Прогулки по зимнему лесу

28 Окт 2012,  
Рубрика: ПОИСКОВОЕ ДЕЛО

Гуси не ошиблись – улетели как раз вовремя, за неделю до похолодания. Их не обмануло необычное тепло и обилие корма, они не стали дожидаться заморозков и «белых мух». Потому что лететь в тепле и сытости – одно, а пробиваться сквозь ледяной ветер и мокрый снег – совсем другое. За неделю гуси наверняка достигли теплых краёв, где им не страшна никакая зима.

А у нас на прошедшей неделе погода резко ухудшилась. Сперва подул пронизывающий ветер, потом зарядили дожди. Они проливались, почти не переставая, на поля и холмы, на болота и леса. И вскоре иссохшая за лето земля напилась влагой, и перестала её впитывать. Наступила чисто осенняя пора – с раскисшими дорогами, облетевшей листвой, ранними сумерками.

Оголившиеся леса почти смолкли – лишь бормотание тетеревов и глухарей изредка оживляет унылую картину. Только не вздумайте подкрадываться к этим птицам – бесполезно. Поблизости от шумной стаи всегда сидит молчаливый «часовой», который обязательно увидит охотника раньше, чем тот подберётся на выстрел. И подаст тревожный сигнал.

Волшебное дерево рябина ждёт первых заморозков. Тронутые легким морозцем, её ягоды – деликатес для лесной птичьей мелочи. Словно соперничает с ней в яркости плодов покровительница женщин – калина, чьи гроздья алеют в сумраке осени. А дуб уже обронил жёлуди, сбросил свою бронзовую листву и погрузился в дремоту до самой весны.

В ночь с четверга на пятницу выпал первый снег. Он не продержался и до обеда, лишь принёс много грязи. На следующую ночь, с пятницы на субботу, снега выпало гораздо больше.

Мы собрались на квартире у Михайлыча, обсуждая, куда ехать. На прежнее место, в район Уткино – этот вариант был отклонен сразу. Уазик просто не прошел бы по раскисшей за неделю дороге. Поэтому было решено ехать на Боровицы, как единственное доступное сейчас место поблизости.

В этот выезд народу собралось немного. Псковские с нами сегодня не поедут, у них своих дел полно. Да из самой группы «Поиск» собралось шесть человек: Михайлыч, Валера, автор этих строк, прибывший из Пыталовского района Михаил подвёз Саню из Елен, да из Пскова на своей машине прибыл Антон. Мы уселись в уазик, закупили по пути продукты, и вскоре наша машина мчалась по заснеженной порховской дороге.

Вокруг по обе стороны простирался лес. В нужном месте мы свернули на просёлок, потом – на разбитую лесовозами дорогу, и так за полчаса прибыли в пункт назначения. Снега за городом оказалось значительно больше, чем мы думали, его уровень был выше щиколотки. Других следов, кроме как от нашей машины, не наблюдалось. Ну что у нас за охотники, первую порошу пропускают!

Впрочем, по словам Валеры (бывшего охотника со стажем), первый снег не гарантирует удачную охоту, и он сам никогда на это дело не вёлся. Большинство зверей сейчас отлёживаются, боятся своих следов, и потому выследить их трудновато. Нет, иногда встречаются бесшабашные животные, но это редкость, и на такой случай лучше не полагаться. Через неделю, если снег не сойдёт, звери привыкнут к нему и вернутся в нормальный ритм жизни.

Красный флаг слабо заколыхался на легком морозном ветру. По небу плыли низкие тяжёлые тучи. Скорость их была приличной – следовательно, ветер дует «слоями», чем выше, тем сильнее. Будем надеяться, что к обеду прояснится.

Сало с чесноком – лучшее питание в такую погоду. Даже небольшой кусок даёт много энергии (гораздо больше, чем мясо), а чеснок согревает и предохраняет от простуды. Подкрепившись, мы взяли лопаты и вошли в зимний лес на поиски. Ветер дохнул нас в спины и пропал.

