Памяти товарища

22 Сен 2022,  
Рубрика: ПСКОВСКИЕ НОВОСТИ

Южная столица области встретила пронизывающим холодным ветром и дождём. Разбрызгивая лужи, наша машина въехала в Великие Луки. Так, теперь надо найти Свято — Вознесенский собор. Это не заняло много времени. До начала отпевания оставалось ещё часа три, оставив машину на площади, мы пошли по городу.
Долго бродить под дождём было неприятно, и вскоре мы приземлились в подходящём кафе. Заказали еду, сели за стол. И потекли разговоры, воспоминания. Мы вспоминали Александра Додонова, с которым нас связывали партийные дела и годы, возможно, лучшие в нашей жизни.

Александр Додонов (08.02.1975 — 09.09.2022)
г.Остров, 14.06.2008

Он пришёл в партию, в наше псковские отделение, когда власти уже поняли, что это за организация. Что организовались мы сами, что за нами не стоит никакой Госдеп и никакой олигарх. То есть «крыши» нет, как нет и желания продаться (простите, «взаимовыгодно сотрудничать»). И отдали заказ чмырить нас по полной. К чести псковской милиции, надо признать, что до крайностей не доходило, но пакостей было предостаточно.
И вот тут-то Александр Додонов проявил себя настоящим бойцом. Зная законы, он хладнокровно требовал их исполнения, не реагировал на угрозы и издевательства, а упорно гнул свою линию. И постепенно стали появляться небольшие победы. В том, что мы отвоевали право собираться возле памятника Пушкину и няне — огромная заслуга Александра.
(Право это впоследствии было благополучно просажено «правильными» партиями с хорошей «крышей»).
В 2014 году он поехал воевать на Донбасс. Сам, добровольно. Никто его туда не тащил. Но на народ Донбасса обрушилась беда. И он встал на защиту, потому что не мог поступить иначе. Не в его это было характере.
Специальная военная операция застала его дома, в Великих Луках. И он вернулся на Донбасс, хотя понимал, что лёгкой победы не будет, что Украина — не дурилка картонная, какой её изображала официальная пропаганда.
И вот наш Саня погиб. Погиб, отодвигая линию фронта от Донецка, защищая город от обстрелов взбесившихся нациков. Погиб смертью солдата. Когда наступит мир, на донецкой земле встанут новые памятники — солдатам, погибшим уже в этой войне. И на одном из них будет выбито имя Додонова Александра Николаевича…
Мы сидим, вспоминая, как ездили в Москву на партийные мероприятия, как работали во Пскове. И было чувство, что Саня по прежднему сидит рядом с нами за столом.
Стрелки часов приближались к цифре «2». Пора идти к собору. Там, у входа, уже стояли товарищи из Москвы и Питера, родственники Александра, и просто его друзья и знакомые, пришедшие проститься. Вскоре подвезли гроб (открытый). Наш Саня лежал в нём непривычно молчаливый и тихий. На его лице были следы взрыва.
Священник начал заупокойную службу. Неспешно текли слова молитвы, сизый дым поднимался от кадила ввысь. «Со святыми упокой…» Горели свечи в руках собравшихся. Священник просил у Бога принять душу Александра в небесные селения, простить ему все прегрешения, вольные и невольные. И каждый присутствующий, верующий или атеист, хотел того же.
Служба закончилась, и теперь надо ехать на кладбище. Мы пристроились в хвост колонне, и доехали без проблем. На кладбище уже ждали военные оркестр и официальные лица. Гроб поставили на табуреты, и началось прощание. Хорошие слова сказали представитель администрации Великих Лук и военкомата. С краткой речью выступил друг Александра, Армен Беньяминов. Подошли к гробу все присутствующие. А дождь всё лил и лил, и усиливался ледяной ветер.
«Прощай, Саня — сказал я — Прощай. Ты отдал всё за наш народ, даже свою жизнь. Какие ещё могут быть речи?»
Гроб накрыли крышкой и опустили в могилу. Раздался троекратный салют. Военный оркестр грянул «Союз нерушимый» (точнее, гимн Российской Федерации, но до сих пор эту мелодию все воспринимают как преждний гимн). Действительно, либо Союз нерушимый, либо кровавая каша: третьего на постсоветском пространстве не дано.
Присутствующие были немного удивлены. «Сколько лет человека менты гоняли, а теперь хоронят с такими почестями». Хотя, удивляться нечему: это и есть национальное единство в действии. Не показное, как раньше, а настоящее. По иному, видимо, невозможно было вбить его в наше общество, как только через войну. И за него, за это единство, отдал жизнь наш товарищ…

Похороны Александра Додонова с воинскими почестями (видео)

По обычаю, мы скинулись, кто сколько может, и вручили деньги брату Александра. Оставаться на поминки не стали — ехать до Пскова далеко, да и помянули уже в кафе. Только я выпил стопку горькой. Поклонился кресту на свежей могиле: «Прощай, Саня… прощай».
На следующий день я работал. Вдруг с серого неба раздались трубные звуки. Я поднял голову: между туч пролетала стая журавлей. Сильный ветер отбрасывал их, но птицы упорно выстраивали клин и пробивались все дальше и дальше. На память пришли всем известные строки:
«Мне кажется порою, что солдаты
С кровавых не пришедшие полей
Не в землю нашу полегли когда-то,
А превратились в белых журавлей.
Они до сей поры с времён тех дальних,
Летят и подают нам голоса
Не потому ль так часто и печально
Мы замолкаем, глядя в небеса?»
Я стоял и смотрел на летящих птиц. Немного отлегло от сердца. Как будто это наш Саня сейчас из-под небес по птичьи окликает всех нас, кого оставил на земле…

Рахим Джунусов

Обсуждение

Один отзыв на «Памяти товарища»
  1. Насчет самых лучших лет не знаю. Но уж точно самые социально активные и интересные.

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 35 | 0,437 | Потребление памяти: 12.38 мб |