Забытый бой

06 Дек 2019,  
Рубрика: ПОИСКОВОЕ ДЕЛО

На сей раз наша группа «Поиск» решила не ехать далеко, а обследовать одно место близ Острова. В прежние года, уже давно, мы копали там, и находили интересные экспонаты для нашего музея. Может, и теперь повезёт? Тем более, что тогда нам не удалось найти останки павших красноармейцев, а они там наверняка имеются.

Холодным осенним утром мы прибыли на место. «Встаёт ноябрь во мгле холодной, на нивах шум работ умолк, с своей волчихою голодной, выходит на дорогу волк…» — до чего точно умел А. С. Пушкин воспевать природу!

По полям ползли промозглые серые туманы. Сквозь них проглядывали холмы, поросшие лесом, и длинный курган с плоской вершиной, насыпанный, вероятно, ещё в дохристианские времена. На полях действительно, «шум работ умолк», только несжатая полоска овса дожидалась своего часа, ну да овес созревает позже всех. Чуть правее, между курганом и холмами, тянулась длинная болотина, из которой вытекал ручей. И тишина. Не закричат журавли, не застучат клювами аисты, не заголосит в кустах иволга. Поздняя осень: перелётные птицы уже улетели, а неперелётные стараются вести себя потише, словно боясь привлечь к себе внимание. И в небе тоже ни звука – последняя стая гусей пролетела неделю назад.
Трава побурела и полегла, листья на деревьях давно облетели. Лишь кое-где алыми бусинами горят гроздья калины. Да в заброшенных деревенских садах на яблонях ещё висят поздние яблоки, которые некому есть (что для нас хороший признак – значит, медведя тут нет).

Недавно прошедшие дожди напитали землю влагой, болотины и мочила вышли из берегов, под ногами хлюпает жидкая глина. Всё, как и положено в ноябре месяце.

Наш уазик останавливается возле огромного мельничного жернова. Когда-то он молол муку, обеспечивал её окрестные деревни. Теперь нет этих деревень, нет местного зерна, а муку мелют на огромных мельничных комбинатах. Жернов хорош, вот бы нам такой в музей. Но увы: наш уазик не сможет увезти такую тяжесть. Да и не по силам нам, уже далеко не молодым мужикам, закинуть его в кузов. Поэтому, походив вокруг да около жернова, мы идём дальше.

Вот и деревня. Видите её? Нет? Ну как же, вот она. Камни-фундаменты от изб, да одичавшие яблони рядом. В семидесятых годах тут было многолюдно, в восьмидесятых – доживали свой век старики, ну а в девяностых вымерли все. Заброшенные избы постояли какое-то время, а потом сгорели во время весенних палов травы. Одни только камни и остались, да кое-где ленточные фундаменты.

Металлоискатель истошно пищит, но это пока что бытовой мусор: старые замки, дырявые бидоны, ломаные косы и т.п. Как и в любой деревне, полно больших жестяных банок из-под селёдки. (Были такие в советское время). Ещё пленные немцы в Первую мировую войну отмечали, что селёдка для русских первый деликатес.

Ничего особого пока найти не удаётся, и мы решаем поискать в районе бывших бань. Деревенская баня – это такое место, где может быть что угодно! Найти бани не составляет труда по кучам камней из парилки. На некоторых – старая колючая проволока. Это значит, что тут проходила немецкая линия обороны. Нет, не сам передний край, а вторая или третья линия траншей. К тому же тут неподалеку в 1944 году находилась немецкая противотанковая батарея, прикрывающая подступы к Острову с этой стороны. И хотя это направление не было направлением нашего главного удара, бой тут был, были подбитые наши танки, и погибшие красноармейцы. Самое интересное, что тогда, летом 1944 года, немецкую оборону здесь прорывали старые танки Т-26. Немецкие противотанковые орудия тоже были не самые современные – обычная 37-мм пушка. Про этот бой мы знаем только то, что немцам удалось подбить несколько наших танков. Это абсолютно точно – земля подтверждает, давным-давно мы нашли тут танковую пушку, и много обломков брони. А вот дальше идут всякие домыслы, на которые так горазды некоторые современные писатели: якобы эти самые Т-26 и ворвались первыми в Остров. (Зачем тогда были нужны тяжёлые танковые полки прорыва с самой современной бронетехникой, непонятно).

Но, увы, и в районе бань ничего существенного найти не удалось. Утешительным призом стала немецкая керосиновая лампа. Я случайно заметил её под камнем, вытащил. Догнал нашу группу. «Пётр Михайлович, я волшебную лампу нашёл. Потрите её от грязи, и вылезет германский джин Гасан Абдурахман ибн Хаттаб!» — «Кто, кто?!»

