Карательное законотворчество

08 Июл 2012,  
Рубрика: СТАТЬИ

Свобода собраний — закон о митингах
Свобода объединений — закон об иностранных агентах
Свобода слова — криминализация клеветы
Карательное и ограничительное законотворчество не требует особого ума. На какие права и свободы еще покусятся депутаты фракции «Единая Россия», вошедшие во вкус законотворчества?

Председатель комитета по законодательству Госдумы Павел Крашенников (фракция «Единая Россия») предложил вернуть в Уголовный кодекс РФ статью «клевета» и увеличить в разы штрафы, предусмотренные за «оскорбление» в КоАП РФ. «Мы считаем, что декриминализация статьи «клевета» ни к чему хорошему не привела и потому вносим законопроект, предусматривающий уголовную ответственность за данный состав» — заявил он «Интерфаксу».

Сомнительно, что Павел Крашенников вообще изучал результат декриминализации этих деяний, поскольку не прошло еще и года с момента изменений. Не прошло еще и первое полугодие 2012 года, когда Судебный департамент при Верховном суде РФ выдает статистические данные о рассмотрении дел различных категорий. Делать какие-то выводы не просто рано, а невозможно. Зато действительный политический интерес читается в этой инициативе крупными буквами. Толчком, скорее всего, послужила ситуация вокруг заместителя редактора «Новой газеты» Сергея Соколова и главы следственного комитета РФ Александры Бастрыкина. Мотив повторной криминализации клеветы очевиден, — нет лучшего механизма давления на журналистов, чем уголовные дела в отношении них.

Что же такое клевета и оскорбление, и каковы способы защиты от них?

Клевета — это распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Ключевым признаком в данном случае является заведомое знание правонарушителем о ложности и порочности сведений. Отметим, что в административном праве речь идет о «репутации другого лица», в то время как в гражданском праве упоминается более узкое понятие «деловая репутация». Защита гражданина от клеветы в гражданском процессе полностью укладывается в статью 152 ГК РФ (защита чести, достоинства и деловой репутации), поскольку «заведомая ложность» является квалифицирующим признаком, то есть частным случаем распространения порочащих сведений, не соответствующих действительности (диффамации).

Оскорблением является унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. В отличие от диффамации оскорбление — это выражение, которое может представлять собой не только утверждение о факте, но и мнение, и оценочное суждение. Необходимым признаком оскорбления является неприличная форма, тогда как для диффамации это может быть факультативный признак. Но и одной неприличной формы, к которой относят, главным образом, нецензурные выражения, недостаточно. Очевидно, что выражение положительной оценки, выраженное в неприличной форме, например, классическое «ай, да Пушкин, ай, да сукин сын» не может считаться оскорблением. Оскорбление является по сути своей отрицательной оценкой личности, имеющую обобщенный характер и унижающую его честь и достоинство. Защита от оскорбления в гражданском процессе может осуществляться в порядке статей 150-151 ГК РФ.

Особенностью защиты чести, достоинства и деловой репутации в гражданском порядке является то, что главная цель такой защиты не наказание правонарушителя, а восстановление нарушенного права потерпевшего путем опровержения и возмещения морального вреда.
Защита от клеветы и оскорбления может осуществляться в административном порядке. 7 декабря 2012 года в Кодекс об административных правонарушениях РФ введены статьи 5.60 «клевета» и 5.61 «оскорбление». Однако административное наказание является лишь наказанием, никакого восстановления права потерпевшего в административном порядке нет. Кроме того, для защиты права в административном порядке необходимо участие полиции, которая должна составить протокол об административном правонарушении, и суда, который должен рассмотреть дело. На все про все есть 3 месяца, таков срок давности по административным делам при рассмотрении его судом.

Что касается уголовного способа защиты, то ранее УК РФ содержались статьи 129 УК РФ «оскорбление», 130 УК РФ «клевета», а также их квалифицированные составы этих деяний: статья 298 УК РФ «клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя» и статья 319 УК РФ «оскорбление представителя власти». Статьи 129,130 и 298 утратили силу с 8 декабря 2011 года. Но статья 130, видимо, вскоре вернется обратно в более ужесточенном виде.
Клевета и оскорбление — это деяния, совершаемые умышленно.

