День Красной Армии

06 Мар 2014,  
Рубрика: ПОИСКОВОЕ ДЕЛО

            «Родилась ты под знаменем алым

            В восемнадцатом грозном году,

            Всех врагов ты всегда побеждала –

            — Победила фашистов орду…»

            Удар! Ещё удар! Ещё! Тяжёлый топор мелькал в воздухе. Веером летели стекляшки льда и комья промерзшей глины. Группа «Поиск» работала на полевом выходе. Промерзшая земля не поддавалась лопате, и верхний слой приходилось прорубать топором.

Сегодня суббота, 22 февраля. Зима в этом году невероятно мягкая, температура выше нуля, и снег почти весь растаял. По небу плывут низкие облака, сквозь которые временами проглядывает солнце. К полудню небо потемнело, и стал накрапывать мелкий дождь.

Мы проходим вдоль речки Многи. Местами её можно перешагнуть, а местами в ней можно плавать: бобры постарались. Их плотины на каждом шагу, и слышно, как через них с шумом перетекает вода. Самих бобров, правда, уже нет: от слишком хорошей жизни они так расплодились, что лишили себя кормовой базы и покинули здешние места.

01

02

70 лет назад здесь велись тяжёлые бои, и немало советских воинов полегло в этой вот речной пойме. Мы нашли здесь останки почти тридцати человек, и это лишь малая часть погибших.

Конечно, копать промерзшую землю тяжело. Но зато не донимает жара и гнус (сказать, что его тут просто много, значит не сказать ничего). Увы, климат меняется, и никто не может сказать, в лучшую или в худшую сторону.

Усердно махая топором и лопатами, мы проделали несколько шурфов. Осколки, «хвосты» мин… В одном месте нашли металлическую деталь конской узды. Узда была не простая, а кавалерийская. В Великую Отечественную войну кавалерии здесь не было. Значит, осталась от войны Гражданской. Когда в 1919 году Юденич шёл на Питер, красный Остров остался в глубоком тылу у белых. И они ничего не могли с ним поделать, хоть и пытались. В этих местах, возле Многи, тогда шли бои. Островские мужики отбросили белогвардейские банды Булак-Балаховича. Правда, раритетов того времени в земле осталось мало, почти ничего. И символично, что один из них мы откопали как раз День Красной Армии.

03

А вот прибор показывает металл подо льдом. Как раз рядом с бобровой плотиной. Мы без труда разбиваем лед топором, и по очереди лезем руками в студёную воду. Сразу достать не удаётся, приходится подкапывать и расшатывать. Тьфу ты, детали от сельхозтехники! Сейчас даже не верится, что после войны здешние земли обрабатывались, пахались и косились. Но доказательства встречаются на каждом шагу.

04

05

Мы перешли речку по льду, и вышли на противоположный берег. Он был повыше, и тут могли остаться отдельные окопы. А вот и один из них. Явно немецкий (в этих местах наши атаковали, а не оборонялись), уже копаный с одного края. Но, зная неряшливый характер большинства копачей (они же копари, они же копатели – нужное вставить), есть смысл поискать и нам. Мы рубим верхний промерзший слой, и вскоре достаём из земли обрывки немецкого ремня, потом – пустые патронные подсумки к нему. А прибор орёт, аж заливается! Каска? Неужели фриц?

06

Вообще, мы собираем всех погибших на поле боя. И немцев тоже. Правда, пока не знаем, где и как их похороним, но думаю, что со временем вопрос этот решим. Так что этого немца мы тоже соберем в мешок, правда, пометим, чтобы не перепутать со своими.

Но что такое? Каски нет. Костей тоже нет. Зато мы откапываем «банку» от егерского противогаза, штык-нож в ножнах и поясную бляху с их фирменной надписью «готт мит унс». Всё это имеет музейную ценность, и пополнит фонды. А то, что самого немца нет, так нам одной заботой меньше. Видно, бросил амуницию, или не успел надеть. Неизвестно, спас ли его ихний «готт».

07

Время подходит к обеду, и мы возвращаемся в лагерь. По случаю праздника сегодня своя, не покупная картошка с советской тушёнкой. (изготовлена по советской технологии). К тому же сегодня День рождения у Сани (еленского). 25 лет мужику исполнилось! По такому случаю пьющие выпивают по сто грамм. Так что сегодня праздник вышел на славу. По крайней мере, никто не обзывал «защитниками Отечества». Где оно, наше Отечество… («Моя Родина – СССР!» Так, кажется, нас учили раньше?)

08

После обеда дождь усилился. Но мы же не нанятые, не за деньги работаем. Поиск продолжается. Снова идём вдоль берега, снова прочёсываем окрестности металлоискателем. Опять осколки, ржавая жесть. Вот валяется отработанный двигатель от «катюши», только «розочка» из земли торчит.

Стоп! Прибор Валера запищал как-то многообещающе. (Поисковик в идеале должен иметь музыкальный слух, чтобы по звуку определить находку хотя бы приблизительно). Кажется, в земле может быть каска . И надо же – в аккурат посреди большой лужи!

Мы долбим землю лопатами, рубим топором, вычерпываем воду казаном. Так и есть – советская каска! С черепом. «Боец! Курим!»

09

Вот и нашли очередного красноармейца. Возможно, что не одного. И  как раз в такой день. Нам словно Бог помогает…

К сожалению, достать этого бойца целиком не получилось. Глина промёрзла почти до бетонной твердости, лопатой не взять, если рубить – переломаем все кости. Ничего не остаётся, кроме как ждать, когда земля сама оттает. Погода стоит тёплая, и на неделе синоптики морозов не обещают. Если не будет похолодания, в следующую субботу мы вернёмся сюда и соберем всё до конца.

010

Мы садимся в машину и едем обратно в Остров. По кабине дробно стучат крупные капли февральского дождя.

 

Обсуждение

комментария 3 на «День Красной Армии»
  1. Антон:

    «Но зато не донимает жара и гнус (сказать, что его тут просто много, значит не сказать ничего)»

    -Как же Рахиму запомнился один из летних выездов 13 года в те же места? Когда стаи слепней не давали сделать и шагу!

  2. Ангелина:

    …ему гнуса достается больше всех…Площадью больше)))…

  3. Ну, для кого один выезд, а для кого и побольше.

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 31 | 0,139 | Потребление памяти: 12.99 мб |