В краю, где Сороть голубая…

16 Июл 2012,  
Рубрика: ПОИСКОВОЕ ДЕЛО

В субботу, 14 июля, сибиряки отправились на экскурсию в Печоры и Изборск, а мы, группа «Поиск», выехали в соседний Пушкиногорский район. Нет, не для ознакомления с пушкинскими местами, а для обычной поисковой деятельности. Один из тамошних жителей обещал показать нам перспективное место. По его словам, при чистке просеки энергетики случайно нашли там останки немца, да ещё накопали кучу всяких военных раритетов.

Поэтому наш караван из трех машин (две – из Пскова) утром выехал из Острова в южном направлении. У Новгородки поворот налево – и вот мы уже на территории Пушкиногорского района. Поскольку имя Пушкина – единственное, что не дает ему окончательно загнуться, дороги здесь в исправном состоянии. Более того, трава по обочинам скошена и не видно мусорных куч, которыми так «богата» природа современной России. (Хотя россиянин производит в разы меньше «совка», грязи с него сыплется на порядок больше).

Природа вокруг действительно очень живописна… но в соседних районах ничуть не хуже! Простое соблюдение элементарных нормативов творит чудеса – а в Пушкиногорском районе их вынуждены соблюдать если не для себя, то ради туристов. Каким прекрасным местом была бы вся Россия, если бы её жители поменьше гадили где попало!

В условленном месте нас уже ждёт проводник, и наш караван увеличивается на одну машину. Мы съезжаем в трассы, едем по проселочной дороге до затерянной в лесу деревеньки. Всё, дальше легковушки не пройдут, только уазик.

Мы стоим, курим, а проводник рассказывает, что в соседней деревне, возле которой мы будем копать, жила Баба Яга. Обыкновенная российская людоедка. Трех односельчан съела, пока не попалась (в её подвале случайно нашли протез одной из жертв – старика-инвалида). Судили, конечно, дали немалый срок. Лет десять или больше она уже отсидела. Дом её стоит заброшенный и разрушается. Если доживет до выхода из тюрьмы – возвращаться будет некуда, останется в городе. Там ей будет с пропитанием полегче, народу много, потерь никто не заметит.

Все согласились, что жрать односельчан было глупостью с её стороны. Питалась бы питерскими и московскими дачниками, до сих пор бы гуляла на воле. Места тут глухие, мобильники «не ловят» – пошли за ягодами и пропали, ищи-свищи! А если серьёзно, то людоеды – это фрагмент первобытной жизни в современном мире. Они были, и видимо, будут, всегда, покуда живо человечество. Просто в обычное, «мирное» время эта склонность у них подавлена, а в экстремальных ситуациях – война, голод, эпидемия – выходит наружу. Ну а девяностые годы и были одним сплошным барским экстремизмом.

Тут все вспомнили, как в то время во Пскове тоже накрыли банду людоедов. Идя в ногу со временем, они наладили производство и продажу тушёнки из своих корешей. (Потому как – «рынок-с!») Между прочим, не где-нибудь, а на Октябрьском проспекте, рядом с областным ФСБ! В мрачное Средневековье пойманных людоедов обычно убивали на месте, но в нашем «гуманном» мире они отсидят, выйдут и дадут потомство…

Покурив, все набились в уазик, который, кряхтя и охая, всё же довёз толпу до нужного места. Вот оно – просека в лесу, под электролинией. Вокруг полно ям – рылись все, кому не лень. С одной стороны, это плохо, с другой – не очень, так как работает эта публика обычно очень неряшливо и многое пропускает.

Надо сказать, что в последнее время многие жители «Второго Гондураса» обзавелись металлоискателями. Жить как-то надо, а деньги в виде железа под ногами лежат! (Это только Москва – Третий Рим, а деревня – Второй Гондурас. Ну и нравы чисто гондурасские: только там охотятся за захоронениями майя, а тут – за мертвыми фрицами).

Мы ставим красный флаг: по историческому опыту известно, что его не выносит никакая нечисть — от Бабок Ёжек до «эффективных менеджеров». Пьём чай и едим сало. Расходимся по группам и приступаем к прочёсыванию местности.

