Праздник непослушания. Шестнадцатая часть

23 мая 2013,  
Рубрика: СТАТЬИ

Проблема состояла в том, что Дикую дивизию было невозможно распропагандировать обычными методами. Идеология горцев (шариат, адат) отличалась завидной целостностью и была гораздо сильнее всех тогдашних русских «измов»: что капитализма, что социализма. Проще говоря, «зелёные» были невосприимчивы к словам «красных» и «белых», а Корнилову подчинялись по инерции. Не верите? А вы попробуйте развернуть политическую агитацию в Чечне или Дагестане, и вам сразу всё станет ясно. Не слишком храбры? То-то же…

Таким образом, благодаря своей невосприимчивости к русской революционной агитации Дикая дивизия долгое время сохраняла дисциплину и боеспособность. Более того, сам факт наличия этого подразделения в составе армии оказывал магическое воздействие на самых разнузданных русских солдат: не было случая, чтобы офицер этого подразделения был избит или как-то оскорблен «р-р-р-революционной» солдатнёй. (В ту пору избить офицера было, что раз плюнуть). Своих офицеров русские солдаты посылали куда подальше, но черкеска и папаха действовали на них, как хлыст дрессировщика: все понимали, что с горцами шутки плохи.

Подобное поведение, конечно, не красит русских воинов, но что было – то было.

Исходя из этого очевидного факта, Корнилов возлагал на Дикую дивизию особые надежды. Вот ворвутся джигиты в Питер, уж они-то страху на русских наведут! Скорее всего, так оно бы и случилось, если бы не было большевиков. Среди ленинцев нашлись люди, сумевшие нейтрализовать корниловских любимцев.

Дикая дивизия застряла на станции Вырица, и офицеры уже планировали конный марш до столицы, как вдруг туда прибыли агитаторы. Не разнузданные анархисты, не восторженные эсеры, и не большевики с их марксизмом. Эту публику горцы бы и слушать не стали, а развесили на ближайших столбах. Нет, в гости к дивизии прибыли их земляки – мусульманская делегация из Владикавказа. Дело в том, что тогда бурно развивался сепаратизм всех мастей, ну и северокавказские горцы тоже задумали создать своё государство. С этой целью был созван соответствующий съезд, образовавший Центральный комитет горских народов. Вот от этого-то комитета и прибыла делегация (по «просьбе» Сергея Мироновича Кирова – да, того самого, чей памятник сегодня украшает Псков), и какое совпадение – как раз вовремя!

P5040738

Правда, если сопоставить даты, то от «случайности» не останется и следа – события развивались скоротечно, и делегаты ну никак успеть не могли. Скорее всего, планы Корнилова были известны большевикам заранее, и они успели загодя принять меры.

Что говорили посланцы сепаратистов своим землякам (между прочим, солдатам действующей Русской армии), чем переманивали на свою сторону? Письменных документов нет. Но с большой долей вероятности можно предположить следующее.

После взаимных приветствий и вестей с родины пошла примерно такая агитация: Россия все равно развалится, зачем вам пропадать вместе с ней? А дома мы построим своё государство, сведем счёты с русским и осетинами, и сразу заживём хорошо! В общем, всё то, что всегда говорят все сепаратисты «своим» народам. Ну и добавили, что город Питер хорошо укреплён, что большевики подняли народ на его защиту, и что неизвестно, как себя поведут другие корниловские части, когда увидят резню на улицах столицы: то ли присоединятся к горцам, то ли вспомнят, что они сами русские и выступят против них? Ну и напоследок добавили, что если всадники будут себя вести хорошо, то их дивизия в самом скором времени будет снята с германского фронта и возвратится на Кавказ.

Всадникам и самим война уже надоела по самое некуда (только два первых набора были действительно добровольными, а следующие уже – «добровольно-принудительные»). Риск на фронте огромный, потери большие, доходов – никаких. (Большинство думало, что современная империалистическая война – это что-то вроде разбойничьего набега, а тут такой облом!). Из-за сильных родоплеменных отношений (тухумат) они не дезертировали поодиночке, как русские. Они предпочли бежать с фронта целиком.

