Креативная история

11 мая 2013,  
Рубрика: СТАТЬИ

Как известно, при «совке» мы были глупые-преглупые, а сейчас, при РФ, стали умные, как утки. Если раньше мы, по своему недомыслию, думали, что Великую Отечественную войну выиграл Сталин, то теперь нам вдолбили, что на самом деле войну выиграл народ, хотя Сталин со своими опричниками мешал ему, как только мог.    

А в войну наша дурость была ещё круче. Даже попадая в плен, подавляющее большинство советских штрафников не проклинали Сталина, и более того, считали, что угодили в штрафбат справедливо. Свободолюбивых немцев это особенно поражало и возмущало – прямо как нынешних демократов. Они видели в этом рабскую психологию столетиями попираемого русского народа!

x_c7b64d29

Что ещё оставалось делать с таким народом? Только взять его под свою опеку, забрать у него (для его же пользы, разумеется!) огромные земельные пространства, освободить от образования, медицины и прочих нехороших излишеств, дабы он мог, наконец, вкусить все прелести западного образа жизни!  Как мечтал «вольфшанцевский мечтатель» (А. Гитлер): «Возникнет мир, в котором русским будет позволено жить так, как им заблагорассудится. При одном условии – господами будем мы».

В том, что лишенный сталинского руководства русский народ до добра не додумается, фюрер не сомневался. Так что фашистские листовки не врали: Гитлер действительно нёс нам «свободу», правда, ельцинского образца.

А ещё нам несли свободу поляки Пилсудского, финны Маннергейма, японцы микадо, и прочие, прочие, прочие… несть им числа! Ну, так вот, среди прочих были наши доморощенные троцкисты: очень свободолюбивое племя, надо сказать. Их гуру, Лев Давыдович, пока ему ледорубом башку не разбили, пророчествовал: «Как только немцы будут стоять в ста километрах от Москвы, поднимется революция и сметет прогнивший сталинский режим!»

Правда, тут вышла ошибочка: не в ста, а в тридцати километрах от Москвы стояли немцы, но никакой революции в СССР и не намечалось. Разумеется, только из-за недостаточно развитого свободолюбия у русских! Многие другие народы (которых потом сталинские опричники выслали в Казахстан и Сибирь) Гитлера-эфенди с распростёртыми объятиями встречали!

(Кстати, для нынешних контриков: вы на досуге пораскиньте мозгами, почему Троцкий, у которого руки были по локоть в крови белогвардейцев, находясь в эмиграции, нисколечко не опасался мести с их стороны?)

А как воевали эти уроды, Сталин и Жуков, как воевали! Только и умели, что советскими трупами немецкие пулемёты заваливать! Соберутся, бывало, у себя в Ставке, и давай перетирать – дескать, сегодня мы угробим эту дивизию, завтра ту, а послезавтра целую армию немцам в мешок загоним! Вот такое мы большевистское дерьмо! Соревнуемся с Гитлером: кто больше русских угробит!

Зато на Западе воевали очень правильно и хорошо. Особенно руководство Второй Республики (тогдашней Польши). Я вот представил, что должны были делать Сталин со своим руководством, чтобы требовательным демократам угодить. Разумеется, копировать действия поляков – ну очень свободолюбивого народа! Итак, представим себе, что советская история после 22 июня 1941 года пошла по польскому варианту.

 

На рассвете люфтваффе бомбило советские города, а сухопутные войска Третьего Рейха перешли советскую границу. Перепуганный советский диктатор с утра заперся в своём кремлёвском кабинете, а к вечеру покинул столицу в неизвестном направлении. (По бессмертному примеру польского президента Мосцицкого). Тимошенко, Жуков и прочие военные храбро проторчали в Москве несколько дней, а потом побежали на другой конец страны, во Владивосток – чтобы лучше руководить действиями войск, надо понимать! (Копируя действия польского главнокомандующего Рыдз-Смиглы). Авиацию, кстати, они с собой прихватили: ведь главная задача любой демократической армии – спасать командира!

Просидев во Владивостоке несколько дней, военные покинули его и соединились с политическим руководством в этакое кочевое правительство. С криком «Рятуйте, рятуйте, люди добрые! Хилфе! SOS!» эта безумная компания носилась по необъятной территории СССР, всюду сея панику и неразбериху. А потом перешла границу и сгинула где-то между Афганистаном и Китаем.

