Зимний выезд

09 Дек 2012,  
Рубрика: ПОИСКОВОЕ ДЕЛО

Ну, вот и наступила настоящая зима. Морозов сильных пока нет, но снег лежит, не  тает. По Великой плывёт шуга, и если не будет оттепели, река в нашем районе замерзнет со дня на день. Земля под снегом, однако, мягкая. (В иные годы почва под снежным покровом практически не промерзает).

Группе «Поиск» надоело сидеть дома, и в прошлую субботу, 8 декабря, мы решили сделать полевой выход. Поскольку попасть в заваленные снегом Погостище или Уткино было проблематично, местом вылазки избрали ближние Боровицы. Кроме естественного желания поработать с лопатой, была и другая причина: день рождения Эдика..

Поэтому темным субботним утром мы собрались на квартире у Михайлыча. Из Пскова приехал Антон, из Пыталовского района – Михаил, по пути захвативший Саню из Елен. После ритуальной кружки чая мы вышли во двор, закупили в магазине продовольствие, загрузились в уазик и выехали на порховскую дорогу.

Снежный покров сгладил ямы и гребни на проезжей части, и белая дорога скатертью ложилась под колеса машины. По обочинам, как высоченные лыжные палки, торчали сухие стебли борщевика. «Псковский бамбук…» Символ разрухи и бардака – больше всего его было возле городской свалки.

На обочине стоял УАЗ, возле которого собиралась толпа охотников. Облавную охоту собираются устроить, не иначе. Что же, мы собираемся работать в другом квартале, так что мешать друг другу не будем. Охотники проводили нашу машину удивлёнными взглядами – не сидится поисковикам дома даже зимой!

Наш уазик свернул с основной дороги направо, проехал пару километров, сделал поворот налево, и через триста метров по снежной целине мы были на месте. Народ повыпрыгивал из кузова, вылез из кабины (нас было восемь человек), взялся за лопаты и принялся расчищать место для костра. «Мы дикие дворники, мы хотим снег в лесу почистить!»

            

            Намокшие и промёрзшие дрова не хотели разгораться, но для таких случаев я беру с собой мешочек промасленных опилок из цеха. Скоро костер заполыхал вовсю. Рядом с ним мы слепили из снега стол, на котором выставили еду: сало, лук с чесноком, баночки с фаршем из сухого байка. Рядом воткнули две петарды – запустим к вечеру, когда начнёт темнеть. В снег охлаждаться поставили литровую бутыль качественной русской водки и поллитровую – белорусского «Чёрного рыцаря». (Вообще-то завистливые псковские власти не разрешают торговать у нас тамошним спиртным, но если жить с белорусскими торговцами дружно, то достать их выпивку можно).

     

            Мы налили водку по кружкам: «За твой День рождения, Эдик! Всех благ тебе! Учись, не ленись, высшее образование ещё никому не помешало! Сейчас ты рабочий музея, со временем управленцем станешь!»

Спиртное развязало языки, и пошли разговоры про нашу жизнь, про то, что было в России и про то, что может быть в скором времени…

Сало жарилось на прутиках, и капли жира падали в огонь, вспыхивая яркими искорками. Вообще-то в поиске мы избегаем выпивать, но сегодня поиск не совсем обычный. Найти что-либо существенное мы не надеемся – как-никак, зима, снег. Выехали, чтоб пообщаться – в нынешнее время простое человеческое общение есть самый главный дефицит. Такое впечатление, что люди носят маски, которые срослись с лицами. Общество лицедеев, и жизнь их – один сплошной спектакль… А жить просто так, как хочется, не могут.

Водка была выпита, сало – съедено, и мы пошли в поиск. Заснеженный лес застыл в тишине – было полное безветрие, и даже макушки деревьев не колыхались. Прибор Валеры неплохо «брал» через тридцати- сорока сантиметровый слой снега. При подозрительном писке мы разгребали снег, под которым теплилась незамерзшая земля. Находки были «стандартные» для наших мест – осколки, «хвосты» мин». Самыми существенными были найденный немецкий ящик из-под мин, да вешалка. Обычная – железная полоса с приваренными к ней крючками для одежды. Вероятно, висела в немецком блиндаже, пока его не взорвали.

         

            Лес как вымер. Никаких следов, никаких звуков. Даже вездесущие сороки не застрекотали при нашем появлении. Перестука дятлов тоже не было слышно. Синицы перебрались на зиму в города, поближе к людям. Трудно им прокормиться, мало кто доживет до весны…  Даже кедровки не скакали по векам елок и сосен. (Кедровки постоянно у нас не живут, но в урожайные годы прилетают).

Понемногу мы сделали круг по лесу, и вышли к нашему костру с другой стороны. Эдик и Сергей Бериц уже сварили гречневую кашу, и мы приступили к еде. Открыли «Чёрного рыцаря» и выпили за здравие Лукашенки (кроме тех, разумеется, кто за рулем и кто не пьёт вообще). Невидимое за сплошными облаками солнце клонилось к закату. В небо взлетели две петарды, рассыпались сотнями искр, и погасили. Мы стали грузиться в машины.

Обратный путь прошел без особых приключений. Разве что в самом Острове, на старой трассе (напротив военных коттеджей), в снегу застряла «ауди» с двумя россиянами. Мы остановились, выскочили из машины и быстро вытолкали иномарку с обочины на середину дороги. Правда, её пассажир с водителем показались нам странными: ничего не соображают, но при этом спиртным от них не пахнет. Видимо, под дурью. И точно: не проехав и пятидесяти метров, «ауди» застряла на противоположной обочине. Ах, чтоб вас, наркоши чёртовы, сидите в снегу, пока не очухаетесь, а мы едем дальше. Мы, «совки», и под градусом умнее вас, «поколение пепси…»

На квартире Михайлыч открыл бутылку «Старки», достал баян, и полились песни, от «Варяга» до «Ты ж мене пидманула, ты ж мене пидвела…». Правда, особенно засиживаться мы не стали. Завтра Михайлычу на работу, так что надо и честь знать. Мы разошлись и разъехались по домам. Первый зимний выезд закончился.

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 29 | 0,133 | Потребление памяти: 12.19 мб |