Увы, хотя у нас было четыре прибора и три щупа, исследование леса не принесло никаких существенных результатов. Даже осколки тут попадаются не часто. Хотя вокруг полно траншей и окопов, такое впечатление, что воевали в основном близ дороги.

Где-то за деревьями, на болоте, кричат журавли. К дождю, наверное. И точно – из набежавших туч закапал июльский дождик. Не очень сильно, но и не слабо. Ладно, не сахарные, не растаем. Папоротник здесь вымахал почти в рост человека. Стоит наклониться, и пропадешь из виду. В заболоченных местах полно травы вахты. Действительно, тут её хоть мешками вывози. Грунт – сплошной песок, копать одно удовольствие, жаль, нечего.

Ничего не найдя, мы вышли из лесу и принялись исследовать просеку. И тут результат был получше. Сапёрный русский топор. Немецкая губная гармошка. («Ах, мой милый Августин, Августин, Августин…»). Горы стреляных гильз. Погнутый немецкий штык-нож. Рожок от ППШ. Всё это хорошо, но гораздо меньше, чем мы рассчитывали. Поэтому принимается решение: после обеда едем на Чёртову гору. Правда, там не копал только ленивый, всё давным-давно исхожено, но кто знает, может, нам повезет. Тем более, что делать тут нечего, а домой ещё вроде как рановато.

Чёртова гора – это гора в двух километрах от реки Великой. Весной 1944 года наши войска сумели прорвать в этом месте сильную немецкую оборону и захватить плацдарм на западном берегу. Попытки развить наступление не увенчались успехом, но и немцы не могли ничего поделать с этим плацдармом, который был как нож в их оборонительной линии. Сколько там погибло народу – Бог знает, но не мало.

Место это сейчас легкодоступное, поэтому едем на всех машинах. К сожалению, доступность привела к тому, что тут всё изрыто. Мы ходим по макушке горы, потом, понимая, что это бесполезно, начинаем спускаться вниз. Кругом – следы окопов, немецких квадратных бункеров, пулеметных точек. Гора была очень хорошо укреплена и господствовала над местностью. Взять её надо было любой ценой…

Обнаружив несколько осколков и «хвостов» миномётных мин, мы почти поверили, что больше находок не будет. Как вдруг прибор в руках Валеры запищал истошным голосом. Большой кусок железа и почти рядом с поверхностью! Мгновенно он был откопан, и мы замерли, пытаясь понять, что же нашли.

Замешательство длилось недолго. Так это же прицеп от немецкого гусеничного мотоцикла! Были в ихнем вермахте такие полугусеничные таратайки. Многие, наверное, видели их в кино или кинохронике. Вот прицеп от такой машины мы и нашли. И где – на всеми исхоженной Чертовой горе!

Самого чуда германской техники, правда, нет, только прицеп от него. И колес в прицепе тоже нет. И жестяной короб сильно проржавел. Но это ерунда – каркас в прекрасном состоянии, пружины амортизаторов и сейчас сжимаются, так что восстановим! Мы вытаскиваем прицеп на отрытое место и лопатами отрываем ржавую жесть. Всё равно придётся приделывать новую. Потом Михайлыч и я берем прицеп в руки и начинаем штурмовать гору.

Надо сказать, что хоть Чертова гора – не Эверест, не Эльбрус и даже не Фудзияма, подняться на неё, таща на горбу тяжесть, не так-то легко. Крутые склоны, изрытые старыми окопами и новыми шурфами (попросту, ямами), заросли деревьями и кустами. Мы пыхтим, обливаемся потом, но лезем в гору. Нам легче – по нам хоть не стреляют. Тем, что лез на неё в 1944 году, приходилось гораздо хуже. И только в одном им было легче – они не сомневались, что их дело правое, и их жертвы не напрасны. К сожалению, сегодня это не всегда понимают даже некоторые поисковики, попавшие под влияние российской пропаганды.

