На солнечной поляночке. Часть третья — немецкое кладбище близ Себежа

08 Июл 2012,  
Рубрика: СТАТЬИ

Мы свернули выставку, погрузились в машины и двинулись к выходу. Праздник окончился. Всё нормально. Даже латвийские «нацики», которые в прошлом году отравляли празднование ветеранам на свой стороне, в этот раз не приехали. (Как мы шутили — «НКВД испугались!»).

Теперь нам пора домой, но сперва заглянем на немецкое военное кладбище близ Себежа, раз уж подвернулся подходящий случай. Для тех, кто не знает, поясню – кладбище это новое, образовалось сравнительно недавно, по инициативе Народного Союза Германии. Теоретически на нём должны лежать все фрицы, нашедшие свою смерть на Псковщине в годы войны, но в реальности немецкие кости туда не принимают уже несколько лет. Причины мне неизвестны – то ли разразившийся кризис, подкосивший их финансовые возможности, то ли просто надоело.

Надо сказать, что поначалу, на стадии разработки этой идеи, немцы выбирали между Островом и Себежем. Их доверенные лица (русские, разумеется), пришли к Михайлычу с просьбой подыскать подходящее место в Островском районе. Чтоб было неподалёку от реки, и чтоб дорога была. Ну, Михайлыч и указал на участок за Городищем. Всё подошло, но тут неожиданно отказал тогдашний глава района, господин Афанасьев. Мол, да как мы это всё ветеранам объясним, да народ не поймёт и т.п. (Самое интересное, что когда он «украсил» город и район кабаками и церквями, то мнение народа его не волновало).

В общем, покуда у нас раздумывали да прикидывали, немцев переманил к себе Себежский район, и кладбище они устроили там. Из-за квасного патриотизма господина Афанасьева Остров лишился нескольких рабочих мест, и каких-никаких денежных поступлений, совсем не лишних в нынешнюю разруху. А с реальным патриотизмом вышло ещё хуже…

Дело в том, что кладбище в Себеже построили близ оживленной дороги. Тут пролегает путь на Прибалтику, и большегрузные фуры, огромные автобусы и шустрые легковушки проносятся мима памятника немецким солдатам. «Проедут танкисты – привет Мальчишу, пролетят летчики – привет Мальчишу, а пройдут пионеры – салют Мальчишу!»

Машины остановились близ немецкого захоронения. Мы прошли на территорию ихнего мемориала. Так вот оно какое, фрицевское кладбище…

Ничего не скажешь – всё продумано, проект отлично вписался в окружающий пейзаж. Чувствуется, что разрабатывали его весьма грамотные люди. Стиль – строго поминальный, ничего лишнего. В центре – простейший крест, от него радиально расходятся пешеходные тропинки, образуя участки. Стоят памятные плиты и небольшие каменные кресты. Всё предельно просто, но это – очень обдуманная простота. Под ногами – дорожка из тёсаного гранита, стоят мощные скамейки. Речка рядом тоже есть, правда, небольшая, скорее, ручей. Трава аккуратнейшим образом скошена, мусора нет и в помине. Деревьев, кустов, венков нет тоже. Настоящий кусок Германии посреди России. Где-то здесь покоятся несколько немецких солдат, найденных нашей группой «Поиск».

Искать место их упокоения у нас нет ни времени, ни желания. Вон сколько фамилий на плитах! Я не знаю, сколько немцев погибло на Псковщине, но в нашем районе – около восьми тысяч. Понятно, что тут собрана лишь малая часть.

Как я отношусь ко всему этому? Со смешанным чувством. С одной стороны, чем хуже эти фрицы наполеоновских французов или шведов Карла Двенадцатого? Нельзя слишком долго мстить прошлому, к добру это не приведёт. Меньше бы причитали армяне о геноциде, может, смогли бы ужиться с турками. Не кричали бы евреи на всех углах о холокосте, может, как-нибудь бы помирились с палестинцами. Плохо это, когда какая-либо нация начинает «включать обиженку» и требовать на этом основании особо почтительного к себе отношения. К тому же, сколько наших солдатских могил находится в Германии, и немцы за ними ухаживают.

С другой – нельзя равнять агрессора и его жертву. Да, незачем корчить из себя мировых страдальцев (всё равно от этого ничего не изменится, кроме отношения окружающих), но «кто старое помянет, тому глаз вон, а кто забудет, тому оба!» Не мы напали на немцев, а они на нас. Было бы гораздо лучше, если это кладбище находилось не возле трассы, а в километре от неё, ну хотя бы за ближайшим холмом. Михайлыч потому и предлагал место за Городищем, что оно красиво, легкодоступно, рядом река Великая, но дорога рядом с ним практически безлюдна. То есть все были бы довольны – и наши ветераны, и немцы. А так получилось, что проезжающие постоянно сравнивают его с нашими воинскими захоронениями, и сравнение явно не в нашу пользу…

Нет, мы не собираемся перенимать немецкий опыт для линии Сталина. Это бесполезно. У нас слишком разные цели. В старину на Руси было принято справлять тризну на могильных курганах, воины показывали своё боевое искусство, дабы порадовать предков. Помните: «Князь Игорь и Ольга на холме сидят, дружина пирует у брега…» Могилы предков были призваны поднимать боевой дух потомков. Ну, как советские захоронения у Кремлёвской стены, мимо которых проходят парады и демонстрации! Так же и наша линия – её главное предназначение в придании бодрости народу. Поэтому на линии проходят праздники, военизированные игры, а если была бы хоть малая возможность, провели бы военный парад. (При этом по могилам и часовне никто, разумеется, не скачет, а наоборот, всячески почитают их). Так что копировать немецкое захоронение нам ни к чему, просто интересно посмотреть, проникнуться чужой мыслью.

Наверное, в другой день мы бы ещё долго бродили по немецкому мемориалу, но нам пора. Жара стоит за тридцать, в кабинах уазиков от двигателей и того больше, а нам ещё ехать и ехать. Ауфвидерзеен, фрицы, надеемся, что вы были порядочными солдатами, а не карательной швалью. (В соседних районах Белоруссии в годы оккупации прибалты и украинцы истребили половину населения – там был Партизанский край).

Мы вышли с кладбища и аккуратно закрыли за собой калитку. Теперь – вперед и с песней до дому. Но жара становится невыносимой. Хорошо бы искупаться по дороге или хотя бы посидеть на берегу речки, передохнуть. Что мы и сделали в одной придорожной деревне.

Место, что и говорить, красивейшее. Даже лебеди водятся (по словам местных, шесть штук, но позировать пожелал лишь один). Желающие залезли в воду, прочие сидят на берегу, любуются пейзажем. Ульф сидит рядом с нами. Он, как западный человек, объездил полмира, но видно, есть нечто притягательное в наших краях, если он раз за разом возвращается сюда.

До Острова доехали хоть и с трудом, но без происшествий. Разгрузили машины, внесли экспонаты в музей и сложили на полу – завтра расставим по витринам. Михайлыч отпустил Валеру отдыхать, а сам повез домой Саню с Эдиком. Лишь к полуночи директор музея вернулся домой. Завтра, точнее, сегодня, у него будет обычный рабочий день. Праздник на солнечной поляночке закончился.

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 52 | 0,893 | Потребление памяти: 44.18 мб |