Повесть о настоящем террористе

30 Апр 2017,  
Рубрика: КНИЖНАЯ ПОЛКА

Тяжела и неказиста жизнь простого террориста

Нет, Пушкин всё-таки великий поэт! И писатель тоже ничего. Мне его произведения нравятся больше, чем опусы многих классиков. В самом деле, герой Достоевского убивает старуху-процентщицу (вариант – папеньку Карамазова), и потом счастливо страдает на пятистах последующих страницах. Он купается в своих страданиях, нежится в них, упивается ими: ну что же вы, господа читатели, так мало меня жалеете, больше надо! Кажется, если страдания прекратятся, то и роман придётся прервать, так как больше в нём нет ничего.

Нет, Пушкин писал по-другому. В этом смысле он гораздо ближе к европейской литературе, чем к русской. Возможно, его проза – это неглубокие, поверхностные рассказы для скучающих барышень, написанные с целью заработка. Возможно, подобные рассказы в ту пору мог написать любой дворянский литератор. Но по мне так лучше пушкинская легкость, чем непомерная тяжесть наших доморощенных «психологов».

Пушкин, однако, мог вместить в небольшое по объёму произведение столько событий, сколько не влезало в толстенные опусы других классиков. Яркий пример – повесть «Дубровский». То есть повесть она только по объёму, а по насыщенности событий тянет на целый роман.

index_pic.php

Наверное, это произведение все помнят со школьной скамьи. Суть такова: рядом, в соседних имениях, живут и дружат два барина. Только один, Кирилла Петрович Троекуров, ушел в отставку в чине генерала. Самодур, балбес, «строит» весь уезд. Весьма распространённый и глубоко народный типаж, переживший революцию, Отечественную войну, перестройку, и сохранившийся до наших дней в целости и неприкосновенности. (Кто служил в армии, подтвердит).

Другой, Андрей Гаврилович Дубровский, не пошёл в чинах дальше поручика (что-то вроде старлея). Человек строгий, но не вредный. Как вы думаете, возможна ли между столь разными людьми крепкая дружба? Правильно, я тоже так думаю. Мало ли что они вместе служить начинали, одной шинелью укрывались, одним куском хлеба делились. Когда это было! Люди с годами меняются, и нельзя сказать, чтобы в лучшую сторону. Особенно когда у одного вся власть в уезде.

Вот этого старик Дубровский не понимал. Лучшим вариантом для него было бы свести отношения с Троекуровым до уровня «здравствуй-досвиданья», и затеряться в толпе мелкопоместных помещиков. Но он продолжал верить, что годы совместной службы ещё что-то значат, и вёл себя соответственно. И беда не замедлила придти.

Поводом к ссоре послужил абсолютный пустяк. Осматривая троекуровскую псарню, Андрей Гаврилович заметил, что собаки у Троекрова живут лучше крестьян. Псарь Парамошка, наглая рожа, на это ответил, что и иному дворянину было бы за счастье поселиться в такой конуре. (Холуи знатного барина презирают мелких господ не хуже своих хозяев!). Все гости старательно рассмеялись, и только старик Дубровский не захотел понимать юмора.

Слово за слово, и возник конфликт. Троекуровские мужики, сообразив, что есть шанс поживиться, принялись пилить лес у Дубровского, попались, были выпороты. Это подлило масло в огонь, и Троекуров решил выгнать семью Дубровских из их родового поместья. Желание генерала – закон для чиновников. Делу очень помогло то, что документы на владение поместьем у Дубровского сгорели, а восстанавливать их он не торопился. Моментально нашелся «благородный» холуй (из дворян), который подтвердил на суде, что семья Дубровских владеет Кистенёвкой незаконно, и дело было сделано.

Андрея Гавриловича хватил удар, и он вскоре умер. Хоронить отца приехал сын Владимир, служащий в гвардии. Одновременно в Кистенёвку прибыли чиновники, выгонять семью из дому. Вели они себя, разумеется, нагло, и возник конфликт. Владимир велел кузнецу Архипу сжечь дом, чтобы он не доставался никому. Правда, чиновников он убивать не хотел. Но кузнец, как всякий русский человек того времени, должностных лиц ненавидел, и закрыл двери на ключ. Чиновники сгорели вместе с домом. При пожаре Архип, человек добрейшей души, рискую жизнью, спас кошку.

Сам того не желая, Владимир Дубровский оказался вне закона. Было очевидно, что убийство должностных лиц, да ещё при исполнении ими служебных обязанностей, ему не простят. В общем, молодой барин подался в террористы (разбойники, по-тогдашнему), а всё боеспособное население деревни изъявило желание вступить в его шайку. Возникло незаконное вооружённое формирование, которое принялось с успехом грабить соседние поместья, особенно те, чьи владельцы помогали Троекурову. Но до поры до времени не трогало владений самого Кирилы Петровича.

