Дом Свободы

26 Окт 2012,  
Рубрика: СТАТЬИ

Ваучерной приватизации посвящается…

Если, будучи в Острове, вы попадёте на угол улиц 1 Мая и Карла Либкнехта, то обратите внимание на один интересный дом. Нет, он не заброшен – в нем никто никогда не жил с момента постройки. И стоит он так уже больше двенадцати лет (точную дату никто уже не помнит), исполняет роль памятника. Памятника ваучерной приватизации.

А поначалу, после Великой Отечественной войны, тут стоял обычный двухэтажный дом, каких тогда было полно по всей стране. Как пел Высоцкий в «Балладе о детстве» — «все жили вровень, скромно так, система коридорная, на тридцать восемь комнаток всего одна уборная, здесь на зуб зуб не попадал, не грела телогреечка, здесь я доподлинно узнал, почем она, копеечка».

Вот и в этом доме было примерно так же, с небольшой разницей – комнат было сорок. Жили в доме преимущественно вдовы с малыми детьми. Мужиков-то у нас на Псковщине сильно война побила…

Ну и Советская власть, как могла, поддерживала слабых и малых. В первую очередь им жильё выделяла. Об отдельных квартирах в ту пору никто не только не мечтал, но вряд ли и слышал. Итак половина города жила в землянках да подвалах, а тут на семью целая комната.

В ту пору это был вполне порядочный дом. По вечерам рассядутся бабы во дворе: на гармошке играют, песни поют. И весело было, хоть и голодно! Такую войну пережили, чего в мирное время унывать! И детей было: мал мала меньше. Вот и прозвали этот дом Вдовьим.

Прошло время. Упорный труд принёс свои плоды – стали жить мы лучше год от года. Так и должно быть в нормальном социалистическом обществе. И тут домовой коллектив распался. Многим квартиры в новых домах выделили, иные старухи к взрослым детям подались – внуков нянчить. А в опустевшие комнаты власти поселили городских алкоголиков.

Знаете, бывают такие дома, в которых как будто нарочно собраны отбросы общества. (Хотя почему «как»? Именно нарочно!) Вот и Вдовий дом не миновала чаша сия. Поскольку без жилья Советская власть никого старалась не оставлять, а давать всяким забулдыгам квартиры со всеми удобствами – жирно будет, их и стали селить в таких вот домах старой планировки. Со временем контингент здесь изменился радикально, а сам дом народная молва переименовала в Дом Хи-Хи.

Народ, как вы сами понимаете, в Доме Хи-Хи был отборный и слишком весёлый. Вечно там что-то происходило, постоянно наведывалась милиция. Крик, шум, бабий визг. Но, как не буйны были алкаши, со временем угомонились и они. Естественной человеческой смертью в их среде считалась смерть от белой горячки, но и всякие досадные бытовые мелочи типа пера в бок, верёвки на шею или кирпича на голову тоже брали свою дань. К началу девяностых годов Дом Хи-Хи почти вымер. Лишь несколько семей продолжали обитать там. Причем, кроме зажившихся алкашей, были и вполне порядочные люди, ждавшие, когда подойдёт их очередь на получение квартиры. Но тут в стране произошли всем памятные перемены: «перестройка», плавно переходящая в перестрелку, и «демократизация», переходящая в диктатуру.

Надо сказать, что булдыри из Дома Хи-Хи отнеслись ко всему происходящему очень даже положительно. При «Совке» как ведь было? На работу каждый день ходи (и после получки тоже!), чуть что не так – на 15 суток, за тунеядство – статья. Особо злостных пьяниц могли насильно в ЛТП (лечебно-трудовой профилакторий) отправить. Спиртное продавали только с 11 до 19. часов. Зато при РФ наступила не жизнь, а рай!

ЛТП, как заведение, унижающее «человеческое достоинство», закрыли. Заодно прихлопнули все вытрезвители. Статью о тунеядстве отменили – хоть всю жизнь теперь не работай! А уж спиртное стали продавать везде, даже в книжном магазине (правда, там только коньяк). Жаль, не все кореша дожили до этих светлых дней!