Зимний лес выглядел как в сказке. Осинник с небольшими вкраплениями ёлок и берёз. И земля под ним представляла необычный «винегрет» — местами глина, местами песок, местами подзол. Это память о Великом Оледенении, которое перемешало породы, принесло со скандинавских гор сюда гранитные валуны. (Изредка встречаются даже большие куски железной руды, на которые реагирует металлоискатель).

Мы ходим по волшебному зимнему лесу, выкапываем осколки снарядов. Вон, высоченная осина метров сорок ростом. Крона сильно и неестественно ветвится – значит, она пережила войну, была иссечена осколками, и потому дала такой прирост. Много что она видела на своём веку, да жаль, не скажет…

Иногда в воздухе чувствуется терпкий аромат дикой смородины – её кусты благоухают даже из-под снега. А вон на заснеженной ёлке желтеют чужие листья, придавая дереву новогодний вид.

Кроме снарядных осколков, во множестве попадаются «хвосты» от советских миномётных мин. «Хвостов» так много, что они лежат иногда в десяти метрах один от другого. Наши били по площадям, и немцам тут было явно не сладко. «Катюши» тут тоже летали – вон, в кустах лежит одна такая характерная «розочка»… Впрочем, стальных окопных перекрытий тут тоже хватает. Убить солдата под таким перекрытием можно только прямым попаданием, а это дело случая.

Понемногу мы пришли к старому противотанковому рву, входившему когда-то в состав немецкой оборонительной линии «Пантера». Протянулся этот ров (образно говоря), от Псковского озера до Черного моря, перегораживая советским танкам путь на Запад. Перед ним стояли проволочные заграждения и минные поля, за ним сидели немецкие (латышские) пулемётчики и бронебойщики. И даже по дну рва были натыканы колья и натянут проволочный «спотыкач». Вон, древки этих кольев местами ещё целы.

Но грозным это ров был в 1944 году, а сейчас он напоминает обычную мелиоративную канаву. За прошедшее время он сильно обмелел, на дне нарос толстый слой мягкой земли. Убитых во рву мы находили, поэтому есть смысл пройтись там с прибором.

Но сегодня кроме алюминиевых гильз от осветительных ракет, мы не находим ничего. Гильз, правда, много – фронт тут стоял почти шесть месяцев. Мы немного задержались возле сапёрного прохода (проделан для прохода наших войск), но и там ничего, кроме осколков и непонятной проволочной «козы» не нашли. По такому случаю сделали привал, развели костёр и немного обсушились.

В зимнем лесу стояла тишина. Лишь иногда с ветвей срывался снег. Вон, показались заячьи следы – какая радость, видно, не всех косых ещё сожрали волки да совы. (В последние годы поголовье зайцев на Псковщине сильно поредело). Михаил нашел сапёрную лопатку, но сапера возле неё не было.

Мы повернулись и пошли назад, не забывая прозванивать землю прибором. И наши усилия не пропали напрасно – в качестве утешительного приза мы нашли русскую трехлинейную винтовку. Деревянные части полностью сгнили, затвор отсутствовал, но кольца были в хорошем состоянии. А через минуту рядом нашли и затыльник от приклада. Что же, будет музейной экспозиции пополнение.

Понемногу мы вышли из лесу и вернулись к лагерю. Быстро варим макароны и обедаем. Из Пскова звонит Денис – как дела? Нет, «мужиков» сегодня не нашли. Пока мы обедали, наступили ранние осенние сумерки. Солнце выглянуло на прощание из-за туч, и скрылось за горизонтом. Мы доели макароны, допили чай, и поехали обратно в Остров. На Востоке взошла почти полная белая луна, и залила своим призрачным светом землю. Если после новолуния снег не растает, то начнётся пора зимних «белых ночей». А ночи на Севере гораздо светлее, чем на Юге…

 

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 25 | 0,464 | Потребление памяти: 43.56 мб |