Курляндия

15 Окт 2016,  
Рубрика: СТАТЬИ

Как-то раз летом, в августе, заезжает к нам на линию Сталина целая автоколонна, легковушек пять. Из них вылезают мужиков пятнадцать и несколько женщин. Машины все с латвийскими номерами. Вероятно, наши соседи с той стороны границы решили осмотреть линию, про которую у них ходит столько разных слухов.

Гости охотно пошли на контакт, и мы быстро разговорились. Оказалось, что они действительно из Латвии. Русские и латыши. Граждане и неграждане. Все состоят в каком-то поисковом клубе, все ездили копать куда-то в Подмосковье, искать останки воинов – латышей (советских), павших в тех местах осенью 1941 года.

Они с интересом осматривали линию, задавали нам много вопросов. Поисковикам всегда есть, о чём поговорить. По их словам, латвийские власти особых препятствий для поисковой деятельности не чинят, работать можно. Расспрашивали про нашу работу. А под конец разговор пошел про жизнь вообще: кто как живёт.

«Как мы живём? Да точно так же, как вы на Псковщине. Работы нет, хозяйство разорено, самые богатые люди на селе – пенсионеры. Разруха там точно такая же, как здесь. Жирует, да и то относительно, Рига и порты вывоза, прочие перебиваются кое-как. Кто может, валит на Запад и назад не возвращается. Раньше в Риге по вечерам было полно молодёжи, сейчас – никого. Нет, лет десять назад было относительное процветание, было получше, но сейчас кризис везде. И конца ему не видно.

Чего там нет, так это межнациональной вражды. Тут ваши российские СМИ врут. Вот в нашей группе есть и «оккупанты» (бывшие советские офицеры, осевшие в Латвии), и потомки латвийских легионеров, и мы прекрасно уживаемся. Дурь времен Горбачёва давно прошла, всем стало ясно, что нам нечего делить. Как закрыли заводы, да разорили колхозы, тут самые твердолобые нацики завыли – жрать им тоже что-то надо».
Гости купили сувениры. Особенно им понравились настенные тарелки с портретами Сталина и Жукова, скупили все, что были в продаже.
«У вас же вроде такая продукция запрещена? – Да, это запрещено ввозить, но мы спрячем, так и проедем через границу».

На прощание они нам подарили свой сувенир – бутылку водки «Курляндия». По их словам, она полностью такая же, какую гнали в Курляндском котле (1944 – 1945 гг.) окруженные фрицы. Правда, пить её не советовали, качество, сказали, дрянное. Впрочем, никто из нас пить и не собирался, поставили её целиком, нераспечатанную, в музейную витрину, рядом с немецкими цацками.

Осмотрев линию, наговорившись с нами, гости засобирались в путь. Хорошо в гостях, а дома лучше. Их общий дом – это Латвия.

Мы проводили взглядами наших бывших соотечественников, с которыми когда-то жили в одном Союзе. Нахлынули воспоминания…

Прибалтика была самой любимой «дочкой» Советского Союза, а прибалты – первыми парнями на нашей советской деревне. Из региона, обращённого на Запад, делали выставочную витрину советского образа жизни. Их сельское хозяйство финансировалось втрое лучше, чем у нас на Псковщине, и это не досужие байки, а реальность, подкреплённая цифрами. Даже пуританская советская идеология тут давала слабину: на курортах и в столицах процветали всякие ночные кабаре с голыми шансонетками, и билеты в них доставали по большому блату. В магазинах было полно всяких заманчивых товаров (сделанных в остальной части Союза), которые у нас было не достать. В общем, местные жили там, практически, как хотели. Даже кафе с ресторанами только носили советскую вывеску, а фактически были частными предприятиями.

Всё это обеспечивалось развитой промышленностью, в которой работали в основном русские, а сами прибалты на заводы не очень-то стремились. Более того, с годами, утратив представление о реальности, они решили, что промышленность им не нужна, что она только привлекает «оккупантов», а они и без оной проживут. Ну, или приватизируют советские предприятия, вывезут их в Россию, а сами будут получать прибыль, стричь купоны. (Отходы и весь вредных выхлоп, разумеется, будет оставаться у нас).

Сказать по правде, сходное положение было во многих союзных республиках – русские «оккупанты» горбатятся на тяжелых и вредных производствах, а несчастные «оккупируемые», то есть местные – преимущественно в торговле, милиции, на партийно-комсомольской работе.
Псковщина, как известно, граничит с Латвией и Эстонией, и в советское время мы извлекали пользу из своего стратегического положения. То есть выбивали у директора завода автобус, садились в него, и устраивали покупантские набеги на близлежащие прибалтийские городки. Под конец года часто добирались до Таллина, жили по нескольку дней в гостинице «Кунгла», и возвращались, сгибаясь под тяжестью сумок.

Как там пел Высоцкий – «Я самый непьющий из всех мужиков, во мне есть моральная сила, и наша семья, большинством голосов, снабдив меня списком на восемь листов, в столицу меня снарядила…»

Сами прибалты относились к нам по разному. Иной пошлёт в другую сторону, если спросишь дорогу, иной нормально ответит. Продавщицы в столицах (а Тарту – неофициальная столица южной Эстонии) продавали нам товары неохотно, но в мелких посёлках торговля шла вовсю! (План продавщице давать надо, а в небольшом посёлке это сделать трудновато, тут выручали «покупанты», то есть мы). Хотя, если вести себя прилично, а не уподобляться мешочникам времен Гражданской войны, то купить можно было почти везде, оголтелых русофобок среди продавщиц было немного даже в Тарту.

