Речная пойма

31 Май 2013,  
Рубрика: ПОИСКОВОЕ ДЕЛО

Прошедшая неделя выдалась на Псковщине дождливой. Жара кончилась, как и началась – совершенно неожиданно – и грозовые ливни принесли прохладу. В одном из районов случилось даже наводнение. У нас в Острове до таких эксцессов не дошло, но воды тоже заметно прибавилось.

В субботу, 23 мая, наш уазик пробирался к месту раскопок. Небо было затянуто сплошной белесой облачностью. Моросил мелкий дождь. Без проблем мы переехали ручей (в дно которого ранее уложили кучу камней), но застряли на ровном месте. Земля раскисла, не проехать. Придётся немного поработать.

Вылезаем, рубим кусты, устилаем ими топкое место. Не проходит и получаса, как дорога готова, и мы едем дальше, к месту прежнего лагеря.

 01

07

За прошедшую неделю тут произошли кое-какие изменения. Купальницы уже все расцвели, и желтый ковер устилал низины. Хор дроздов заглушал соловьиные трели. Комарья, правда, заметно прибавилось, но комар – самая незначительная пакость из всех кровососов.

Мы быстро ставим флаг, разводим костёр, пьем чай. В наших планах продолжить исследование поймы речки Многи. Судя по многим признакам, тут могут быть ещё останки красноармейцев. Правда, уровень воды заметно поднялся, и пойма оказалась затопленной, но не настолько, чтобы сделать поиск невозможным.

02

Вот и то самое место, где в прошлый раз мы нашли останки двух бойцов. Помните, что в предыдущей статье я написал о найденной саперной лопатке с надписью «зия»? спешу обрадовать читателей – судя по документам, это Зоря Иван Яковлевич, служивший в 813 стрелковом полку 239 стрелковой дивизии. Рядовой, беспартийный, 1926 года рождения. До войны проживал в Архангельской области, Устьяновский район, Бестужевский сельсовет, посёлок Студенец. Посёлок этот был населен ссыльными украинцами и поляками. В настоящее время в нём осталось очень мало жителей, и никто не помнит эту семью. Обращение на украинские сайты тоже пока ничего не дало. (Фамилия Зоря распространена в основном в Киевской области). Будем искать дальше…

Мы спустились с берега и пошли по пойме. Вода хлюпала под ногами и с шумом переливалась через бобровую плотину. Переходим на другой край, немного петляем вдоль русла, и, наконец, выходим на твердую землю. В этом месте протекает небольшой ручей, впадающий в Многу. Вот тут и продолжим поиски.

04

Вообще, такое случается редко, но останки первого в тот день красноармейца мы нашли буквально на ходу. Прибор показал наличие железа, щуп уткнулся в кость, и вот мы уже роем в этом ручье. Валер наточил лопаты, и теперь переплетенный корнями дерн режется легко. На расстеленный мешок ложатся солдатские косточки. Их мало – большую часть бойца за 69 лет растащило льдом и водой. Но кусочки черепа, отдельные позвонки, ребра и пальцы показывают – это был один человек. Прочее унесло вниз по  течению. Может, найдем, когда вода спадет, может, нет. Как бы то ни было, сегодняшний счёт открыт.

Мы перешагиваем ручей и продолжаем поиски на его берегу. Жиденькая трава тут выгоревшая, и вообще, сильно контрастирует с тучной поймой. Нам в таких местах работать особенно легко. Ветер отгоняет комаров. Моросит мельчайший дождик. Самая «поисковая» погода!

Следующая находка не заставила себя долго ждать. «Курим, мужики! Тут боец»

Мы, по традиции, стоим возле вывернутого кома земли. На дне ямки видна человеческая кость. Второй красноармеец…

03

Потом мы работаем втроем. Да, забыл сказать, что нас сегодня – четверо. Михайлыч, Валера, Саня из Елен, и я. Саня с прибором сразу пошел в свободный поиск, а мы трое решили поискать поблизости, и, как видите, не прогадали.

Сперва лопатами снимается верхний слой дерна, потом Валера лезет туда и выкидывает куски земли, которые мы с Михайлычем разминаем руками. Груда останков на мешке все растет, и скоро нам становится ясно – тут лежит полтора человека. Один целиковый и ноги второго. Смерть на войне редко бывает картинной, чаще она выглядит ужасно…

Итак, мы обнаружили уже двух бойцов, а день только начинается. Давненько нам так не везло (если можно говорить о везении в таком деле, как наше).

