Белое на белом

27 Дек 2012,  
Рубрика: ПОИСКОВОЕ ДЕЛО

В предыдущей статье «Снежная феерия» я не стал давать фотографий от 21 декабря (кроме снимков самолёта). День был пасмурным, краски – не резкими, и я не счёл нужным помещать их на сайт.

Но с момента той публикации несколько человек попросили меня об этом. Здраво рассудив, я решил, что они правы. У природы нет плохой погоды, а линия Сталина хорошо смотрится при любом освещении. К тому же в этот день на обратном пути мы заехали в деревню Елены, где я сфотографировал тамошнюю церковь. (Знакомую читателям по статье «Простор небесный сизокрыл»). Так что будет очень неплохо увидеть её зимой и сравнить с летними фотографиями. 

Но сначала: несколько снимков с линии Сталина.

 

Белое на белом

Белое на белом

Белое на белом

Белое на белом

06

 

Закончив работу 21 декабря, мы поехали домой. Саня живёт рядом с Еленами, и мы высадили его в этой деревне. Такую возможность нельзя упускать, и я попросил Валеру с Эдиком немного подождать меня, пока я сфотографирую здешний храм.

Знаете, есть такие церкви, которые словно «встроены» в окружающий ландшафт, являются его неотъемлемой частью. Помести Еленскую церковь посреди большого города – и она сразу сникнет, потеряется, станет обычным, неприметным домом. Но здесь, на излучине реки, в окружении сосен и берез, она словно парит над окружением. Не подавляет, не господствует, а является связующим звеном, без которого всё было бы неполно, всё словно само по себе: и река, и деревня, и лес.

Вам не кажется, что планета Земля, населенная одними динозаврами, производила бы впечатление незавершенности, недоделанности? Мы нужны Земле для какой-то цели – только потому она терпит людские непотребства, хотя может стереть человечество в один миг.

Так и людское сообщество нуждается в некоем идеале, чтоб не забыть о своём великом предназначении. Именно в этом и есть смысл религий: не дать человеку превратиться в свинью, поскольку у свиньи иная задача в этом мире. Впрочем, попы, муллы и прочие служители культа давно позабыли об этом.

Я вылез из уазика. Обошел вокруг церкви. Утопая в снегу, спустился с пригорка и направился к берегу реки, с которого фотографировал летом.

Вот та самая ива, склоненная над рекой. Подо льдом течет Утроя. В стылой мгле мерзнет деревня: ни одного человека на улице. В обрамлении сосен и берёз, на высоком берегу, стоит церковь: белая на белом. И не теряется на снежном фоне.

Белое на белом

Белое на белом

Белое на белом

А вокруг – тишина. Птица не пролетит, зверь не пробежит, рыба не плеснёт. Но в этой тишине странным образом ощущается чьё-то невидимое присутствие. Словно всё кругом: и деревья, и река, и церковь – живое, только не может достучаться до людского сознания. Не слышит оно, это сознание, голос тишины…

Утроя – глубокая, быстрая река, а лёд на поворотах опасен. Но я каким-то образом понял, что полыньи в этом месте нет, и вышел на её середину. Достал из-под одежды фотоаппарат и начал съёмку. Мороз не давал долго задерживаться, я спрятал фотик за пазуху и пошёл обратно. Цепляясь за кусты, взобрался на пригорок. Заглянул в церковный двор. Бросил прощальный взгляд на реку и пошел к машине.

Вытряхнул из сапог снег и захлопнул за собой дверь. Наш уазик покатил домой, в Остров. Мы едем и говорим о будущей работе. А позади нас, на белом берегу, стоит белая церковь…

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 27 | 0,312 | Потребление памяти: 43.49 мб |