Пять бойцов

13 Янв 2014,  
Рубрика: ПОИСКОВОЕ ДЕЛО

07

            Никак не хочет устанавливаться зима в этом году. На реках и озёрах чистая вода без всяких признаков льда, в полях вместо снега одна грязь. Температура днём и ночью в основном плюсовая, такого не было никогда, и как это скажется на сельском хозяйстве и вообще на природе, не знает никто.

Ну, столь глобальные вопросы не по нашей части. Мы судим проще: земля не промёрзла – значит, можно копать. Поэтому 11 января группа «Поиск» привычно выехала в поле, в район бывшей деревни Уткино. Предстояло забрать останки трех советских солдат, ну и поискать самим.

Дело в том, что в начале года к Михайлычу на связь вышел один из так называемых черных копателей и сказал, что им были найдены останки трех красноармейцев. Кости аккуратно сложены в мешки и оставлены на приметном месте. Копатель назвал приметы, по которым мы сможем легко выйти туда, и распрощался с Михайлычем.

Надо сказать, что большинство местных копачей, что бы они не искали, всё-таки соблюдают известные правила приличия. Таких, которые свинячат, разбрасывают кости и уходят, очень мало. Найдя останки, копачи обычно собирают их и сообщают нашей группе (через телефон, через знакомых), либо просто оставляют на месте, зная, что рано или поздно мы придём туда. Разумеется, свою долю они забирают, но мы от этого не в расстройстве: главная задача группы «Поиск» есть обнаружение и захоронение павших воинов, а вещи – дело второстепенное. К тому же есть случаи, когда, найдя какой-либо редкий предмет, копачи передавали его в наш музей, зная, что у Михайлыча ничего не пропадает. (Да-да, было и такое!)

В назначенный час наш полугрузовой уазик миновал деревню Горбово и остановился там, где кончалась асфальтированная дорога. Мы вышли из машины. Да тут значительно холоднее, чем в Острове! Дул пронизывающий ветер, иногда с низкого серого неба срывались редкие снежинки. Температура была чуть ниже нуля. Так теперь выглядят в России крещенские морозы. На асфальте образовывался гололёд, но земля и не думала подмерзать.

Ждать пришлось недолго, и вскоре к нам подъехали из Пскова Антон, Александр Шанцев, Виктор, Борис, Сергей и Роман. Итого, нас сегодня 11 человек. Приветствуем друг друга, совещаемся, как лучше доехать до места (дорога-то раскисла!), и вот уже небольшой караван из двух уазиков отправляется в путь.

Псковская «буханка» идёт головной, наш «головастик» следует за ней. Водители весьма опытные, и самый трудный участок пути мы преодолеваем хоть и не с лёгкостью, но всё же без особых проблем. Даже толкать машины не пришлось.

Наш караван проезжает мимо уткинской высотки и останавливается возле «офиса» — там мы называем стол в лесу, оставленный нами ещё летом. Рядом сохранился очаг и лежащие вокруг него брёвна, на которых летом обедали «ханты». Неподалёку лежит флагшток, на котором мы поднимали летом красный флаг.

Очень скоро в очаге снова запылал огонь, красный флаг взмыл в серое небо, а закопченный чайник запел свою веселую песню. Мы завтракаем салом, пьём чай, шутки за столом так и летят. Погода пасмурная, но у всех отличное настроение. Потом собираемся и идём в поиск. Первая находка – Саня (из Елен) выкапывает магазин от американского автомата «томсон».

Перво-наперво нам надо найти указанное копателем место. К счастью, ориентиры даны хорошие: на холме, меж двух сосен – одна кривая, вторая с обломанной вершиной. Хвойных тут вообще мало, преобладают лиственные породы, и сосну с обломанной макушкой мы замечаем сразу. Оглядевшись по сторонам, спускаемся с уткинской гряды. Склон изрыт траншеями, внизу, чуть правее, валяется на земле старая охотничья вышка – видно, ветер повалил. Под ней раньше егеря засевали полоску овса или ячменя, подкармливали, таким образом, кабанов, ну и брали с них за это положенную дань. Возможно, этим летом они снова распашут полосу и восстановят вышку.

