ДЛЯ НАСТОЯЩЕГО НАЦБОЛА — ЭТО МЕЛОЧИ! Интервью псковских участников акции у офиса «Сургутнефтегаза» оранжевым аналитикам

03 Дек 2006,  
Рубрика: ПОЛИТИКА, СТАТЬИ

7 ноября 2006 года свыше сорока национал-большевиков атаковали офис московского представительства компании «Сургутнефтегаз». Известие об этой акции мгновенно облетело все просторы RU-сети, а также попало на первые полосы газет и даже в основные новости некоторых телеканалов.

На здании был водружен флаг НБП, перед входом в офис национал-большевики провели митинг, часть нацболов проводили агитацию внутри офиса и в столовой компании. Более 30 человек было задержано милицией, суд дал им по 15 суток административного ареста за несанкционированный митинг. Среди тех, кто был приговорен к аресту, нашлось и двое псковичей: Артем Андреев и Максим Лебедев. Сегодня они дали эксклюзивное интервью САЙТУ ПСКОВСКОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ.

— Акция произошла 7 ноября. Эта дата выбрана случайно, или имеет «сакральный смысл»?

Максим Лебедев:

— Когда я направлялся на акцию, то не думал об этом. Мы просто делали свое дело, но символичность даты, несомненно, вдохновляла часть людей. В такие моменты больше задумываешься о том, чтобы получилась сама акция, думаешь над ее деталями и чтобы все шло по плану. Одновременно с акцией у московского офиса «Сургутнефтегаза» в Сибири должна была начаться акция нефтяников, работников этой компании. Хотя дата не случайна… Как говорится, хотелось несакрально, а получилось как всегда…

Артем Андреев:

— Я не думаю, что сакрально, но что-то в этом есть!

— Расскажите о самой акции (с момента начала и до задержания).

Максим Лебедев:

— Целью акции было заявить о нашей солидарности с независимым профсоюзом рабочих-нефтяников и конкретно с его лидером — А. Захаркиным, уволенным за «неподкорность» из компании. Наша задача заключалась в том, чтобы мирно войти в здание, мирно войти в кабинеты, раздать листовки служащим, вывесить флаги и транспаранты. Если бы нас ждал ОМОН, то мы начали бы несанкционированный митинг. В результате мы его и без ОМОНа благополучно провели, и в здание вошли. Всего в акции участвовало около 40 нацболов из разных регионов России.

В самом здании мы не добрались до кабинетов, вовремя заблокированных охранниками. Последние вздумали завязать потасовку, провоцировали на ответные действия. У одного из них случилась истерика, он прыгал с пистолетом, направляя его то на участников акции, то на себя, выстрелил несколько раз в потолок. Нужно отметить, что нацболы, вопреки последующим показаниям «свидетелей», ничего не сломали, а если что и было задето, то благодаря «активности» все той же охраны.

Чтобы не терять времени мы покинули здание и устроили митинг перед его входом, где сразу попали под прицелы журналистов. Некоторых из них пыталась остановить охрана. Нацболы зажгли фаера и развернули флаги, в воздух полетели листовки. Скандировали лозунги, особенно часто повторялось «Рабочим — винтовки! Буржуям — веревки!», «Буржуев — на нары, рабочих — на Канары!» и тому подобные. Другие нацболы, парень и девушка, приковываются к решетке офисных ворот. Партиец, державший связь с Сибирью, сообщил присутствующим, что рабочие благополучно проводят свой пикет, Захаркин передает всем привет. Сообщение вызывает бурю восторгов.

Подъезжает первая милицейская машина, решаем стоять до конца, для чего цепляемся друг за друга локтями. Все ждут ОМОН, но задержанием руководят обычные милиционеры, ОМОН весь занят на демонстрации. Милиция бегает вдоль строя и уговаривает полюбовно разойтись. Наконец решают всех хватать и пихать в машину. Нас грубо растаскивают, некоторых сопротивляющихся волокут по асфальту. Цепь приковавшихся нацболов распиливают болгаркой. В микроавтобусы кидают по 10-13 человек. Всего с момента начала акции проходит минут 40, и все товарищи оказываются задержанными.