Троекуров, видно, был небольшого ума, и возомнил, что разбойники его боятся. Тот факт, что ему была уготована особая месть, и так легко он бы не отделался, он не понимал. До поры до времени.

Далее, по закону жанра, следует любовная история таинственного террориста и троекуровской дочки Маши (как же без любовной истории, барышни-читательницы не поймут!)

Видите, как много событий уместил Пушкин в относительно небольшой объём? А ведь это только начало, только присказка. Но дальше пересказывать не буду. Кто читал повесть, тот и так уже вспомнил всё, а кто не читал, пусть прочитает оригинал.

В общем, террориста Дубровского сгубила любовь (она, окаянная!). Троекурова он не убил, его поместье не сжёг. Машу силком выдали за князя, и он не смог этому помешать. Более того, вынужден был стерпеть рану, нанесённую ему этим самым князем, и отпустить новобрачных.

Да, тяжела и неказиста жизнь простого террориста…

Вы, наверное, возмутитесь – что общего у тех «шайтанов», которые взрывают поезда метро, и у благородного русского дворянина Дубровского? Общее у них одно – их всех поставила на преступный путь коррупция.

Кабы не были коррумпированы чиновники в уезде, кабы чтили они закон выше прихотей Троекурова, не было бы никакой разбойничьей шайки Дубровского. Разве не так?

А что толкает людей в Дагестане, в Средней Азии вступать на тот же путь? Те же причины. Нет, конечно, есть и те, кто фанатично ненавидит русских, и готов из-за этого бегать по лесам с автоматом, но таких ничтожно мало. Как правило, в лес их выгоняют более приземлённые обстоятельства. С «джихадом» не связанные.

А именно – произвол и продажность местной власти. Чем выше уровень коррупции, тем выше террористическая угроза! Просто у властей нет никакого ответа на насущные вопросы, а у тех, кто в лесу, они, эти ответы, есть. Пусть ложные, но хоть такие. Хватают террористов, спрашивают – зачем вы убили такого-то полицейского, чиновника? А они в ответ – за его коррумпированность!

(История Дубровского запросто повторяется в современном северокавказском варианте).

И ещё одно обстоятельство – говорят, что практически все обезвреженные на Северном Кавказе местные террористы официально числились инвалидами первой группы! То есть купили себе инвалидность, чтобы иметь гарантированный доход: раскошеливайся, Россия! Глупый вопрос: как вы думаете, чем карают чиновников, торгующих подобными справками? Да ничем, иначе бы эта торговля давно прекратилась.

А наглая торговля «серыми» сим-картами в самом центре Москвы? Заплати и бери себе карту, которую никакое ФСБ не определит. По ящику показали и торговцев, и владельцев телефонных компаний. Никакого раскаяния на их лицах не было заметно, но они пообещали подобную торговлю прикрыть. Правда, не сказали, на какой срок: на день, на неделю или даже две.

Как вы думаете, почему «шайтан» Джалилов, устроивший теракт в метро, без проблем получил российское гражданство, когда многие русские не могут сделать это десятки лет? А чего тут спрашивать, и так ответ известен…

Короче – коррупция есть родная мамка терроризма, и до тех пор, пока её не обуздают, проблема террора сохранится. В России эта закономерность прослеживается четко – регионы с запредельным уровнем коррупции лидируют в терроризме. И не надо думать, что это касается только Дагестана и других нерусских республик. Как только уровень коррупции в русских областях повыситься до такой же отметки, появятся и русские террористы, не имеющие ничего общего с ИГИЛ.

Говорят, что на Дальнем Востоке уровень коррупции выше, чем в центральной России: в таком случае, закономерно появление «приморских партизан». А недавнее нападение на стрелковый клуб и на ФСБ (!) в Хабаровске? Это очень тревожный звонок! И уже не первый.

О русских террористах власти говорят очень неохотно – боятся, что эти люди могут послужить примером для многих. Даже приморским партизанам впаяли не терроризм, а разбой. Уверен, что и нападение на ФСБ в Хабаровске будут замалчивать изо всех сил. «Дубровские» выглядят привлекательно только в повести, а в жизни это другие, далеко не столь благородные люди.

Так что читайте произведение Пушкина, и радуйтесь, что пока это только литература. Которая запросто может стать реальностью. Как только продажность российских чиновников это позволит.

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 29 | 0,202 | Потребление памяти: 43.5 мб |