Город древний, город славный…

Как известно, 6 мая в Пскове, на так называемой Золотой набережной состоялся фестиваль малых городов области под названием «Гардарика» (так когда-то называли Русь варяги – «Страна городов»). Ну, с тех пор количество населения на Псковщине поубавилось, и городов тоже стало меньше. И это ещё только цветочки – министр экономического развития РФ Набиуллина открыто заявляет, что скоро с карты страны исчезнет множество мелких и средних городов. Так что названьице «Гардарика» звучит несколько издевательски.
Но, как ни назови, а приказ областных властей районам выполнять было надо, и тут возник вопрос – что привезти во Псков? Каковы достижения района в фабричном производстве и сельском хозяйстве? Тут все районные власти как-то странно притихли – достижений в этой сфере нет и быть не может. Оставалось одно: везти во Псков плетёные корзины, домодельные коврики, сувенирные лапти и тому подобные высокотехнологичные изделия местной кустарной «промышленности». (По слухам, было предложение надуть шары экологически чистым провинциальным воздухом и продавать их в областном центре, но от этого отказались – вероятно, время торговли воздухом придет одновременно с распродажей лишней русской земли).
Кроме корзин, во Псков было решено свезти коллективы художественной самодеятельности, благо, культура ещё не совсем загнулась. Ну а поскольку в Островском районе расположен ещё и областной военно-исторический музей, то нам, само собой, тоже надо было принять участие в мероприятии.
Я не работник музея, а всего лишь поисковик, но помочь Михайлычу было надо. Всё-таки Псков, областная столица, а тут выставка оружия – тут глаз да глаз нужен, мало ли что… (Правда, работники милиции обещали не оставлять нас без внимания, да и псковичи, Денис с Антоном, должны были подойти).
В 7 утра загруженные уазики выехали из Острова и взяли курс строго на север, где на расстоянии 50 км находится Псков. В 8 часов мы въехали в город, в 8.20 прибыли на Запсковье, где свернули влево, и, проехав по газону, прибыли на указанное нам место, почти под Высокой башней.
Полдевятого – по нынешним понятиям ещё утро. На набережной почти никого не было, лишь бродили скучающие милиционеры и распорядители выставки, да ранние шашлычники отпирали свои павильоны. Мы разгрузили машины и закрыли их маскировочной сеткой – поездки в поиск, по пересеченной местности, глянцу никому не прибавляют.
Складные стенды были заранее сконструированы и изготовлены силами Валеры, Эдика и самого Михайлыча, так что развёртывание позиции много времени не заняло. Потом свинтили разборную оружейную пирамиду, разложили на ней винтовки и закрепили их тремя незаметными, но прочными металлическими тросиками – оторвать экспонат без кусачек невозможно. Рядом с нами, под самой башней, тем временем стали располагаться псковские лучники.
В общем-то, всё было готово, посетителей ещё было мало, в моем присутствии особой надобности не ощущалось, и я отпросился у Михайлыча: надо было купить батарейки для фотоаппарата и заодно запечатлеть на пленке Псков – красивейший город России.

Формально этому городу – тысяча сто девять лет, но это формально, по летописям, а на самом деле он гораздо древнее. Ещё до прихода в эти места славянских племён (довольно разных), скалистый мыс возле впадения реки Псковы в реку Великую был  заселен тогдашними финскими племенами. Очень уж это место было удобно – и по соображениям безопасности, и по экономическим интересам: торговый путь, купцы сами плывут, сами дань несут. Так что на самом деле истоки Пскова теряются как минимум в бронзовом веке, если не раньше, и очень вероятно, что он старше Новгорода.
Правда, от тех баснословных времен осталось очень мало, крайне редко находят финские захоронения с каменными топорами. Эпоха варягов и славян оставила заметно больше исторических памятников. Вообще, Псков – это почти Помпея. Под здешним асфальтом лежат уникальные исторические ценности.  Правда, добраться до них сегодня практически невозможно.  История Пскова на старинных картах чрезвычайно интересна. Когда на месте старых советских развалин строили новорусскую Золотую набережную, под бетон и асфальт закатали неисследованные исторические слои (господа ждать не любят!). Разумеется, общественность протестовала, разумеется, это было демонстративное нарушение законов, ну и что из этого? Закон, к вашему сведению, работает только в развитом, сословном обществе, а сегодня в России всего два сословия – блатные и лохи. Устройство страны просто, как ментовская дубинка или паяльник рэкетира. Тоталитарный СССР был в этом смысле гораздо более сложно устроенным и демократичным обществом.
При царях Псков прозябал. Крепостные стены и башни хваткие купцы растаскивали на кирпич. После немецкой оккупации 1944 году Псков лежал в руинах. Но едва смолкли залпы Великой Отечественной войны, как Советское правительство приняло постановление о первоочередном восстановлении 15 русских исторических городов, и, разумеется, Псков вошел в их число. Атеистическая идеология нисколько не помешала коммунистам восстановить уникальные псковские церкви (правда, их использовали не по назначению, а как склады). Из руин поднялись почти растащенные городские стены и башни. Город расцвел – его восстановлением руководили честные и талантливые люди, это видно по всему. По широким проспектам, по просторным тротуарам, по глубоко продуманному облику. Послевоенный советский период – подлинный Золотой век Пскова! Как и всей России…
Когда-то, в 1984 году, я вышел из шумных дверей железнодорожного вокзала и пошел по Октябрьскому проспекту. Подошел к кремлю. Поднялся на смотровую площадку Власьевской башни и долго любовался панорамой города. Какие же молодцы люди, воздвигнувшие это чудо! Вот здесь и поселюсь, здесь буду жить. И Псков не обманул моих ожиданий. Нашлась и работа на заводе, и место в общежитии. Живи да работай – хорошая жизнь! К сожалению, не все в России так думали, и нормальной жизни в 1991 году пришел конец… Но я всё равно считаю себя счастливцем – я успел увидеть последние мгновения русского Золотого века. Молодое поколение не видело и этого.