Артем Андреев:

— Мы с товарищами спокойно зашли в здание «Сургутнефтегаза» разбросали листовки, посмотрели как усердно трудятся работники офиса, также просмотрели танец в исполнении охранника — «обезьянка с пистолетом», что было довольно забавно! Затем попытались вывесить флаги из окон, но по какой-то причине, все нам нужные двери оказались заперты. Потом с тем же спокойствием вышли из здания и организовали митинг перед входом. Через некоторое время приехала наша доблестная милиция и посадила нас в комфортабельные бобики.

— Как проводили время в милиции, что можете сказать о судебном процессе?

Максим Лебедев:

— В милицейском отделении (УВД Басманное) нас держали больше 3-х часов без составления протокола и предъявления обвинений. На некоторых оказывали физическое воздействие с целью выявить организаторов, снимали отпечатки пальцев (по несколько раз!). У ряда задержанных остались, к счастью, мобильники, с помощью которых мы сообщали о происходящем товарищам на воле. Адвоката к нам не допускали.

Позже, когда мы уже сидели в КПЗ, нас заставляли среди ночи писать в протоколе, что в услугах адвоката мы не нуждаемся. В КПЗ нас продержали больше 48 часов, но так и не выпустили. Позднее мы выяснили, что часть наших товарищей специально тянули время в суде, чтобы хоть кого-то выпустили по истечении 48 часов. Но видимо милиция «решила» по-другому. И позднее, один «добрый» конвоир сообщил, что нас бы не выпустили и через 50 часов, так как все милиционеры участка написали бы в рапорте, что нас отвезли в суд до окончания двух суток. Доказывать при таком беспределе свою правоту очень сложно.

В суде мы получили 15 суток (статья мелкое хулиганство) и штраф 500 рублей за несанкционированный митинг. Для настоящего нацбола — это мелочи.

Артем Андреев:

— Как и положено — судья куплен, а менты весело «шутковали». Но и мы ребята не простые: от скуки стали выпускать газету «Сургутка», которую распространяли по изолятору через раздачу баланды.

— По-вашему мнению акция удалась?

Максим Лебедев:

— Несомненно. Акцию хорошо осветили в средствах массовой информации. В конце концов НБП — единственная партия, которая доказала своими действиями солидарность с рабочими, попавшими в безвыходную ситуацию. Только задумайтесь — простые мужики создали по сути единственный в стране независимый профсоюз. С нуля, без поддержки какой-либо политической силы. Чтобы защитить себя и свои семьи от произвола. Их сразу стали давить, увольнять. Нефть — основа могущества кремлевских олигархов, и такие политические выпады однозначно воспринимаются ими болезненно. Уже позднее стало известно, что Фрадкова вызывал ВВП и просил урегулировать ситуацию в «Сургутнефтегазе». НБП за тех, кто работает!

Артем Андреев:

— Я считаю, что удалась на все сто, так как имела оглушительный резонанс.

— Какие планы на ближайшее будущее?

Артем Андреев:

— Время покажет. Можно определенно обещать много сюрпризов(!) для всех.

— Будете ли вы принимать участие в предстоящих выборах в Псковской области?

Максим Лебедев:

— Мы работаем над этим.

Артем Андреев:

— Повторяю, время покажет!

Обсуждение

комментария 2 на «ДЛЯ НАСТОЯЩЕГО НАЦБОЛА — ЭТО МЕЛОЧИ! Интервью псковских участников акции у офиса «Сургутнефтегаза» оранжевым аналитикам»
  1. 4fingers:

    Славные парни! Да, Смерть!

  2. Юля:

    Молодцы ребята!Слава России!

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 32 | 0,163 | Потребление памяти: 12.22 мб |