Мы втащили прицеп на гору, к дороге, и перед нами открылось впечатляющее зрелище. Да, до каких высот дошла нынешняя культурка – некоторые особо продвинутые типы в лес со своим унитазом ездят! Наверное, это креативно – сидишь себе на горшке под соснами, на компьютере играешь, жрешь чипсы и запиваешь «энергетиками»! Вон, какие залежи рядом с дорогой.

Сплюнув, я сфотографировал следы нынешнего свинства на святом месте. Что, если уж мусор некуда девать, трудно было свалить его в ближайшую траншею и засыпать? Предварительно спалив всё, что горит? Куда там…

Больше существенных находок сделано не было. Нашли пустой диск от ППШ и несколько мелкокалиберных снарядных гильз. Время перевалило за десять вечера, и нам пора домой. Но перед этим надо поглядеть здешний воинский мемориал. Тут недалеко, метров двести.

Вот он, памятник, поставленный в 1969 году на средства двух ближайших колхозов. (Сейчас даже трудно себе представить, как такое было возможно). За ним – воинские захоронения. Рядом – новенькая часовня, построенная, разумеется, не на пожертвования обнищавших местных жителей. Место довольно красивое. Часовня хорошо вписалась в окружающую природу. Трава вокруг идеально скошена. Но почему и здесь так много мусора? За часовней валяются кучи использованных бумажных тарелок и пластиковых бутылок – недавно тут хорошо выпивали и закусывали. Ах да, ведь сегодня в Пушкинских Горах день освобождения города. Убрать за собой, разумеется, было «не судьба».

Эту гору мусора я снимать не стал. Выбрал самый приличный вид на часовню и так запечатлел её. Прекрасное строение не должно стать менее прекрасным от того, что рядом водятся свиньи. (И религия тут вовсе не причем). Наши мужики обошли поляну, осмотрели строящуюся траншею и памятник, за которым находятся воинские захоронения. На мой взгляд, пушкиногорцы тут допустили несколько ошибок, но мне чужие грехи обличать некогда – своих хватает. А соломины в чужом глазу пусть выискивают всякие обиженные блогеры, которым делать нечего и которые от этого корчат из себя «ум, честь и совесть нации», будучи на самом деле её дерьмом.

Осмотрев мемориал, мы распрощались с проводником и поехали домой. По пути сделав ещё одну остановку – в Новгородке. Внимательные читатели, наверное, тут же вспомнили статью «Некоторые достопримечательности дороги на Остров», в которой рассказывалось о памятнике погибшим при прорыве «Пантеры».

Должен сказать, что летом памятник выглядит более достойно. Трава тщательно выкошена, мусора нет и в помине. Наведен порядок, трава меж бетонных плит срезана. Разумеется, восстановить всё в советском виде сегодняшней деревне не под силу, но хоть бывшие клумбы искусственными цветами обозначены! К сожалению, вид с обратной стороны памятника ужасен – оторванное и гнутое железо, потёки ржавчины. Где взять средства на реставрацию? Вопрос вопросов… А рядом, на оживлённой Киевской трассе, стоят шикарные современные заправки и ночлежки. Два мира – одна страна…

Больше остановок не было, и в Остров мы прибыли к полуночи. Немного посидели на квартире у Михайлыча, поговорили. Но только немного – нам завтра отдыхать, а у него снова рабочий день. По выходным в музее особо много посетителей.

Обсуждение

Один отзыв на «В краю, где Сороть голубая…»
  1. Ольга:

    А в этот день ваши гости-сибиряки мокли под дождем на экскурсии…до их приезда в Печорах не было дождя, но как только приехали — закапал, а потом совсем припустил…Но как только экскурсия закончилась, уехали ребята из Печор — дождь прекратился…Так что сибиряки из Острова в Печоры с собой дождик привезли… Что касается вашей поездки, то напрашивается вывод: скоро поисковикам искать будет нечего, одни помойки на земле…Защитники Отечества устилали своими телами землю ради спасения детей и внуков…а внуки-правнуки дерьмом землю устилают…Спасибо, Рахим, за великолепный репортаж о поездке.

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 31 | 0,182 | Потребление памяти: 12.35 мб |