Под крепостными стенами кипела работа. Гастарбайтеры в красных жилетах вырубали деревья и кусты и стаскивали в кучу обрубки. Это хорошо, это я хвалю – за последние 20 лет склон Псковы зарос почти непроходимыми дебрями, отчего стены выглядели бутафорией. Теперь же, очищенные от «зелёных насаждений», они приобрели исконный средневековый вид. Плохо другое – за то же время русские разучились работать, и даже при нынешней безработице найти разнорабочих среди них не просто. Но чужой дядя есть чужой дядя, болеть душой за Псков он не будет, и оттого город с годами приобретает пыльный, обшарпанный и какой-то пошлый вид, который только усугубляют мелкие гламурные проектики «а ля Москва».
Я поднялся на мост через Пскову, перешел его и подошел к кремлю. Ряды сувенирных лотков предлагали незамысловатый товар – «апельсинка, мандаринка, батарейка…» Аляповатый российский пластмассовый ширпотреб. Даже знаменитые «псковские ключи» больше не делают, хотя спрос на них никогда не прекращался. Но заводы стоят, цеха превращены в магазины или ночные притоны – даже сувенир сделать не можем…
Сам кремль произвел странное впечатление. Смесь былого советского аскетизма и новомодного гламура. Российская реставрация свелась к простой постройке заново, и граница между старой стеной и новодельной четко видна. Туристы, правда, всё также ходят толпами, слушают гида, разинув рот. (В девяностые годы туризм как явление исчез). Время идет, и кто знает, какой след оставит наше поколение в истории города? Псков уже не тот, и я не молод, не такой, каким был тридцать лет назад. Только часы на колокольне Троицкого собора всё так же без устали отмеряют время.
«Город древний, город славный, бьют часы на башне главной, стрелки круг очертят плавный и двенадцать раз пробьют, мы металл и камень плавим, мы себя и город славим, но про то, что мы оставим, пусть другие пропоют…»
Я обошел кремль. Сфотографировал с моста – открыточный вид. И пошел обратно на Золотую набережную.

Праздник меж тем шел вовсю. Играли старые гармонисты и молодые учащиеся музыкальных школ. Кузнецы ковали, бабки вязали. Дымили самовары. Участники художественной самодеятельности не жалели каблуков. Выпившие в толпе встречались, но пьяных в умат не было. Вообще, общий настрой был радостным и приподнятым. Чувствовалось, что люди из районов рады вырваться хоть на день во Псков, и эта радость передавалась псковичам. Казалось, что даже кованый железный журавль готов пуститься в пляс. Возможно, какой шибко продвинутый столичный читатель скривится от столь простецких провинциальных развлечений – ну да что с умника возьмешь, кроме анализа. Мне всё увиденное понравилось.
На участке нашего музея толпились посетители. Псковичи и жители области. Всем хотелось потрогать руками легендарный «максим», повертеть немецкий МГ на зенитной треноге. Антон пришел с Ильёй, Денис – с Натальей. Они стояли возле оружейной пирамиды, отвечали на вопросы. Ко мне подошел Валера – «Рахим, есть хочешь? Там в машине лежат бутерброды и чай». Нашу выставку загнали в самый дальний угол, да и отлучаться было некогда, так что проблема еды решилась с помощью Валериной дочки, живущей во Пскове – она наготовила бутербродов на всех нас.
Эдик и Елена, одетые в форму времен Великой Отечественной войны, исполняли работу экскурсоводов. Кстати, несмотря на то, что день был жарким, они не запарились совсем – материал тогдашних гимнастерок гораздо лучше современного, даёт прохладу летом и держит тепло зимой, а не наоборот. Смотрительница Михайловна (тезка Михайлыча) торговала сувенирами и картинами. В общем, работа шла вовсю. Народ подходил, интересовался, фотографировался в шинелях и папахах военной поры. К вечеру мы узнали, что и островская самодеятельность вступила лучше всех, и наш район занял первое место.
Подошли знакомые псковичи. Поздоровались. «Островский район – сказал я – Промышленности нет, полезных ископаемых нет, населён копателями. Что накопали, можете потрогать руками». Шутка имела бурный успех.
А рядом лучники проводили стрельбы. Любой желающий мог за определенную плату получить консультацию и пострелять из лука или арбалета. На фоне старинных стен и башен это смотрелось особенно впечатляюще. Милиция, разумеется, постоянно прогуливалась поблизости – винтовки это что, они не стреляют, а вот лук в руках пьяного дурака может наделать бед. Однако буйных алкашей не наблюдалось, и всё прошло просто отлично. Сказать по правде, мы не ожидали такой культуры у псковичей.
После шести часов наступило время собираться домой. Нам ещё час ехать, да потом машины разгружать. К тому же небо затянули грозовые тучи, а духота стала невыносимой. Мы сложили вещи в кузова, попрощались с Антоном и Денисом. Поглядев, нет ли поблизости гаишников, снова выехали через газон на проезжую часть, так как набережная была перекрыта машинами.
Когда мы проезжали мимо памятника Ольге, полился дождь, а когда приближались к Промежицам, начался ливень с градом. Дорога превратилась в реку. Жара сменилась холодом. Да, очень вовремя мы уехали.