Сами тоже часто ездили к нам. Нет, магазины их не интересовали, они собирали клюкву на псковских болотах, торговали на базарах всякими шмотками и продуктами. Шмотки покупать было можно, а их картошку было лучше не брать, она была напичкана минеральными удобрениями сверх меры. (Не для себя же выращивали!)
Кроме того, мы часто встречались с ними на Псковско-Чудском озере, причем туда приезжали порыбачить и латыши и даже иногда литовцы. Никаких конфликтов не было, так как в бытовом плане прибалты – люди нормальные, не отягощенные религиозным «превосходством» над «гяурами».

Неплохое, однако, было времечко! Прибалтика в ту пору обладала очень развитой лёгкой промышленностью. Их куртки, пиджаки, платья расходились влёт по всему Союзу (то есть необъятный рынок сбыта был гарантирован). Их пищевая промышленность выпускала великолепную продукцию, мы и названий таким продуктам иной раз не знали. Конфеты «Калев», ликёр «Старый Таллин», мармелад в тюбиках, да масса вкуснейших вещей, качеством гораздо выше западных.

К сожалению, от сытой и сладкой жизни у прибалтов развилось «головокружение от успехов». Они возомнили, что русские их недокармливают, а если они отделятся от Союза, то вообще будут как сыр в масле кататься. Тот факт, что на Западе их продукция может быть не востребована, они не могли понять. Как, такие высококачественные вещи! То обстоятельство, что в конкурентной борьбе побеждает не самый лучший, они не понимали. И напрасно Интерфронты пытались им объяснить, что в случае отделения будет уничтожена вся промышленность, загнётся сельское хозяйство. Разве можно было верить «советским оккупантам»! «Лучше мы будем бедные, но свободные!»

Тот факт, что бедность не может быть свободной, они под нашим крылышком подзабыли…

Вспомнить пришлось очень быстро, как только проели советские запасы. Выяснилось, что их швейные изделия не могут конкурировать ни с дешевыми китайскими тряпками, ни с дорогущими шведскими. То есть изначально прибалтийская продукция ориентировалась на людей среднего советского достатка, а не на нищих с миллионерами. Затем загнулись или были вывезены общесоюзные предприятия, и налоги стало некому платить.
А потом на Западе подсчитали, что одного парохода со сливочным маслом хватит всей Эстонии на неделю. Зачем им производить эстонское масло, когда датчанам своего девать некуда? В Брюсселе приняли решение, и участь прибалтийского сельского хозяйства была решена. После чего пищевая промышленность загнулась сама собой, тоже на радость западным конфетным фабрикантам. Прибалтика возвращалась в благословенные довоенные времена, когда от Российской империи оставались руины заводов, а жизнь теплилась возле портов. То есть в экономическом плане этот регион Западу совершенно не нужен, он нужен только России, заинтересована в нём только она. Это стало крайне неприятным открытием для прибалтийских властей, но обратного хода уже не было.

А куда же девать людей, ставших при независимости лишними? Ну, «оккупантов» надо вытеснить в Россию, а местные на Запад и сами уедут. Правда, вытеснить всех не удалось. Русская община в Латвии хоть и уменьшилась, но ликвидироваться и не думает. Прибалтийские государства остаются многонациональными, несмотря на риторику отдельных нациков. Происходит это оттого, что прибалты в большинстве своём люди нормальные, и в быту с ними ужиться вполне возможно. Прибалтика отделилась от Союза без войны, хотя и не столь мирно и благостно, как уверяют демократы. (У меня были знакомые оттуда, они рассказывали всякое).

Но, по крайней мере, тамошние религиозные деятели не призывали с экранов телевизоров резать всех русских до последнего младенца. А потом не уверяли нас в своей особой любви к России…

Вы не находите, что возникает странное положение, не стыкующееся с российской пропагандой? Прибалтика – «заповедник нацизма», а русские там живут. А вот в некоторых маленьких, но гордых российских автономиях, которые объявлены самыми большими друзьями России, достигнута (или на подходе) стопроцентная этническая чистота. Вот парадокс-то!

Так вот и живём. Кстати, сейчас прибалты любят ездить на Псковщину за покупками, в основном, за едой. Наши, российские продукты стали гораздо качественнее ихних. Иные живут за счёт мелкой контрабанды (бензин, сигареты – там всё это гораздо дороже), и по их уверениям, только так сводят концы с концами. Вот ведь как жизнь-то повернулась…

Так что никакой вражды к русским в тамошнем народе уже почти не осталось. Имеются отдельные платные патриоты-карьеристы, которым надо с кем-то «бороться», но на то они и отдельные, и платные.

Что сказать напоследок? Войны с Россией не хочет никто, но при демократии мнение народных масс значит не больше чем при самой разнузданной диктатуре. Войска НАТО продолжают прибывать в те края. После инцидента в Адажах, когда два лимоновца повесили флаг России на натовской базе (кстати, бывшем консервном заводе), была усилена охрана военных объектов. Не знаю, правда или нет, но говорят, что летом наши псковские грибники заблудились и случайно вышли к одному натовскому объекту. Охрана открыла стрельбу без предупреждения, правда, в воздух, не на поражение. (Возможно, это байка, а может, и нет).

Да, а членов «Другой России» за флаг будут судить, хорошо хоть абсурдную статью «терроризм» убрали. Интересно, заступится ли за них РФ, или предпочтёт «не заметить»?

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 27 | 0,308 | Потребление памяти: 43.57 мб |