Избушка с «линии Сталина»

11 Ноя 2009,  
Рубрика: ПОИСКОВОЕ ДЕЛО

Давненько не писал я про «линию Сталина». С тех пор, как летом её торжественно ввели в строй, много воды утекло. Наверное, читателям будет интересно узнать, как у нас идут дела на этом фронте.

Перво-наперво должен сказать, что не успел закончиться праздник по случаю её открытия, как в Интернете всякие завистливые барбосы принялись считать гипотетические «мильёны», которые нам под это дело якобы выделил губернатор. «Крупные специалисты» начали умничать на тему: «аутентично» или «не аутентично» выглядел тот или иной образец вооружения и обмундирования. Ну, насчет аутентичности мы и сами всё понимаем, не надо придираться: действовали по возможности. А насчет «мильёнов» скажу одно: курочка ещё в гнезде, яичко ещё там, где надо, а кукарекают на всю деревню. Нет никаких «мильёнов», и появятся ли – неизвестно.

Но умников-разумников считать чужие деньги у нас полно, и очень скоро Михайловича принялись изводить «просители». Одна очень просвещенная дама после того, как Михайлыч фактически продиктовал «её» будущую книжку о войне (звонила в час по десять раз – «консультировалась»), настоятельно просила выдать ей тысяч 100 на издание этой самой книги. Разумеется, без пошлых расписок, под честное благородное слово.

Другое должностное лицо, преисполненное модного казенного благочестия, очень рекомендовало пожертвовать на нужды служителей культа двести тысяч – разумеется, без отдачи, без документации и за большое спасибо. Про всякие мелкие наезды я даже не говорю…

Как жаль, что Паниковский (персонаж из «Золотого теленка») не дожил до наших светлых дней. Вот бы старик обрадовался! Вокруг развелось столько его последователей! «Михайлыч, ну дай мильён! Ну всего один мильён! У тебя же их много!»

А если серьёзно, то вот так и толкают хозяйственников на должностные преступления, и разворовывают выделенные средства. Хорошо, что у Михайлыча характер на этот счет твердый. Плохо то, что денег и вправду нет.

10 ноября, после обеда, у меня запиликал мобильник. Звонил Михайлыч. «Рахим, привет! Ты сегодня свободен? Если да, давай съездим на «линию Сталина». Надо доски для пола привезти, да не забудь фотоаппарат захватить – избушка почти готова, сфотографируешь». Вообще-то я в тот момент находился на работе, но работы не было уже давно: не то процветание было в том виновато, не то кризис – у нас в провинции они неотличимы. Поэтому отпроситься не составило труда, и через пять минут я уже сидел в кабине уазика рядом с Михайлычем. Мы заехали ко мне домой за фотоаппаратом, потом загрузили доски, и поехали на «линию Сталина».

Дело в том, что там наконец-то удалось закончить строительство избушки для сторожа и рабочих. Так что гордость Михайлыча была понятна – в наше-то время, без денег, удалось что-то построить. Каким образом? Да всё также, методом народной стройки, как летом. Одна организация даст бензин, другая – доски, третья ещё чего-нибудь. Спасибо, в районной администрации не забывают, и глава района Мищенков Павел Геннадьевич всегда готов помочь. Рабочие, строившие избу, были наняты по линии центра занятости. Хорошо, что сейчас кризис – при процветании никаких программ занятости не было, деревенские волком выли. А так хоть за пять тысяч, да работа появилась.

Одно плохо – долго так продолжаться не может, и если не пойдут средства, «линия Сталина» окажется в очень трудном положении. И город Остров своими силами не сможет её содержать – из-за разгона военного аэродрома «Веретье» и без того трудное положение скоро станет ещё трудней, тут уж не до культуры. Кстати, на будущий год музею выделили меньше всего средств. И требуют сокращать музейных работников, хотя у Михайлыча – самый маленький штат из всех культурных учреждений… (группа «Поиск» к музею не относится, зарплату не получает).

Наш уазик тем временем мчался по пыталовской дороге. Мимо окон проносились покосившиеся избы, руины ферм, заброшенные поля. Вы знаете самый короткий анекдот? «Российская безработица». Это у нас-то, где всё выглядит так, будто война прошла. Впрочем, даже те, кто ещё работают, делают это довольно плохо. Вообще, по сравнению с Советским Союзом, в России работают очень лениво. Даже на своих огородах! Как подменили людей… Хотя, чему удивляться – народ в России всегда подражал власти.