Останки мы пока оставляем лежать на месте – пойдем обратно, заберем. А пока надо обследовать возможно больший участок близ поймы.

05

Мы идем вдоль речки и петляем соответственно её изгибам. Скоро осока тут поднимется в рост человека, тогда не походишь. Вот ещё одна, совсем небольшая бобровая плотина. А хаток нет – здесь крутой берег, и бобры роют норы. С берега доносится голос кукушки. «Сколько лет нам ещё копать?» — и сразу замолкла. Похоже, что так и есть – в последнее время у поисковиков одни сплошные проблемы, и неизвестно, что будет дальше. Вот и эту статью пишу с опозданием и не знаю, будет ли продолжение.

Останков в дальнем поиске мы не находим, зато откапываем щиток от пулемёта «максим». Довоенного образца, с прорезями для оптики, с целыми закрутками. Куда девать такой? Только выбросить! И мы выбрасываем находку, чтобы не было с ней лишних проблем.

06

Незаметно мы сделали круг, и вышли на прежнее место, с которого начали поиск. Саня, который присоединился к нам, тут же обнаружил прибором разбитую каску. Ещё один боец. Третий за сегодняшний день!

Мы курим, а потом приступаем к работе. Грунт здесь песчаный и дело идёт быстро. Мы вынимаем из земли верхнюю половинку бойца – до пояса. «Мужики, а ведь ноги этого бойца мы нашли утром, в соседней яме!» Похоже, что так оно и есть. Ямы в десяти метрах одна от другой, и вполне возможно, что оторванные конечности одного красноармейца забросило взрывом к другому… Вон, вся земля нашпигована крупными снарядными осколками – работала немецкая артиллерия с железнодорожных платформ. Есть осколки крупнее меча.

08

Время уже далеко за полдень, и мы идем к лагерю. Варим обед, едим, и снова идем в поиск. Погода прохладная, и усталости не чувствуется.

Валера надевает свой «водолазный» костюм. Разумеется, нырять в нем нельзя, но нам это и не надо, мы в основном по мелководью работаем. Рядом с этими двумя ямами в ручье «звенит» железо, и надо проверить перспективное место.

010

Я вырубаю ракиту, и мы срезаем слой дерна. Валера лезет в ручей, Михайлыч и я усаживаемся рядом, Саня стоит на подхвате. Из взбаламученной воды, со дня достаются останки людей, павших за свободу и независимость нашей Родины. Валера то работает руками, то ножом, то просит подать лопату. Мы разминаем комья мокрой глины. На мешках растёт горка костей.

011

012

Один боец, второй, третий… Мы уже сами чувствуем собственные позвонки. Болят поясницы, ломят коленки. Но зато сегодня мы обнаружили останки шестерых красноармейцев. Судя по документам, они из пропавшего без вести в этих местах батальона. Как это случилось? Очень просто. Пошёл батальон в атаку, и не вернулся. Весь полёг. Немцы контратакой оттеснили наших, и не осталось никого, кто бы видел, что стало с этими людьми.

По разным признакам мы можем предположить, что это были в основном молодые, недавно призванные бойцы. Возможно, это был их первый бой. Немецкие танки отрезали им путь к отступлению. Испуганные, они кинулись прятаться в камышах речной поймы, когда на бронемашинах подъехала немецкая пехота и постреляла всех из пулеметов. Потом фрицы собрали оружие и покидали тех, кто лежал на открытом месте, в ручей. И лежали тут наши пацаны 69 лет, всеми забытые.

Каких-либо вещей при бойцах не было. Так, по мелочам: перочинный ножик, ложка, в хлам разбитый котелок. Нашли даже пачку бумаг, но это оказались газеты для самокруток. Точно, это был молодняк: пожилые бойцы более хозяйственные и домовитые.

«Мужики, ботиночки-то совсем новенькие, только 69 лет в земле пролежали, министерству обороны вернуть не забудьте!» Да, это так – всё, что мы находим, является собственностью министерства обороны и должно быть возвращено ему. Разумеется, как и положено в России, этот закон не соблюдается, но в последнее время власти стали требовать его исполнения. Шойгу им в помощь!