01

02

            Перепрыгивая через окопы, мы колонной по одному спускаемся с гряды, проходим пашню, и приближаемся к речным зарослям. Нам надо пересечь речку Многу. Воды в это время года в ней достаточно, ручейки, причудливо петляя, расходятся по лесу и снова сходятся. Мы ищем старую бобровую плотину, находим её, и таким образом преодолеваем водную преграду, даже не замочив ног. Холм с обломанной сосной уже совсем рядом. Мы рассыпаемся цепью, чтобы ничего не пропустить.

03

 

 

04

            Вот и то самое место. Изрытая земля, на одном бруствере – пары солдатских ботинок, на другом – круглые русские котелки, кружка, обломок ложки, саперные лопатки и хвост от миномётной мины, которая, возможно, убила этих бойцов. На дне траншеи – два черных пластиковых мешка с останками. Всё в точности, как говорил копач, спасибо ему.

05

06

07

            Мы решаем обследовать окрестности, и разбиваемся на группы. Валера, Денис и я закручиваем петлю вокруг холма. Пищит металлоискатель, но из находок одни осколки. В одном месте мы выходим к болотине, в другом – снарядные воронки густо усыпали поле. Ничего стоящего у подножья холма найти не удаётся. Вдобавок, ещё в прошлом выезде у Валеры «скис» его «кондор», и приходится работать с катушкой от другого прибора, а это сильно сказывается на результативности поиска.

Хороший металлоискатель, конечно, очень важен. Но ещё важнее умение грамотно им пользоваться. В руках у неумелого пользователя любой прибор окажется дорогой игрушкой. Погодите, вот наступит весна, и в газетах появятся объявления: продам новый металлоискатель за полцены. Дело в том, что многие сдуру покупают прибор с целью разбогатеть на находках. Через какое-то время они действительно обретают «сокровища несметные» — консервные банки, водочные пробки («белые головки»), ржавые гаечные ключи и т.п. После чего рады избавиться от металлоискателя и навсегда забыть про былое увлечение.

Валера же умеет работать с прибором виртуозно – по слуху определяет металл и глубину залегания, отделяя бытовой мусор от военных раритетов. Доживём до весны, может, сможем купить новый прибор по объявлениям.

Мы сделали круг и вернулись на холм. Наши мужики стояли возле останков и обсуждали, где лучше искать. Мешки были вытащены наверх, под ними оказались две каски. Я сложил всё вместе и сделал фотографию: каски, лопатки, котелки, и одна кружка – обычная, с нарисованной кошачьей мордочкой…

09

010
011

            Мы с Валерой переложили останки в рюкзак. Рюкзак я взвалил на плечи, в руки взял мешок с черепами, и пошел обратной дорогой к лагерю. Мимо сосны с обломанной верхушкой, по ручейкам, по бобровой плотине. Всё, товарищи бойцы. Кончилась ваша служба. Летом на День города (в этом году – семьдесят лет со дня освобождения) похороним вас в братской могиле на линии Сталина, и салют дадим.

            Протискиваясь меж кустов, я увидел под ногами полусгнившую немецкую каску. Поднял её и повесил над ручьём. Какой-то фриц сложил здесь свою голову. А вокруг – такие мирные, живописные места. Даже не верится, что 70 лет назад тут был сущий ад…

012

            Я пересёк Многу. Пыхтя, вскарабкался на уткинскую гряду. Красный флаг колыхался на ветру, лагерь совсем рядом. Положил рюкзак с мешком возле машины, сполоснул руки и принялся варить макароны.

После обеда мы продолжили поиск. И очень скоро вышли к яме, которую вырыли копачи. Прибор аж зашелся в писке – на дне большой кусок стали. Антон спрыгнул в яму и заработал лопатой. Точно – кусок брони примерно метр на метр лежал на дне траншеи. Броня не очень толстая, от легкого танка или от самоходки. Но руками просто так её не вытащить, поэтому роем скос и приносим веревку. Цепляем петлю за край брони и дружно тащим её из ямы.