«Ко мне тут недавно бывшие военные приходили» — сказал Михайлыч. «Спрашивали работу. Готовы ездить из Острова на линию на своих машинах. Но ничего не получилось. У музея денег нет, а по линии центра занятости тоже нельзя – они военные пенсионеры, народ «обеспеченный». «Да я тоже вроде как военный пенсионер. Пенсия – три с половиной тысячи. А с Веретья столько народу выгонят без полной выслуги – будут гроши получать» — ответил я.

Мы доехали до Захаркино и возле указателя «Линия Сталина» свернули налево. Пять километров по грунтовке – и мы на месте.

Так вот какую избушку построил Михайлыч… Прямо дворец. Чтоб было где сторожу жить и где рабочим обогреться, поесть. Да ещё и электричество проведено. Ну, чего ему это стоило – разговор особый. В наше время, когда хозяйственника, как волка, бюрократическими капканами обложили, когда туча всевозможных посредников любое дело в зародыше давит, да ещё без денег  – это почти подвиг.

Уважаемые читатели, вам не знакомо чувство радости, которое возникает, когда заходишь под крышу только что построенной избы? Такое ощущение, что ты вернулся наконец-то в свой истинный дом. (Новорусские коттеджи с деревянными домами ни в какое сравнение не идут). Бревна ещё не успели потемнеть от времени, и мох свисает между ними. Я обошел избу кругом. День был пасмурный и серый, накрапывал дождь. Но в видоискателе от избы словно исходило сияние. Бревна светились, будто напитались солнцем…

Тем временем мужики принялись таскать доски в избу, Михайлыч с Мариной стали обсуждать текущие вопросы, а я приступил к фотосъемке. Вот наша летняя кухня в дубраве возле шлагбаума: очаг в земле, рядом будка для посуды. Стожки сена, которые никто из деревенских так и не соизволил взять, несмотря на предложения Михайлыча. (Хотя сена многим не хватало). Вот если бы мы им ещё и привели… Что тут сказать? Барская ленивая порода, хоть и «пролетарии»!

Далее в объектив попал «зуб дракона». Следом – тот самый немецкий артиллерийский фугас, что мы привезли летом из Печорского района. Немецкие стальные колья для колючей проволоки. Внизу они имеют форму штопора, достаточно вставить палку в кольцо – и можно закручивать в землю. Разумеется, применялись они только там, где было нужно побыстрее поставить заграждение – например, изолировать захваченный русскими участок траншеи. На заднем плане – деревянные противотанковые надолбы, вкопанные под углом в землю. Между прочим, танки они останавливали очень надежно.

Я перешел к командирскому доту. За прошедшее время вокруг него протянули три ряда колючей проволоки. А сам дот до половины залило водой. Говорят, что перед самой войной проектантов этого опорного пункта расстреляли. Как раз за то, что построили доты, не учтя уровень грунтовых вод…

Сейчас мы пытаемся с этим бороться, проложили, как умели, дренаж, и дот уже не заливает выше крыши. Будут деньги – проложим подземные водостоки, осушим доты. В конце концов, сейчас столько говорят о развитии туризма на Псковщине. Жаль только, что разговоры не подкрепляются материально. Михайлыч говорит – пристройки к музею не будет. Документация где-то «потерялась», разумеется, виновных нет. И на будущий год выделили бюджет – чуть больше двух миллионов рублей. Плати зарплату тринадцати сотрудникам, за отопление, свет, строй «линию Сталина» и ни в чем при этом себе не отказывай…

Тем времени мужики закончили выгружать доски, мы всей толпой сели в уазик и поехали по домам. Вскоре деревенские вылезли, и дальше до города мы с Михайлычем ехали вдвоем. «Два миллиона – сказал я – да иной буржуй или чиновник (у нас в России это одно и тоже) в кабаке за раз больше оставляет. Может, попросить их бланманже из ананасов не заказывать, глядишь, и на развитие провинции хватит…» Михайлыч грустно усмехнулся. «Нам бы ещё коня купить… Ему бензину не надо, запчастей тоже. Сено ему можно прямо на линии косить. Он тут гораздо экономичнее любой машины будет. Да где ж деньги взять…» Я смотрел на развалины вдоль дороги, и думал. О чем? Да о том, где находятся «закрома Родины», и когда к ним дно приделают…

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 27 | 0,203 | Потребление памяти: 43.52 мб |