Мы все основательно устали, время было вечернее – пора закругляться. Складываем останки в мешок, я беру его на плечи и несу к машине. Всё, товарищи бойцы. Пришли вы сюда своими ногами, а обратно через столько лет мы вас относим. На день города похороним на линии Сталина, и на этом кончится ваша затянувшаяся служба.

К вечеру дождь перестал. Солнце не выглянуло, но тучи истончились и стало светлее. Красный флаг на холме, в обрамлении берез, колыхался под порывами ветра, и казалось, что мы снова вернулись в свою страну, к своему народу…

09

Обсуждение

Отзывов: 12 на «Речная пойма»
  1. Ангелина:

    Спасибо, Рахим! Спасибо Петру Михайловичу, Валере, Саше. Грустно очень…за тех, кто остался лежать на целых 69 лет…

  2. Юля:

    «Сколько лет нам ещё копать?» — и сразу замолкла. Похоже, что так и есть – в последнее время у поисковиков одни сплошные проблемы, и неизвестно, что будет дальше. Рахим! Как же так!? Разве такое возможно?

  3. Очень даже возможно. Более того, неизбежно. Страна не работает, а лишь имитирует работу, вот и придумывает себе проблемы на каждом шагу. Только для того, чтобы не решать реальные.

  4. Ангелина:

    Юля, еще как возможно!!! Более того, все реально здесь и сейчас. Во все времена тех, кто работает, кто свой ум, сердце, здоровье отдают Родине, травят по полной программе…Потому что правят бездари…Они не дают никому «вылезать вперед батьки». Помните Петра Первого?:» Подчиненный перед лицом начальствующим должен вид иметь лихой и придурковатый, дабы разумением своим не смущать начальство». А островские поисковики не могут » делать вид», вот и смущают начальство…

  5. Юля:

    Как же так!? Блин! Разве можно так со святым!? Можно же имитировать работу в других вопросах жизни!!! Хоть заимитируются! Вот у кого на такое рука поднимается!!!??? Просто плюнуть в лицо таким…..

  6. Антон:

    Рахим, а как насчет роя слепней на крайнем выезде? Поделиться впечатлениями не хочешь? Да, и ссылочку читателям на википедию о слепнях сделать не забудь! Не знаю как остальные, а я лично на следующий день пережил второе рождение.
    Анекдот:
    Сидит Рахим возле костра, на лоснцепёке, варит кашу. А над ним неимоверное количество слепней. Отмахивайся — не отмахивайся, не поможет. Вот Рахим и говорит, глядя на тень от соседних кустов: «Надо же, а в пятидесяти метрах другая жизнь!»

  7. Ангелина:

    Антон, привет! Не знаю — чем, но анекдот мне как-то не понравился. Объяснить не могу, чем же, но не понравился. Лучше, если Рахима не упоминать совсем. Извините, но это лично мое мнение. Что касается гнуса и слепней, есть мысль: иные человеки страшнее гнуса…

  8. Антон:

    А это не анекдот вообщем-то, Рахим действительно так выразился! Жарко было очень

  9. Ангелина:

    Антон, да я удивилась: неужели у костра слепни заедали? Обычно их костер отпугивает…В таком случае — точно: другая жизнь, Рахим прав! Извини, Антон, но с объяснением смысл изменился и действительно получился анекдот! Спасибо за коммент!

  10. Нас тоже ознакомили с грозной бумагой из МО в военкомате, по роспись. Интересно, а если предложить МО в лице военкомата останки бойцов, что они с ними будут делать? По идее, собственник и отвечает (несет полную ответственность) за свою собственность,а солдаты, бойцы,(их останки)как не поверни — собственность МО, в данном случае, в соответствии с законом РФ «О увековечивании памяти погибших защитников Отечества» военкомат, как представитель МО должен будет оплатить все расходы — на поисковые работы ,на погребение, на отдание религиозных,гражданских, воинских и прочих почестей. Мы готовы отчитываться за любую выделенную на эти цели копейку.А в противном случае , извините…..

  11. Ангелина:

    Такая собственность (останки бойцов) МО не нужна, ибо только расходы…а МО нужны доходы…Разные, как понимаете, статьи.

  12. юлия:

    Я бы хотела уточнить.Того поселка Студенец уже не существует . Он уже давно нежилой. Вместо него другой поселок Студенец и тоже в Устьянском районе, но совсем в другом месте.А из того, старого поселка, родом моя мама. И фамилию Зоря я слышала от нее неонократно.

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 28 | 0,470 | Потребление памяти: 43.63 мб |