Профилактика или зачем русским свобода?

30 Июл 2010,  
Рубрика: СТАТЬИ

Интересно бывает иногда почитать патриотическую и коммунистическую прессу. Если верить этим изданиям, то в СССР была не жизнь, а рай земной. Но потом откуда-то появился Горбачев, а потом Ельцин. Эти два зловещих типа взяли и порушили дружбу народов, развалили народное хозяйство и сгубили Советский Союз – в точности с планом покойного Алена Даллеса. (Правда, остаётся непонятным, почему их своевременно не выявил ни КГБ, ни комитет партийного контроля, ни товарищи по партии).

Версия эта хороша главным образом тем, что тешит уязвленное самолюбие державников: мол, Святую Русь сгубили сущие ангелы ада, демоны во плоти, поддержанные всеми силами преисподней – не меньше! Признать, что великий Союз погиб от мелкой грызни номенклатурных крыс – нет, это нестерпимо! Главным образом потому, что сразу же появляются опасные параллели с нынешней РФ. И возникает вопрос: а как же наш героический, мудрый, трудолюбивый, свободолюбивый советский народ – он-то почему смолчал? Почему не выступил на защиту великих завоеваний Октября?
Вопрос этот, чувствуется, волнует коммунистов и державников, и они пытаются дать на него ответ, выдвигают разные экзотические версии, вплоть до массового телевизионного зомбирования – сеансы Кашпировского и прочих «экстрасенсов». Увы, всё гораздо проще…

Если вы не никогда не учились плавать, то, оказавшись в воде, вы утонете. Если вы никогда не тренировали свои мускулы, то глупо надеяться на них в экстремальной ситуации. Так же и в политике – если советский народ не научился в советское время протестовать, то наивно было ждать от него мужественного сопротивления разрушителям страны. Ведь СССР был, аки рай земной – а какие в раю могут быть забастовки, стачки, демонстрации протеста? (Или, боже упаси, стычки с милицией, как на «гнилом Западе»?) Любая политическая активность подавлялась – человек с детства привыкал, что все решено за него. А когда понадобилось решать самому, тут он и «потек»…
Как говорил Николо Макиавелли, «в Турции трудно только одно – свергнуть султана, но если это удалось, то на следующий день во всех мечетях можно смело славить Христа». И не потому, что «турки» трусливы или глупы, просто они не способны на самостоятельные действия.
Начало правления Горбачева. В целях развития молодой советской демократии студентам московских вузов предложили немного «побунтовать» — на Западе студенты вечно бунтуют, а чем советские хуже? (Разумеется, объяснили, что ничего за это не будет, наоборот, начальству надо показать рост демократии в стране – в общем, захотели устроить бунт в дурдоме под руководством главврача). Но даже при таких идеальных условиях ничего не вышло. Студенты просто не смогли придумать повод…
1996-й год. В стране голод, озлобление, рейтинг Ельцина стремится к нулю. Что вовсе не мешает Борису Николаевичу одержать очередную победу на выборах – люди голосовали «за начальство», как привыкли это делать в советское время.
В общем, советское правление отучило людей думать и принимать решения, чем не замедлили воспользоваться разные пройдохи. И потому я не люблю, когда начинают расхваливать византийщину либо советский тоталитаризм как якобы исконно русский строй, стоящий на порядок выше, чем всякие сомнительные западные демократии («гнилые»). Чем больше этой самой «исконности», тем легче грабить такой народ. Вы припомните, кого ограбили больше всех, когда распадалась советская империя? Ясно кого – русских, румын и болгар. А вот маленькая Венгрия никогда не была образцовым бараком социалистического лагеря, но почему-то приватизация госсобственности принесла в тамошнюю казну больше средств, чем приватизация в огромной России. Западники-мадьяры, не забывшие, как жить своим умом, не позволили ограбить себя в такой степени, как русские.
В Болгарии строй вообще сменился самым позорным образом. Получив от Москвы сигнал о начале строительства капитализма, тамошние партийные боссы вечером свергли Тодора Живкова, а утром болгары проснулись при новом строе. И – ни малейших протестов. Несколько лет назад там взорвали мавзолей Георгия Димитрова – при полном безразличии ограбленного и обнищавшего народа. «Братушки» даже нас в безропотности превзошли!
От души сочувствую народу Северной Корей – когда падет железный занавес, отделяющий эту страну от прочего мира, у них мозги закипят. Они неминуемо будут ограблены – и ограбят их свои же партийные вожди. Это народ не сможет оказать им сопротивление. Если в Южной Корее были и бунты, и восстания, двух бывших президентов судили и приговорили к расстрелу – то выдрессированные северяне на это просто не способны.
От души желаю братской Белоруссии мира и процветания, но с тревогой смотрю в её будущее. Александр Лукашенко (дай бог ему здоровья и долгой жизни), как истинно советский человек решил, что ему не нужны друзья и союзники внутри белорусского общества. Политическая активность населения подавляется, расчет строится на тамошний комсомол и партию (под другими названиями). Эх, Александр Григорьевич, они же Вам первые глотку перегрызут – вспомните советских комсомольских лидеров, ставших олигархами, и партийных боссов, ставших «демократами». И народ, отлученный от политики, не сможет за Вас заступиться…