На полпути, возле указателя «Островский район» мы по традиции остановились. Доели бутерброды и допили чай. Сфотографировались на память о прошедшем дне. И строя планы на день завтрашний, не торопясь, поехали в Остров.
Рахим Джунусов.

Постскриптум.
В качества забавного дополнения. На днях неподалёку от Золотой набережной, в Финском парке, состоялся так называемый праздник мыльных пузырей. Из Питера привезли специальное оборудование и «специалистов» по пузырению, которые обещали показать «мастер-класс». (Это как, через задницу, что ли?) Всем ведь известно, что производство мыльных пузырей – основа крепкой экономики! Правда, никакого впечатления на псковичей они не произвели, многие и сами могли выдуть пузырь, не требуя ни повышенных зарплат, ни грантов, ни импортного оборудования – с помощью мыльной воды и соломинки. Смешно, правда? Хотя тут не до смеха – РФ явно впадает в детство…

Обсуждение

комментариев 6 на «Город древний, город славный…»
  1. Ольга:

    Ах, Рахим, ну что за безобразие!!! Не ожидала от Вас такого! Постскриптум о празднике «Праздник мыльных пузырей» совсем не уместен тут.Вы очень здорово написали репортаж о фестивале «Гардарика», но о «мыльных пузырях», извините, как-то не совсем правильно. Кстати, детям и родителям этот праздник очень понравился!!! Впервые в Пскове «Праздник мыльных пузырей» был организован прилично,продуманно, с радостью. И какое счастье, когда улыбаются дети! Давно за последние годы не видел Псков детских улыбок в таком количестве! И счастливых родителей…И никаких пьяных рож. А за «Гардарику» — снова спасибо, Рахим! Очень все понравилось! И до сих пор сожалею, что не присутствовала, вела экскурсию в другом направлении.

  2. Глуповаты россиянские развлечения — при совке дети авиамодели сами делали и показывали,а теперь мыльным пузырям рады…

  3. admin:

    Рахим, детям все в радость. Чем больше будет детских и семейных праздников, а меньше пивных фестивалей тем лучше.

  4. Ольга:

    Рахим, к сожалению, чтобы ребенку попасть в авиакружок (или клуб) нужны большие деньги, у каждого второго родителя их нет. Да, радовались и мыльным пузырям!!! И в «совке» мы этим баловались, кстати. С 90-х годов я не помню подобного веселого праздника для детей в Пскове, а потому искренне радовалась и благодарила устроителей, что, наконец-таки, хоть что-то сделали для всех детишек города, а не только для богатеньких. Вы бы видели глаза детишек! Многие из них впервые побывали на празднике…

  5. Антон:

    Относительно отсутствия в г. Пскове кружка авиамоделизмы, Вы Ольга не правы! На ул. Звездной существует авиамодельный кружок, в большей степени специализируются на стендовом моделизме. Кстати,собирают и военную технику, и масштабные фигурки с диорамами, Руководитель кружка Кобков С. Плата исключительно символичная. Посещают и дошкольники. Не развит, поскольку требует усидчивости, терпения и творчества.

  6. Ольга:

    Антон, под словом «авиакружок» я подразумевала абсолютно все кружки, секции, клубы детские и подростковые. Элитные,с хорошей организацией и уровнем, требуют большие вложения. О авиакружке в Пскове я как раз знаю, даже был снят репортаж о клубе в целях ознакомления, смотрела по местному каналу. Но Вы сами пишете, что не развит. Именно так, потому что, увы, надо вкладывать во все средства, ибо разрушена полностью сама структура занятости детей и подростков. И вообще, о чем мы говорим, если кругом полно детей-попрошаек, малолетних наркоманов и алкоголиков? Как ни крути, а в совке в городе Пскове о наркоте никто из детишек не слыхивал…или я ошибаюсь?! Еще знаю другое: внучка занимается греблей, внук — футболом. Сколько выкладывают родители из кошелька — доподлинно известно. И за свой счет как возили в Новгород внучку на соревнование по гребле…

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 31 | 0,152 | Потребление памяти: 12.27 мб |