Праздничный салют

17 Янв 2012,  
Рубрика: ПОИСКОВОЕ ДЕЛО

Вторая, рабочая неделя нового года была довольно насыщенной, события следовали одно за другим, не успевал записывать. Поэтому пока расскажу лишь о двух их них, а остальное – позже.
Первое – ликвидация найденных нами в прошлом году боеприпасов. Михайлыч написал заявку в военкомат, оттуда вызвали саперов из Псковской дивизии, которые всё найденное «добро» и подорвали.
Ликвидация шла два дня, в разных местах. Вместе с военными в работе участвовал Валера Чумаченко, как проводник.
Было уничтожено много десятков снарядов самых разных калибров (45 мм, 75 мм, 76 мм, 105 мм, 152 мм), миномётных и противотанковых мин. Я при этом не присутствовал, но у Валеры тоже есть фотоаппарат, и несколько снимков прилагается. Так что смену годов группа «Поиск» ознаменовала самым мощным «салютом» во всей области.
Второе – мы выехали на полевой выход 14 января, в прежний Новый год. Отчет об этом смотрите ниже.

В лесу родилась ёлочка…
Говорят, в новогоднюю ночь Дед Мороз приносит детям подарки. Придёт, когда все спят, и положит под ёлочку. Ну, Михайлыч уже давно не ребёнок, и ёлочки у него в квартире нет, но подарок Дед Мороз и ему принёс. Утром 14 января, в прежний Новый год, стал он свою раскопочную куртку-«афганку» надевать, хлопнул по карману, а там – 700 рублей. Подарок был тем кстати, что деньги кончились и продукты на выезд мы собирались закупать сами. Вот спасибо Дедушке Морозу! (Разумеется, деньги эти были просто положены в карман и забыты, а тут объявились – в самый нужный момент).
Несмотря на январь месяц, народу в этот раз собралось немало – семь человек. Сам Михайлыч, Валера, Владимир, Денис, Антон, Иван, ну и я. Купив в магазине продукты, мы выехали всей толпой на уазике-«головастике».
Наконец-то лёг снег, установился небольшой морозец, и природа ожила. Над заболоченным лесом, над полями стелись голубоватые предрассветные сумерки, какие бывают только зимой. На востоке небо уже окрасилось алой каймой, на западе висел серебряный месяц, а под сенью деревьев стоял синий-пресиний мрак.
Без особых происшествий доехав до места (лишь в одном месте машину пришлось толкать), мы выгрузились, надели рюкзаки, взяли в руки лопаты, и пошли пешком по старой просеке, заваленной упавшими деревьями. В заснеженном лесу вид у нашего отряда просто потрясающий. «А мы за грибами идем! Вот снег лопатами расчистим, и будем их искать!»
Солнце тем временем поднимается всё выше и выше, сумрак постепенно отступает. Снег под ногами не очень глубокий, сантиметров десять-двадцать. Земля под ним не только не замёрзла, но даже отогрелась. Ветра нет совсем. Просто чудо, а не погода!
С краю просеки тянутся заполненные водой мелиоративные канавы, вырытые ещё до войны. В ту пору народу на Псковщине жило много, земли не хватало, и люди пытались отвоевать у болота лишний клочок. Даже не верится, что когда-то так было…
Немного попетляв по лесу, мы, в конце концов, пришли на место, где никогда раньше не бывали. И бывают же на свете такие совпадения – тут росла большая заснеженная ель! Прямо как в сказке! Судьба словно привела нас сюда в прежний Новый год, и сказала – празднуйте, вы заслужили!
Ну, праздновать можно по разному. Спиртное мы с собой не взяли, так как считаем, что русский народ выпил все свои лимиты лет на двести вперёд. Поэтому мы просто развели костёр (но так, чтобы не повредить дерево), и стали жарить на прутьях сало. Когда с «торжественной частью» было покончено, то группа приступила к работе.
В этих местах не должно быть сильных боев. Мы находимся на боевом охранении советских войск, осаждавших Немоевско-Боровицкий укрепрайон линии «Пантера». Вряд ли немцы в 1944 году были способны на сильные контратаки.
