День национального позора. Псков.

12 Июн 2004,  
Рубрика: ПСКОВСКИЕ НОВОСТИ

Снова в дорогу… на этот раз нас ждал северо-запад: товарищи решили, что Партия должна заявить о себе во Пскове 12 июня, слегка скрасив этим для местных жителей всю горечь ублюдочного «Дня Независимости»: Псков снова, как в допетровские времена, стал приграничным городом. Впрочем, устраивать какую-то отчаянную акцию по этому поводу мы не собирались, поступок депутатов, в 1990-м году одним махом лишивших Россию наследия предков, это конечно преступная глупость, но никак не повод отчаиваться. Будут ли помнить граждане будущей великой и свободной страны этот день? А вы помните, какого числа в 1917 году Николай II отрёкся от престола? И где это было? Я вот помню только, что дело было в конце февраля и вроде как раз в Пскове, или где-то рядом. Та бумажка, «Отречение», которую царь подписал с подачи тогдашних «народных избранников», была преступлением похуже нынешней «Декларации Независимости» — бросить свой народ в разгар жестокой войны — надо было додуматься до такого! Надеюсь, вы поняли куда я клоню — распад единой страны в 1917-ом, как оказалось, явился началом новой великой державы, распад Союза станет началом новой страны и новой нации. Мы это сделаем, шаг за шагом — только вперёд!
Во Пскове пикет на площади Ленина заявил некий «Клуб читателей газеты Лимонка». («Так Лимонка запрещена?!»,- «А мы старые номера любим перечитывать…») Скромненькое мероприятие — НБ-Презентация, а чтобы она не сорвалась по обычному сценарию «свинтили всех», псковских нацболов приехали поддержать соседи — питерцы и новгородцы, из Центра — Фомченков и Соловей. А мы с Таней (Basila) — из Подмосковья: 10-го вечером — электричкой до Москвы, с Рижского последней электричкой — до Волоколамска, дальше, во втором часу ночи, по холодку, вдоль туманной долины р. Ламы, под звёздами, в направлении негаснущей зари — на трассу. Только на неё вышли — первая же машина берёт нас до Ржева, но и там стоим не больше минуты — и едем уже до Пустошки, т.е. до поворота на Псков. Там в 6 утра в придорожном кафе гудят дальнобойщики, а мы с водилой пьём кофе (ехать ещё долго и нам и ему) и прощаемся. Потом за два часа не останавливается никто, и мы понимаем — здесь ловить нечего: больше половины машин, едущих в сторону Пскова, это перегруженные баулами легковушки торгашей. Топаем на вокзал, оглядываясь вокруг: это не русский адат, адат — это у нас, а здесь болото с лягушками. Куда такому нищему местечку большой рынок (вижу знакомые баулы), чем они там торгуют?! Шило на мыло меняют и наоборот? Оставаться в Пустошке не хочется никак, даже в отличный солнечный день, но удача нас не покидает — на автобус до Пскова (ходит из Невеля, не каждый день) садимся через 20 минут, а с нами только один мужик — потом он отстал в Опочке, поймал газель и догнал автобус в Острове. А нас встречают, размещают, показывают город. Нацболы, само собой, не самые равнодушные к истории люди, рассказ о городе, которому 1100 — здесь была осада, тут штурм… стены и башни полуразрушены, древние храмы на каждом шагу.
Набережная Великой: народ гуляет, пьёт пиво, катается на лодках, солнце, жара, сирень и каштаны — Таня чувствует себя как дома, в Николаеве, на родном юге. Памятники: жуткая связка зениток — как картина Лебедева-Фронтова; недавно поставленный памятник княгине Ольге — не Псковитянка, Правительница и Воительница, а просто боярыня, только нимб вокруг головы — латунный ободок, пошлость. Но местные больше всего переживают из-за того, что город загажен, в прямом и переносном смысле. И в ходе прогулки замеряют радиоактивный фон. А потом показывают «аллею десантников» — обычный парк, обычные деревья, но круглые спилы на них закрашены не белым или коричневым, а лазоревой краской, от чего кажется, что на деревьях развешены десантные береты. Как память о тех, кто не вернулся из Чечни…
Утро 12-го начинается традиционно — не успела первая группа питерцев разместиться на отдых после ночной дороги, как мне сигналят — из второй группы свинтили восьмерых и развезли по двум отделениям милиции. Значит нам туда дорога, сперва в Запсковское РОВД, как самое «глухое». Там с задержанными ведут беседы, с организатором пикета — тоже, после чего всех отпускают, та же фигня в Центральном РОВД, и скоро вся вторая группа собирается в полном составе у входа в Кремль. Расходимся, чтобы не привлекать внимание, а потом встречаемся уже на пикете в 14:00. Флаги, повязки, газеты — всё как надо, лозунг «Свобода или смерть» виден издалека, а для тех, кто решился подойти поближе (выглядит пикет довольно агрессивно, даже менты держатся в отдалении) ведущий поясняет: «Мы готовы идти до конца в борьбе за интересы русской нации». Для пикета всё отлично, но в митинг превратить его не удаётся: встать пошире негде — вокруг одни клумбы, дождь не даёт прохожим задерживаться, рядом вещает «Бомж-ТВ» — огромный экран с рекламой. Так что ораторы тренируются на своих, плюс журналисты и ТВ внимают, как могут, ну и типы в штатском — куда без них.
Дело сделано и дальше каждый гуляет, как хочет. Питерцы начинают уезжать мелкими группами, наш паровоз на Москву только в 22-00, так что есть время ещё раз пройтись с друзьями вдоль древних бастионов, по берегам Великой и Псковы. Погода наладилась, но почему-то никто не гуляет по набережным в этот тёплый вечер, и открытые кафе сворачиваются одно за другим. Инертность, но нацболы — другое дело, Соловей даже решает искупаться, хотя Великая — совсем не Южный Буг, и прогреться ещё не успела. Садимся на пригорке возле башни, на остатках крепостной стены, внизу река, над нами появляется радуга, потом ещё одна… красота! Но нам с Таней пора на вокзал и нас провожают все, а к поезду подходят ещё и новгородцы. Они в шестом часу провожали ребят в Питер, но их предводителю чем-то не понравились по дороге менты… и он как раз успел проводить нас. Провёл время с пользой: с операми выпил водки, от зам. начальника РОВД узнал, что он скинхэд. Что-то выдало в нём фашиста: то ли зелёный плащ, то ли зачёсанные назад волосы, а может и казахское лицо. Трудно сказать, но ментов не проведёшь. Даже не пытайтесь, сразу сознавайтесь. Налепят ярлык — и сразу всё просто и понятно становится в их ментовском мире.
Нам такие выезды необходимы, это не только интересно, но и позволяет малочисленным отделениям партии громче заявлять о себе и держаться увереннее. Ведь нас, нацболов, немало, только мы размазаны тонким слоем по стране. Собраться в нужное время в нужном месте и чего-нибудь устроить — это было и раньше, теперь учимся делать то же самое в условиях активного противодействия властей.

X-Ray

Обсуждение

Отзывов: 2 на «День национального позора. Псков.»
  1. Merk:

    Автор дебил, если он во Пскове живёт. На здании вокзала весит памятная доска, где сказано, когда и где отрёкся император.

  2. admin:

    Merk сам не очень умный… Автор в самом начале сообщил, что далеко не местный.

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 27 | 0,240 | Потребление памяти: 43.52 мб |