По закону и по заказу

10 Июн 2014,  
Рубрика: СТАТЬИ

На днях я узнал радостную новость – в Смоленске арестован опер Николай Смолин, и с ним два его сослуживца. Тот самый, который вёл дело Таисии Осиповой и довел её до тюрьмы. Правда, дельце пахло настолько тухло, что судьи морщились и стремились отфутболить его друг другу (сажать неповинных не так-то легко, как кажется). Возник скандал, который получил громкую известность. Настолько громкую, что президент РФ (на тот момент господин Медведев) приказал разобраться, что к чему.

Система, разумеется, взяла под козырёк: «Будь сделано!» И, разумеется, сделала по-своему – очередной судья впаял Таисии восемь лет. При том, что прокурор требовал четыре. Беспрецедентный случай в судопроизводстве!

(И, кстати, этот случай ясно показал границы реальной власти российских президентов. Довольно узкие, надо сказать: со времен Ельцина в этом смысле ничего не изменилось).

И вот теперь шустрый опер сам попал под следствие. Ему предъявлено обвинение в крышевании наркомафии. То есть, говоря по-русски, есть веские основания подозревать, что господин Николай Смолин помогал уйти от заслуженного наказания наркоторговцам. А вместо них фабриковал подложные дела на неповинных людей. Специфика профессии – либо ты борешься с преступностью, либо активно сотрудничаешь с ней, и третьего там не дано. Похоже, что господин Смолин сделал свой выбор…

Разумеется, это не означает, что теперь Таисию освободят или хотя бы отправят дело на проверку. Не та натура у Системы, чтобы так просто выпускать жертв из своих когтей. Тем более, что дело Таисии с самого начала было не совсем обычным. Активная сторонница Лимонова, состоявшая в НБП (до запрещения), отхлеставшая букетом по лицу смоленского губернатора Маслова – одного этого было более чем достаточно, чтобы попасть под «колпак» органов. А живётся под «колпаком» (активным наблюдением) ой как не весело! Во всяком случае, органам известен каждый твой шаг.

И вот, в таких условиях, под постоянной слежкой и при постоянно случавшихся «неприятностях» (вызовы на допросы, конфликты с местными подментоваными нациками, «случайный» взрыв бытового газа и т.п.) Таисия, по версии господина Смолина, не нашла ничего лучшего, как заняться наркоторговлей.

Правда, сама Таисия утверждает, что это не что иное, как месть местных властей за тот случай с Масловым.

И приводит веские доводы в защиту такого утверждения. По её словам, «органы» постоянно требовали от неё, чтобы она дала заведомо ложные показания на своего мужа (одного из ближайших сторонников Эдуарда Лимонова). За «сотрудничество» обещали избавление от «неприятностей», за отказ – подброшенную наркоту и посадку далеко и надолго. Поскольку Таисия отказалась предать мужа, дальнейшее было «делом техники».

Потом был суд. Судья нервничал, понимая, что попадает в историю. (Попасть в Историю вовсе не трудно, гораздо труднее выйти из неё). Свидетельницы-нашистки путались в показаниях. Дело разваливалось на глазах. Эпизод за эпизодом приходилось исключать из него. Наконец, после всей этой нервотрёпки (которая достала не только Таисию, но и всех), признали один эпизод подлинным. Приговор – восемь лет. Для невиновной – совсем «не много»! Посмотрим, сколько схлопочет господин Смолин. Почему-то кажется, что ему дадут гораздо меньший срок. (Если вообще что-то дадут).

Что тут сказать? Почему-то очень часто те работники органов, которые фабриковали подложные дела на сторонников Лимонова, потом сами попадали в разные передряги. Происходит это по одной простой причине: чтобы посадить (а тем более безнаказанно убить) нужен человек, готовый не раздумывая исполнить любой преступный заказ любой власти. Легитимной или не очень, не важно, главное – власти. Замазанные в криминале сотрудники органов для этого дела подходят просто идеально. Правда, сколько веревочке не виться, а конец будет. И конец этот плачевный.

В тридцатые годы, когда наша страна обретала реальную независимость, терпеть зажравшихся чекистов стало невозможно. И те работники органов, которые крышевали криминал, поплатились за это жизнью. Невзирая на звания и должности. Ягода, Ежов, позднее – Абакумов, и это только самые известные фамилии. А мелких оперов, судей, прокуроров сажали и стреляли пачками. За что? Да за то, что они укрывали от возмездия врагов народа и сажали честных советских людей.  По иному и быть не могло.

Сейчас наша страна стоит на пороге больших потрясения. Фашистская революция (а она в данный момент может быть только фашистской, как на Украине), стучится в ворота России. Интересно, как поведут себя работники органов, когда столкнутся с реальными врагами? Будут подкидывать им наркоту, или станут заискивать перед ними? Время покажет…

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 25 | 0,419 | Потребление памяти: 43.55 мб |