Но первые же находки озадачили нас – вокруг полным-полно стреляных автоматных гильз. Поскольку нейтральная полоса здесь была довольно широкой (около восьмисот метров, местами и того больше), ни о каком обстреле немецких позиций из автоматов не могло быть и речи. Значит, фрицы время от времени беспокоили наших, и красноармейцы отбивались.
В подтверждении этому мы находим хвостовики минометных мин и осколки снарядов. Ещё попадаются петли от патронных ящиков (дерево давно сгнило). Но, в общем и целом, находок не слишком много.
Группа идет по заснеженному лесу. Невысокие бугры сменяются затяжными низинами, хвойные деревья соседствуют с лиственными. Иногда кто-нибудь отстает, откапывая труднодоступную находку, но по следам без труда находит остальных. А вот след уходит в болото – это незадолго до нас тут прошел охотник.
На берёзах висят комья капов. В советское время я бы непременно срубил такое дерево и взял кап на разные поделки, но сейчас у нас в цеху уже не делают ножей с красивой ручкой. (Кап – грибковое заболевание дерева, меняющее фактуру древесины, которая выглядит очень декоративно).
В одном месте мы обнаружили целый склад – 14 корпусов от советской противопехотной мины ПОМЗ-2. Дело в том, что эти мины собирались целиком только перед применением. В чугунный корпус вставляли тротиловую шашку, прикрепляли взрыватель и насаживали на деревянный кол. Простенько, но сердито. Вероятно, эти корпуса были приготовлены к снаряжению, но по какой-то причине оставлены и забыты. Что же, на войне такое часто бывало. Эту находку мы заберём и поставим на «линии Сталина» как экспонат, в проволочных заграждениях.
Попытки отыскать поблизости землянку сапёров успехом не увенчались. Лишь в одном месте прибор показал какой-то странный блуждающий сигнал, что послужило поводом для смеха: «Так это же крот гайку проглотил, а мы за ним гонимся!»
Очистив корпуса от торфа, мы сложили их в шведский рюкзак, который я взвалил на плечи. Немного тяжеловато, но ничего, удобно. Спасибо Ульфу за снабжение нашей поисковой группы амуницией! (Кстати, Ульф тоже приезжал в эту неделю).
Неподалёку от этого места мы нашли простреленную советскую каску в плохом состоянии. Черепа в ней не было, и костей поблизости тоже не оказалось. Каску вешаем на куст, так как музейной ценности она не имеет.
Чтобы не ходить с тяжестью на плечах (а каждый корпус весит 1,5 кг), я пошел в лагерь. Заодно и обед надо сварить. Костёр горел неважно, дрова были сыроваты, но, тем не менее, через час фирменное блюдо группы «Поиск» — макароны с тушенкой – были готовы. К тому времени подошла вся группа, и мы приступили к еде. Как оказалось, особых находок в моё отсутствие сделано не было – крышка от медного котелка, да в одном месте нашли корпус от немецкой кассетной авиабомбы. К сожалению, он был под корнями большого дерева, и к тому же в плохом состоянии, поэтому откапывать его не имело смысла.
После обеда мы походили ещё немного, но ничего существенного не обнаружили. Кинув в костер консервные жестянки (чтобы скорее проржавели) и весь горючий мусор, отправились обратно. К тому времени солнце уже клонилось к закату, и синие тени поползли по лесу.
Подойдя к машине, мы поняли, что часть пути придется пройти пешком – земля под снегом оттаяла ещё больше, и перегруженный «головастик», у которого вся тяжесть спереди, застревал в ямах, нарезая глубокие колеи. Что же, это ерунда, это дело житейское. Валера повел пустую машину, а мы пошли за ним своим ходом. Через километр начались «знакомые земли», а вскоре и укатанная дорога. Мы садимся в машину, едем домой. И пусть не сделано особых находок, Новый год прошел самым лучшим образом!

Обсуждение

Один отзыв на «Праздничный салют»
  1. Замечательное повествование о поездке! И фотографии великолепные, жаль, что невозможно их напечатать…Очередное спасибо, Рахим, за путешествие по зимнему лесу!

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 52 | 0,558 | Потребление памяти: 44.27 мб |