Правда, совки этого не понимали. Всё злились – работу им, видишь ли, подавай, зарплату. А к чему работать, когда при новой власти еду прямо с кузовов машин кидают! Привезут немцы гуманитарную помощь, и кидают посылки в дерущуюся толпу, снимая на камеру. И наш местный поп рядом с ними стоит, улыбается. Кто половчей, тот у нескольких старух посылку отымет – вот тебе и выпивка, и закуска. Когда такое при Советах было? А уж самогона стало — хоть упейся. С известью, с куриным помётом, с резиновым сапогом. Тяпнешь с утра стакан, и ходишь потом весь день дурак дураком! Сразу видно – первый российский президент свой человек! В общем, с 1991 года жизнь в Доме Хи-Хи стала напоминать вечный праздник. Пик которого пришёлся на выдачу ваучеров. Это сладкое слово — Халява!

И надо же было такому случиться, что как раз в тот день из тюрьмы откинулся один из жильцов этого дома. И тоже получил свой законный ваучер. Пришел он домой с зоны, как Чацкий с корабля на бал, а там уже по случаю приватизации стол накрывают. Мать с отцом и младшим братом в восторге: откинулся сынок! Двойной праздник получился!

Те из жильцов, кто нормальный был, стали потихоньку вещи паковать. Потому что поняли – дому конец. Он не может не сгореть, когда в него пришла такая радость. Кто-то ушел с узелком к знакомым, кто-то остался ночевать на чемоданах. А Дом Хи-Хи вспыхнул под утро. И сгорел дотла.

Потерь, однако, было удивительно мало. Самое ценное нормальные жильцы успели унести с собой, сгорел только хлам. Ну и семейка алкашей изжарилась в полном составе. Совки, однако, никакого сочувствия к ним не проявили (бессердечные, право же, люди!), и даже выражали сожаление, что в этом доме не сгорел сам Анатолий Чубайс с Борисом Ельциным.

Несколько лет на месте Дома Хи-Хи было пепелище, пока, наконец, его не взялись застраивать. Поскольку никаких серьёзных денег (и даже несерьёзных) у местных властей не было, и быть не могло, строили на паях. То есть основную часть денег выделяли северяне, и им же должна была отойти большая часть квартир (для отселения своих пенсионеров с Крайнего Севера в среднюю полосу России).

Но, хотя была объявлена свобода рынка (и все прочие мыслимые и немыслимые «свободы», кроме свободы работать), дело непредвиденно затянулось. На место многочисленных советских дефицитов пришел всего один, но какой – дефицит денег! Наскребали буквально по копеечке, над ржавым гвоздём тряслись, как над алмазом. Дом был почти готов, когда его строители узнали неприятную новость – нужна ещё и крыша. Не такая, которая в красных пиджаках, золотых цепях и при стволах, а которая из шифера. Ну, которая от дождя, теперь поняли? Это оказалось полной неожиданностью для российских застройщиков. Денег на такую крышу не было.

И несколько лет практически готовый дом простоял без неё. А когда, наконец, дом достроили, выяснилось, что дождевая вода успела нанести ему непоправимый вред, и принимать дом нельзя. Потом распалось сообщество застройщиков, и стало вообще неясно, кто кому чего должен. Потом изменились законы, а потом … В общем, выяснилось, что деньги пропали, квартир нет и не будет никому (ни Острову, ни северянам), и что виновных в этом тоже нет! В самое трудное и голодное время был построен, по сути, никому не нужный монумент. Этакий Дом Свободы (в ельцинском понимании – свободы от ответственности).

Стоит он по сей день свободным от жильцов. Что с ним делать, никто не знает. Заселить нельзя, разрушить – денег нет. Его предшественники, Вдовий дом и дом Хи-Хи, приносили пользу людям, а с этого толку, как с козла молока. Истинный символ ельцинской эпохи.

Обсуждение

Один отзыв на «Дом Свободы»
  1. Ангелина:

    А на вид дом нормальный…но как в Чернобыле…

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 25 | 0,380 | Потребление памяти: 43.59 мб |