Декриминализация клеветы и оскорбления — необходимость в демократическом государстве

Особенностью уголовно-правовой защиты чести и достоинства представителя власти является то, что к ответственности за оскорбление может быть привлечено только физическое лицо, в то время как в гражданском судопроизводстве ответчиками по искам о защите чести и достоинства могут быть и юридические лица (чаще СМИ и их редакции). В то же время уголовное законодательство не предусматривает защиту деловой репутации юридических лиц, поэтому такая защита осуществляется только в рамках гражданского права.

Международные организации многие годы ведут работу по декриминализации клеветы и оскорбления, поскольку уголовное преследование является чрезмерной реакцией на данные правонарушения, угрожающей свободе слова как одному из главных устоев демократического общества. В статье профессора Миннесотского Университета Джейн И. Киртли, посвященной истории законов о диффамации, говорится о том, что «уголовно-наказуемая клевета пагубна для демократии, так как она душит инакомыслие и дебаты, карая законную и обоснованную критику государственных чиновников и институтов. Зачастую уголовное преследование клеветы служит одной единственной цели — предоставить правительству и государственным чиновникам возможность, путем запугивания или применения санкций уже после выхода материала, помешать журналистам, ученым и обычным гражданам высказать критические взгляды, которые могут быть признаны оскорбительными или дискредитирующими»*.

Декриминализация клеветы и оскорбления является необходимым шагом в стране, называющей себя демократическим государством. Декларацией о свободе политической дискуссии в СМИ выработан принцип повышенной терпимости публичных фигур, который означает, что в отличие от частного лица, политик должен проявлять большую степень терпимости к пристальному вниманию журналистов и всего общества, к каждому своему слову и действию. Данному принципу следует Европейский суд по правам человека, но не хотят пока следовать в России. Так статью 319 УК РФ не декриминализировали вовсе. А преследование журналистов по данной статье не такая уж редкость.
В 2005 году были возбуждены уголовные дела в отношении депутата и журналиста Игоря Рудникова и журналиста Олега Березовского. Их обвиняли в клевете, оскорблении, применение насилия в отношении представителя власти, оскорблении представителя власти. В 2007 году дело было направлено в Псковский районный суд, оба подсудимые взяты под стражу и отправлены в СИЗО-1 г. Пскова, где журналисты отсидели 4 месяца. 2 июля 2007 г. они были освобождены под залог. 20 августа 2007 года Псковским районным судом журналистам был вынесен обвинительный приговор, которым они были приговорены к 2,5 и 2 годам лишения свободы условно, а также к выплатам возмещения морального ущерба за клевету. Данное решение было отменено Псковским областным судом, а дело направлено на новое рассмотрение.

18 января 2009 года суд вернул уголовное дело в прокуратуру, и 28 апреля 2009 года Рудникову и Березовскому были вновь предъявлены обвинения. А 7 августа 2009 года они получили постановления о прекращении уголовного дела. Журналистов преследовали четыре года, из них четыре месяца они были лишены свободы, а государство потратило огромную сумму денег на это преследование, которое в итоге закончилось постановлением о прекращении дела. Оба журналиста с самого начала заявляли, что дела имеют политическую подоплеку, поскольку они писали и публиковали статьи антикоррупционного характера.

Более того, Олег Березовский обвинялся еще и в клевете на трех судей Калининградского областного суда. Суд присяжных вынес оправдательный вердикт, в то время как трое федеральных судей, которые сами решают судьбу других людей, были уверены в его виновности. Данный пример демонстрирует насколько необъективно оценивают критику представители власти, как пытаются использовать уголовное преследование в целях помешать работе журналистов.

Такие деяния как клевета и оскорбление должны быть не более чем гражданским правонарушением. Во-первых, это соответствует международным тенденциям. Во-вторых, эти деяния нарушают сугубо частные интересы, где главное не наказание виновного, а восстановление права потерпевшего. Защита гражданина от оскорбления в гражданском процессе может осуществляться в порядке ст.150-151 ГК РФ, а защита от клеветы полностью укладывается в ст.152 ГК РФ.

Однако не только уголовное преследование может сдерживать журналистов в написании разоблачительных материалов. Справедливы замечания относительно того, что огромные выплаты являются таким же сильным сдерживающим фактором. Можно полностью согласиться со словами Миклоша Харасти (представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ в 2004-2010 г.): «Если мы хотим создать условия, позволяющие масс-медиа выполнять свою корректирующую функцию и способствующие развитию критического мышления, многие положения гражданских кодексов должны стать менее жесткими. Иными словами, необходимо смягчение законодательства»*.

Российская власть, как видно, не хочет создавать таких условий.

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 27 | 0,170 | Потребление памяти: 12.22 мб |