Лампа, однако, подсказала, что мы на правильном пути, и годы войны где-то тут был немецкий бункер.
Мы спустились с холма, и вскоре нашли место, где когда-то стоял подбитый танк. Нашли обломки брони (мелкие) и трак. Такие траки были только на Т-26. А вот и гильза от танкового орудия. Промываем её водой в ближайшем мочиле, и читаем на донце «40 г.», а также номер завода и номер партии. Вот это да! Снаряд-то был выстрелен 5 июля 1941 года! (Ну, не могли довоенные запасы снарядов сохраниться аж до лета 1944 года!)

Дело в том, что в тот день советские войска попытались отбить у немцев Остров, захваченный днём раньше. Два полка 3-й танковой дивизии вошли в город ранним утром, со стороны Пскова и Порхова. Завязалось танковое сражение, одно из крупнейших в 1941 году. (И благополучно забытое советскими историками).

В нашем музее висят фотографии, сделанные немцами после этого боя. Понятно, что фрицы фотографировали наши подбитые танки, но в объектив попало немало и их покалеченной бронетехники. Не выдержав танкового боя (наши танки превосходили их и количеством, и качеством), 1-я танковая дивизия вермахта стала отходить. Кто замешкался, тот навсегда остался в сгоревших машинах на улицах Острова. Казалось бы, победа?

Но дело в том, что один вид вооружений не может решить исход сражения. Современный бой – дело коллективное, требующее хорошего взаимодействия всех родов войск. С этим же дело было плохо и в царской, и в советской армиях.
Нехватка пехоты вынудила наши танки остановиться. Недостаточная артиллерийская поддержка лишила их прикрытия. В небе господствовала германская авиация.

В результате, немцы подтянули реактивную артиллерию и нанесли мощный удар по нашим войскам. Крупнокалиберные реактивные мины опрокидывали наши танки, как спичечные коробки. С неба бомбардировщики люфтваффе засыпали бомбами. Это было уже избиение, и к вечеру наши танкисты получили приказ отходить. Около двухсот машин ворвались в Остров утром, а вечером из боя вышли чуть больше сорока…

Потеря Острова поставила жирную точку на наших попытках закрепиться на рубеже реки Великой и недостроенной линии Сталина. Оборона Пскова осложнилась до крайности, и к вечеру 9 июля город был захвачен. Наши войска отступали на Лужский рубеж. Псковщина, захваченная самой первой из русских областей, была освобождена самой последней.
И вот, в этой бывшей деревне, мы находим следы боёв и 1941-го, и 1944-го года. И поразительное совпадение: в обоих случаях тут действовали танки Т-26. (Хотя к 1944 году их оставалось довольно мало).
Прикинув, где могло находиться немецкое противотанковое орудие, мы пошли в том направлении. И вскоре обнаружили куски от него. Да, и немцам досталось по первое число.

Затем нашли эмалированную чашку Красной Армии (в очень плохом состоянии). И целую кучу немецких противотанковых мин, точнее, пустых коробок от них. Минами была вымощена площадка перед избой (чтобы по грязи не ходить). Ну а взрывчатка пошла, скорее всего, для рыбалки. Минно-взрывной способ рыбной ловли был широко распространён на Псковщине, и прекратился лишь в самое последнее время. (Борьба с терроризмом).

Вообще, использование оружия и боеприпасов в хозяйственных целях практиковалось в деревнях вовсю. Местные Кулибины разбивали кувалдами миномётные мины, вытапливали из снарядов тротил на открытом огне, ценя свою жизнь в копейку. Помните фильм «Трембита», как там корыто стояло на минах?

Это ещё что, в одной нашей деревне русская печь стояла на фундаменте из противотанковых мин (полностью боеготовых). К счастью, топили её редко и экономно, поэтому и не отправила она дедку с бабкой на околоземную орбиту.

Ноябрьский день короток. Кажется, только начали копать, а уже темнеет. Хорошо, хоть дождя не было, да солнце иногда выглядывало.

Мы потащили находки к машине. Ничего ценного обнаружить не удалось. Лишь танковый трак, гильзу от снаряда, детали от пушки и кучу всякого металлолома. И ещё материал для этой статьи.

Копия SAM_9961

Копия SAM_9974

Копия SAM_9975

Копия SAM_9979

Копия SAM_9983

Копия SAM_9984

Копия SAM_9985

Копия SAM_9995

Копия SAM_9997

Копия SAM_0007

Копия SAM_0008

Копия SAM_0013

Копия SAM_0019

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 27 | 0,665 | Потребление памяти: 43.49 мб |