В общем, уже к 30 августа Дикая дивизия замитинговала и образовала свой ревком. В любой армии это означает одно – утрату боеспособности. А как же русские офицеры, ведь их было немало в дивизии? А они ничего сделать не могли. Они прекрасно понимали своих подчинённых – если бегущие русские солдаты в крайнем случае набили бы им морду, то горцы просто зарезали бы любого, кто встал между ними и домом.

В своих мемуарах беляки намекают, что большевики подкупили Дикую дивизию, но это кажется маловероятным. Платить деньги солдатам, пусть даже и горцам – это несерьёзно! В крайнем случае, бакшиши получили их офицеры, но и то вряд ли.

И только после этого туда прибыли русские большевики и собрали оружие. Против ожидания, горцы легко отдали казённые винтовки (к чему они, Кавказ уже накачивался английскими деньгами и немецким оружием!), но шашки и кинжалы были их личной собственностью. Большевики на этом, впрочем, и не настаивали.

Очень скоро посулы горской делегации сбылись – Дикую дивизию отправили на Кавказ. Формально – на турецкий фронт (не забывайте, что шла война ещё и с Турцией). Реально – в распоряжение Горского правительства. А поскольку это «правительство» было кавказской копией «Временного», то дивизия распалась на отдельные полки и попала под тлетворное влияние бандитствующих элементов. Очень скоро казаки и осетины на своей шкуре почувствовали, что вместо расхлябанных абреков им противостоят люди с армейской выучкой и фронтовым опытом. Бывшие товарищи по оружию превратились в смертных врагов.

А теперь, в порядке расширения исторического кругозора, позвольте немного отступить от темы и рассказать, как и для чего появилась Дикая дивизия.

Видите ли, в Русскую армию не призывали мусульман Кавказа и Средней Азии (но казанских татар в солдаты брали, им доверяли). С началом Первой мировой войны возникла идея призывать эти народы на тыловые работы. А наместником Кавказа был тогда дядя царя, великий князь Николай Николаевич. До этого он успел в начале войны покомандовать всей Русской армией, но не справился с должность и был сослан августейшим племянником на Кавказ. С тех пор его ненависть к царю не знала никаких границ.

Ну, так вот, этот самый Николай Николаевич был мастак ловить рыбку в мутной воде, и сразу почуял свою выгоду. Он выступил с категорическим протестом против призыва горцев на тыловые работы. Мол, это унижает их достоинство, и были даже случаи насмешек над работающими горцами со стороны армян! (О, ужас!) Если не прекратить набор, то возможно всеобщее восстание Северного Кавказа против русской власти. Но тамошние народы очень воинственные, и охотно пойдут на войну добровольцами, их и призывать не надо! Так было положено начало пресловутой Дикой дивизии.

Об этом нигде не сказано, но я думаю, что просто Николай Николаевич, как наместник Кавказа решил создать «свою» воинскую часть. Если у племянника, Николая Второго, есть лейб-гвардия, Преображенский, Семеновский и Измайловский полки, то чем он хуже? А «собственная» дивизия пригодится в будущей борьбе за власть…

Доводы подействовали, и призыв на тыловые работы для кавказцев был отменён. Но удивительное дело – в широко разрекламированную Дикую дивизию добровольцы валом не повалили. Всего через неё прошло около семи тысяч человек – не слишком ли мало? Если бы в ту пору был всеобщий воинский призыв, то Северный Кавказ мог бы дать сотни тысяч солдат. Как говорится, почувствуйте разницу.

Да, а Средняя Азия, где призыв на тыловые работы не отменили, восстала против русских в 1916 году.