Декабрь 1965 года. Первая организованная антиправительственная демонстрация в Москве, на площади Пушкина. Начиналась новая эпоха…
Старая эпоха, хрущёвская, медленно уходила в прошлое. Она прославилась массовыми народными бунтами, погромом милицейских участков, захватом горкомов и обкомов. Новочеркасск – 62, Грозный – 58, Тбилиси – 56, Темиртау – 59, Муром – 61, Чимкент – 67, и множество подобных случаев. Теперь активность народных масс медленно, но верно снижалась. Трудно сказать, что являлось тому причиной – уступки со стороны властей (улучшение материальных условий), усталость народа или утрата веры в коммунизм? Скорее всего, всё вместе взятое.
Как бы то ни было, но бунтовская активность советского народа улеглась надолго – до самого конца брежневского правления. На смену массовым народным беспорядкам пришла интеллигентская фронда. Если массы кидались в драку под лозунгом стихийного народного сталинизма (за «истинный коммунизм» и против «плохих начальников»), то интеллигенция отрицала сам марксизм. Власти первоначально были застигнуты этим новым (и, по их мнению, очень опасным!) явлением врасплох. Но уже в том же декабре 1965 года тогдашний председатель КГБ Семичастный в своей докладной записке в ЦК КПСС писал:
«Дело иногда доходит до того, как это было, например, в Москве, когда некоторые лица из числа молодежи прибегают к распространению так называемых гражданских обращений и группами выходят с демагогическими лозунгами на площади. Формально в этих действиях нет состава преступления, но если решительно не пресечь эти выходки, может возникнуть ситуация, когда придется прибегнуть к уголовным преследованиям, что вряд ли оправдано».
Чтобы пресечь эти действия в корне, власти в очередной раз изменили правила игры. В свою, разумеется, пользу. Раз целый ряд протестных действий нельзя подвести под старую статью об антисоветской пропаганде, то надо придумать новую, где их следует считать преступлением против порядка управления (как нынешние изменения в законе «О собраниях, митингах, шествиях и пикетированиях»).

Таким образом 16 сентября 1966 года указом Президиума Верхового Совета РСФСР была принята статья 190-я. Она предусматривала наказание «за распространение измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй». На деле это означало, что любого несогласного можно привлечь к уголовной ответственности. Единственное ограничение, которое наложила на себя власть – это то, что кара наступала за распространение, а не за простое высказывание. Иными словами, обычных болтунов-анекдотчиков власть оставляла в покое.
Вообще эта статья противоречила советской конституции, что дало тогдашней оппозиции возможность протестовать и защищаться, требуя её отмены. (Её отменят 11 сентября 1989 года).
Статья 190-2 вводила уголовную ответственность за глумление над флагом и гербом (ранее такие действия шли по статье «хулиганство»).
Для борьбы с демонстрациями в защиту конституции была придумана статья 190-3, («Организация или активное участие в групповых действиях, нарушающих общественный порядок»). Статья эта предусматривала уголовное наказание не за сам факт демонстрации, а за возможные негативные последствия: нарушения общественного порядка, нарушения работы транспорта, неповиновение требований работников милиции, нарушение работы общественных, государственных учреждений и предприятий. (Совсем как сейчас – не зря говорят, что новое – это хорошо забытое старое). То есть рядовые участники демонстрации всё же не подлежали уголовному наказанию, и к ним можно было применять лишь меры общественного воздействия.
И меры были приняты.

25-го декабря 1972 года Президиумом Верховного Совета СССР был принят указ «О применении органами госбезопасности предостережения в качестве меры профилактического воздействия». Документ этот не был секретным, но не подлежал опубликованию. Он давал возможности чекистам (опять-таки в нарушение советской конституции) права вызывать граждан для «профилактических» бесед, и, в необходимых случаях, по согласованию с органами прокуратуры, делать этим гражданам официальные письменные предупреждения с разъяснением последствий от их невыполнения. Таким образом, методом несложного запугивания удалось пресечь пополнение оппозиции.
В 1976 году за политическую деятельность в стране сидели 851 человек, из них 261 – за антисоветскую пропаганду. В стране было 68000 «профилактированных» — то есть тех, кого вызывали в КГБ и предупреждали, что в следующий раз они будут иметь дело со следователем.
Много это или мало? Если учесть, что число людей, способных к реальной политической деятельности в любом народе исчисляется считанными процентами, то очень много.
К концу семидесятых годов советское общество изверилось во всем. Так всегда бывает, когда народ искусственно передерживают на определённой стадии развития. Поскольку развитие остановилось, в народе стали распространятся цинизм, рвачество, пьянство. По сравнению с 1960-м годом потребление алкоголя выросло в два раза. В 1978 году милиция подобрала на улицах около девяти миллионов пьяных, из них шесть миллионов попали в вытрезвитель. Росла преступность – в 1978 году её уровень был на 32% выше, чем в 1966 году.
К тому времени стало ясно, что режим может захлестнуть новая волна массовых беспорядков, наподобие хрущевских. Милиция, чуя это, требовала разрешения на применение «черемухи» против будущих демонстрантов. (С 1972 года этот газ применялся в тюрьмах и лагерях). Власти явно боялись скопления народа: ведь никто не знает, как поведет себя в следующую минуту толпа, и меньше всех – она сама…
Страна зашла в тупик. Общество разлагалось. К старому путь был закрыт. Но не был он открыт и к новому. И в таком положении наша страна находится до сих пор. Народ безмолвствует – и шансы РФ повторить судьбу СССР велики, как никогда…

Рахим Джунусов

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 27 | 0,149 | Потребление памяти: 12.26 мб |