Лишенная прикрытия с воздуха, Москва каждый день подвергалась налётам немецких бомбовозов. В первых же захваченных советских городах вермахт обнаружил горы трупов фольксдойче: женщин, стариков, детей… Это Красная Армия, избавленная от комиссарского духа, брала пример с поведения Войска Польского в Бромберге и Шулитце в начале сентября 1939 года. И в самом деле: зачем куда-то выселять своих граждан немецкой национальности, когда гораздо проще их всех перерезать!

Озлобленные таким зрелищем, солдаты Германии грозились стереть Россию и русских с лица земли.

Но они просчитались! Ведь Сталина в стране уже не было, а это – самое главное! Вы ведь знаете, что у нас вся история пошла набекрень из-за этих большевиков, и любая другая власть (или её отсутствие) была сущим спасением для страны!

Как только русские поняли, что комиссары удрали и больше не вернутся, они принялись резать евреев – совсем как поляки в Едвабне!

Сама армия раскололась на кучу мелких национальных частей пропорционально расколу страны. Как нас уверяли национал-демократы в 1917 году, это должно было резко повысить её боеспособность. Дескать, германский неприятель увидит, что вместо одной единой армии ему противостоят целых 16 банд, он от страха задрожит, и без оглядки побежит! Кстати, если уродский СССР разобьётся на большее число осколков, так даже лучше – больше будет армий! Тупые большевики не понимали этой вещи, что естественно, ведь она не для средних умов, а только для кретивных, продвинутых россиян!

Поскольку власти в стране не стало никакой, как-то сама собой возникла полная свобода. Ну, почти как летом 1917 года! Вопрос, идти или не идти в атаку решался вполне демократично – голосованием на митинге. Сами понимаете, все готовы были порвать немцев, как тузик грелку, но… у всех почему-то сразу обнаружились какие-то важные, неотложные дела в тылу.

В полном окружении, не рассчитывая уже ни на какую помощь, сражались отдельные подразделения, но основная масса армий ринулась вглубь страны, к Уралу и дальше. Ну а те, кому повезло встретить войну близ границ нейтральных стран, переходили туда с гордо поднятыми руками. «Заодно и Стамбул (Тегеран, Кабул, Пекин) поглядим!»

В освобождённой стране моментально возникли свободные партии: партия форточников, партия щипачей, партия «Гоп-стоп» и множество подобных. (На окраинах в основном преобладала партия «Режь рюсский свинья!»). Сообща они созвали Угробительное Собрание и объявили себя «хозяевами земли Русской»…

Продолжать дальше или всё ясно?

А если серьёзно, то в ту пору русский народ не ставил себя особенно высоко и не страдал завышенным самомнением. Память о полном бессилии, в котором он очутился в 1917 году, была ещё свежа в массах. Русские помнили, к чему привел их тогда праздник непослушания. Уж лучше большевики, чем былая «свобода» и «демократия». И потому русские люди терпели, когда Сталин рубил им головы: без него будет только хуже. «Креативным» наш народ тогда точно не был: вместо слова «хочу» в лексиконе преобладало слово «НАДО!»

К сожалению, с годами эта память стерлась. Поколение восьмидесятых, к которому я имею сомнительную честь принадлежать, возомнило о себе невесть что. Мы считали себя очень умными, но были и остаёмся дураками. И попались мы на поганую горбачёвскую наживку, которую бы никогда не проглотили наши отцы и деды. («На дурака не нужен нож, ему с три короба наврёшь – и делай с ним что хошь!» — золотое правило демократии).

Что же это «освобожденный народ» не победил банду Ельцина (и Дудаева), хотя ненавидел её всей душой? Где его хвалёная «сила» и «мудрость»? Родина ждала героев, но герои не появляются по своему желанию. (Точнее, появляются в недостаточных количествах, и без принуждения тут никак не обойтись).

Я и сам не бог весть что, но, по крайней мере, осознал это. И не строю пустых иллюзий о непогрешимом, мудром, добром, храбром нашем народе, который, якобы, страдает под пятой Путина. (И относительно других, «свободолюбивых» народов мне есть что сказать). Меня не взять на «демократические» приманки о «народовластии» и «свободных выборах»: я этого нагляделся вволю в девяностые годы.

Я считаю, что как только мы осознаем свою дурость – только тогда мы поумнеем.

     «Солнце майское, светлее,

            С неба синего свети,

            Чтоб до выси Мавзолея

            Нашу радость донести.

 

            Чтобы ярче заблистали

            Наши лозунги побед,

            Чтобы руку поднял Сталин,

            Посылая нам привет!»

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 29 | 0,156 | Потребление памяти: 12.24 мб |