Скорее всего, захотел Николай ибн Николаевич обзавестись собственными янычарами (за казенный счёт, разумеется!), да не вышло. В 1918 году он оказался на оккупированной немцами территории, в своём крымском дворце. И эти германские неприятели были настолько милы и тактичны, что даже не арестовали бывшего главнокомандующего Русской армии! Мой «совковый» разум отказывается воспринимать такой сюрреализм. Это всё равно, как если бы Жданов или Жуков ездили в 1942 году отдыхать в захваченный гитлеровцами Крым. Ну, это я так считаю по своему советскому убожеству, а для тогдашнего русского офицерства Николай Николаевич был кумиром. Да им и остался, будучи в эмиграции. Чудны дела твои, Господи…

Ну, если уж пошли по истории, то позвольте сказать пару слов про Сергея Мироновича Кирова. С одной стороны, сговор с горскими сепаратистами может показаться пятном на его репутации. Но если бы его (сговора) не было, то полномасштабная Гражданская война могла начаться уже в августе 1917 года. А так – от Дикой дивизии избавились, а русские части и сами не захотели участвовать в корниловской авантюре.

О том, что за человек был Сергей Миронович, говорит тот факт, что именно он был назначен в 1921 году первым секретарем только что отвоеванного Азербайджана – а за бакинскую нефть тогда дралась вся Европа и Северная Америка. (Чтобы обезопасить Баку от возможных нападений, пришлось разгромить английскую военно-морскую базу в персидском Энзели: эй, храбрые путинцы, а слабо вам уничтожить военно-морскую базу США?)

Киров был личным другом Сталина и любимцем ленинградских рабочих. Здесь, в городе на Неве, он и был убит на своем посту презренным перерожденцем Николаевым… Проходя мимо памятника Сергею Мироновичу, снимите головные уборы!

Но продолжим тему 1917 года.

После того, как Дикая дивизия была нейтрализована, прочие корниловские части тоже отказались участвовать в захвате Петрограда. И теперь уже их солдатские комитеты сами требовали ареста своего бывшего главнокомандующего. Чтобы избежать этого, Корнилов был арестован собственными штабными офицерами. Никто его, разумеется, не расстрелял, а просто посадили под арест. И даже не в Петропавловскую крепость, а на армейскую гауптвахту в Быхове, близ Ставки. При этом «стерегли» его собственные телохранители, ну, те самые туркмены в красных р-р-революционных халатах. Фактически, военные просто спрятали своего наполеончика до лучших времён. Отсидев пару месяцев, после Октября Корнилов с единомышленниками спокойно ушел на Дон. (Туркмен он бросил, чтобы в дороге не связывали).

Фактически, людские потери корниловского путча ограничились одним злосчастным генералом Крымовым. По официальной версии, он сам застрелился от позора, когда Керенский объявил Корнилова низложенным и потребовал прекратить наступление на Питер. По неофициальной: генерал повел себя неадекватно, начал возмущаться, обзывать премьера, грозить разоблачением всех и вся. Ну, его и грохнули, чтобы не сболтнул чего лишнего, благо, Савинков был рядом. Какая версия вернее, судите сами.

Да, тогда путч провалился. Да, тогда он был похож на оперетку. Но пройдет не так много времени – и тот же Корнилов с хитрым лисом Алексеевым начнут свой Ледяной поход, и комедия на глазах превратится в драму Гражданской войны…

А пока, 1 сентября 1917 года, обрадованный Керенский провозгласил Россию демократической республикой. (Напомню, что он не имел на это право: такие вопросы должно было решать Учредительное Собрание). Под демократией каждый понимал своё, поэтому возражающих не нашлось. Одновременно была образована Директория – пародия на французскую революцию. С Александром Федоровичем в роли главного «директора», разумеется.

Позиции большевиков существенно окрепли, но Ленин по-прежнему находился в Финляндии, на нелегальном положении: не пришло ещё время. (Народу он явится только на Втором Съезде Советов, победив Временное Правительство).

Из Временного правительства вышли кадеты – единственная буржуазная партия в этом органе. Таким образом, впервые за всё время власть стала чисто социалистической. Толку от этого не было никакого…

(продолжение следует)

Рахим Джунусов.

 

 

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 29 | 0,148 | Потребление памяти: 12.27 мб |