013

014

            Находка озадачила всех – никто точно не мог сказать, от чего она. Вероятнее всего, от СУ-76. Дело, однако, затрудняется тем, что существовала масса модификаций этих машин, их техпроцесс постоянно изменялся, и в канонических чертежах такой детали может и не быть. Но вслед за бронёй из той же ямы Валера достаёт радиоантенну – это уже точно от «сушки», без всяких сомнений. Будет, что отвезти на линию Сталина! Мы подтаскиваем находки поближе к дороге, чтобы загрузить их в кузов «головастика», и возвращаемся к лагерю – начинает темнеть.

В лагере ажиотаж. Саня (еленский) нашел останки двух бойцов рядом с «офисом». Два скелета лежали рядом с дорогой, на глубине одного штыка лопаты. Мгновенно была забыта усталость, и мы все принялись просеивать землю. Так и есть – два бойца. Верховые. Вероятно, их просто присыпали землей, не более того. За 70 лет земля сровняла мелкие неровности, и тут было обычное ровное место, по которому мы ходили столько лет… Действительно, поисковое дело такое – можно иметь большой опыт, но всегда есть место неожиданной случайности.

016

017

            Бойцы оказались безымянными. Ни наград, ни надписанных вещей. Итак, общий счёт (с момента прошлого захоронения) увеличился до 28-и. И это в самый разгар зимы!

Когда мы собираем останки этих двух бойцов, темнеет уже основательно. Фотоаппарат в обычном режиме не работает, а на вспышке много не снимешь. Не все находки попали в объектив, но думаю восполнить этот пробел в другой раз.

Наконец, все останки собраны, все находки погружены. Мы прощаемся с псковичами. Если повезёт и погода будет подходящей, встретимся в следующую субботу. Настроение у всех приподнятое. Жмём руки, и «буханка» отбывает домой. Так будьте здоровы, живите богато, а мы уезжаем до дому, до хаты!

015

            Следом за псковичами потихоньку тронулся и наш «головастик». Мы доехали до Киевской трассы и распрощались с Антоном и Шанцевым – им направо, нам налево, в Остров. Ночная трасса светилась огоньками фар, как обычно, двигались колонны фур и легковушки питерских. Мы неспешно доехали до Острова, ввалились на кухню Михайлыча, и наш командир сделал запись в Зелёной книге: «11 января – пять бойцов…»

Обсуждение

Отзывов: 5 на «Пять бойцов»
  1. Чоорный копатель:

    Это Эдик бойцов поднял и вам сообщил? И не называйте нас «копачами»! «Копари» правильнее будет.

  2. Антон:

    У нас Эдиками, Сергеями, Александрами, Евгениями много кого зовут.
    А про «копачей» — это Вы конечно правильно заметили, спора нет. Вот только правильнее будет не скрывать своё доброе имя среди равных себе. Или Вы так не считаете?

  3. Ангелина:

    Жителей из Палкино прозывают французами: им не нравится. Псковитян прозывают скобарями: многим это не нравится. Так и тут: как бы Вы не просили называть вас «копари», все равно назовут — «копачи»! Так уже крепко это определение прилепилось к тем, кто занимается поиском незаконным путем.

  4. Антон:

    Я, к примеру, не могу полностью с Вами согласиться Ангелина! Законен свободный поиск или нет — это ещё вопрос открытый. А вот то что в кругах поисковиков устоялось наименование «копарь», а не «копач» — это точно. Причем по всей России.
    Уверен, автор статьи не хотел ни кого обидеть. Врят ли он вообще придал этому значение.

  5. Ангелина:

    Пояснение к предыдущему тексту: Спасибо, Антон, за ответ. Я написала о тех, кто по-варварски перекопали курганы, жальники, старое кладбище поселения 10-13 веков на моей малой родине (Псковская земля: северный район) и достаточно поживились. Таких преступлений несколько. Уважаемые археолог и историки гор. Пскова выезжали на место и назвали это преступлением. Так вот таких называют копачами и, увы, не иначе. Разумеется, при этом страдают поисковики, которые никакого отношения к тем варварам не имеют. Я не желала никого обидеть и оскорбить. Но: весной еду в автобусе и на поле с аппаратурой бродят люди, а пассажиры:» Ну вот, опять копачи выползли, а еще земля сырая…»….так говорят…

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 25 | 0,427 | Потребление памяти: 43.6 мб |