Начальство вывозило грузовыми машинами и химичило с денежными средствами.

Что касается работы, то отгрузку основной продукции почти прекратили, японские технологические линии (которые государство покупало на последнюю валюту) стояли без движения. (Их потом сдали на металлолом). В нашем цеху импортные, прецизионные (особо точные) станки были угроблены за рекордно короткий срок (я полагаю, умышленно), и мы работали на старых, выпущенных ещё в шестидесятые-семидесятые годы. Впрочем, точной работы уже не было, и цех клепал всякую халтуру (если она была).

В общем, завод лихорадило. Никто не знал, что будет завтра. О производстве никто не думал. Я сидел возле станка, и мне приносили всякую случайную работёнку. Только начнёшь настраиваться, приносят новую. Снимай поворотный стол, ставь тиски, делай это! Через четверть часа прибегают: нет, снимай тиски, ставь делительную головку, делай вот это! Ещё через полчаса – снимай делитель, ставь кондуктор, будешь делать вот это!

Мне надоело переналаживать станок, и я вообще перестал работать. Да это стало невозможным: как-то подсчитал, что только до обеда мне принесли семнадцать разных работ. Естественно, я не сделал ничего, да это были невозможно чисто физически. (переналадка фрезерного станка – операция небыстрая). Как говорят в армии, не спеши выполнять приказ, всё равно отменят.

Сижу как-то возле станка, коротаю время. На приносимые детали вообще не смотрю, знаю, что через полчаса они окажутся ненужными. Подходит начальник цеха: «Рахим, сделай вот это». Положил деталь на стол, и пошел дальше. А я сижу без движения. Через полчаса подбегает мастер: «Рахим, что делаешь? Эту фигню? Бросай её, срочно делай вот эту». Кладу её рядом с первой, и продолжаю «отдыхать».

Потом принесли кучу всяких железок, и каждую надо было сделать «срочно». Сижу без движения. Через пару часов начальник с мастером обходили цех, и подошли к моему станку. «Чего сидишь, не работаешь? Почему деталь не готова?» — и каждый смотрит на свою деталь, которую он принес. «Да вот не могу решить, какую делать в первую очередь. Все надо делать срочно, не обращая внимания на остальные. Вы уж сами решите, кто из вас главный, я этого не знаю». Они переглянулись, и пошли дальше. О «срочных» деталях больше никто не вспомнил.

Дело в том, что начальник цеха конечно, главнее мастера. Это официально. А вот реально ситуация был несколько иной. Наш мастер работал мужем местной «банкирши». Точнее, банкиршей она не сама стала, банкиршей её назначили. Кто? Откуда я знаю! Как тогда выражались, «группа товарищей».

Поскольку в ту пору промышленность загибалась, то финансисты брали реальную власть. Вот и наш мастер дверь в кабинет директора завода ногой открывал, что уж говорить про какой-то цех! Ну, разумеется, крутизна его жены была крутизной только в нашем городке, в Москве такие бизнес-леди табунами бегают. Забегая вперед, скажу, что чуть погодя её банк (точнее, банк, где она работала «зицпредседателем Фунтом») разорил наш завод, выкачав из него оборотные капиталы.

То есть власть на заводе была формальная, и неформальная. Двоевластие, проще говоря. Нельзя сказать, чтобы директору это нравилось, но сделать он ничего не мог. И привел, таким образом, предприятие к закономерному краху: ни за что не отвечающая теневая власть угробила завод.

Отчего я вдруг вспомнил это давний случай? Оттого, что нынешняя власть в России напоминает мне наш цех. Формально во главе страны президент, но вот до каких пределов реальна его власть? И нет ли у него под боком шустрого «мастера», работающего мужем банкирши? По-моему, такой «мастер» есть. И не один. А целая «группа товарищей».

v4ZpT5aueus

Поглядите на эту картинку. Что, впечатляет? Но это ещё цветочки. Сбербанк отказался признавать российскую власть над Крымом, отказался открыть там свои филиалы. И я не совсем понимаю, кто в России самый главный: Путин или Греф?

Ведь, помимо Грефа, существует целая «группа товарищей», позволяющая себе нарушать законы и указы, да ещё в особо циничной, демонстративной форме. Вспомните, что вышло с запретом так называемых «корпоративов» (Чубайс нагло заявил, что стар стал, не помнит, сколько бабла они там в Сколково пропили под Новый год). А нашумевшая эпопея с декларацией доходов для крупных чиновников! Особо продвинутые министры-капиталисты открыто заявили, что такую фигню они исполнять не будут, и свои доходы не обнародуют.

Всё это подтачивает власть в России гораздо сильнее, чем любая оппозиция и любые «печеньки от Госдепа». Подчинённые не знают, кто главнее, чьи приказы исполнять. Именно подобное положение вещей сгубило наш завод, сгубило Российскую империю, сгубило СССР. Что-то будет с РФ?

Обсуждение

Отзывов: 3 на «Группа товарищей»
  1. В Чехии инфляция 0,5%. В России — 17%. Так что в Чехии процент по кредиту выше будет, если приводить к одному знаменателю. Вряд ли они там рублевые кредиты раздают.

  2. Возможно, но нас от этого не легче. Инфляция в России растёт, а зарплаты падают. По официальной версии, средняя зарплата в Псковской области — около 25 тыс. рублей. А в реальности в эту цифру никто не верит. Все мои знакомые получают меньше десяти.

  3. То есть инфляцию в России раскручивают одни, а расплачиваются за всё — другие. Доктрина «нации-семьи», принятая на западе, глубоко чужда России.

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 26 | 1,116 | Потребление памяти: 43.61 мб |