Четыре штыка

06 Окт 2016,  
Рубрика: ПОИСКОВОЕ ДЕЛО

Ранним субботним утром 1 октября наш уазик мчался по Каунасской трассе. Из-за горизонта поднималось солнце, его лучи стелились почти параллельно земле. По небу быстро бежали тучи, хотя внизу ветер был ещё слабый. Всё говорило о том, что будет ясный, солнечный день.

Осенний листопад уже затронул почти все деревья. Вокруг дороги растилась фантастические пейзажи, будто мы временно очутились на другой планете. Желтели косы берёз. Бронзовым цветом отливались дубравы. Алели листья клёна, розоватым оттенком выделялись кроны осин.

Ярко-золотистыми шатрами выделялись ясени, как маленькие вертолёты, по ветру летели их семена-крыльчатки. Природа готовилась к наступлению зимы.
В небе над нами пролетела стая цапель. Из-за тёплого и сухого сентября птицы задержали свой отлёт, и только теперь отправляются в тёплые края. Цапель можно отличить от журавлей и уток по скорости полёта – летят они медленнее. Их стая держала курс на Пыталово – на запад, в тёплую Европу.

Говорят, что даже аисты в этом году задержались почти на месяц. Просто они покинули обжитые места и кормились на безлюдных болотах. Якобы огромную стаю аистов видели вечером на поле близ Острова – они явно готовились улетать. Кто знает, может, так и есть.

Наша машина проехала мимо Вышгородка. Холм пожелтел, деревья как бы «присели», и купол церкви был виден отчётливо. (Летом ветви почти закрывали его, и с линии Сталина церковь стала не видна).

01

Мы проехали через речку Лада и свернули налево. Читатели, наверное, уже догадались, что сегодня мы едем в Красногородск. Наш Островский район расположен в центре Псковской области и граничит с семью районами, так что «стратегическое положение» у нашей поисковой группы самое выгодное.

Был утренний час, и дорога была пустынна. (Кстати, дорогу тут держат в хорошем состоянии, грейдер проходит регулярно, как часы). Мы быстро доехали до места. Останавливаемся в Красногородске, закупаем провизию, берём три буханки очень вкусного красногородского хлеба. (Там даже пекарня не разорилась – и как им это удаётся, в городе с населением около четырёх тысяч человек? У нас в Острове, несмотря на гораздо большее количество едоков, из хлебзавода давно магазин сделали. Что поделать, неисповедимы пути в рыночную экономику!)

Городок на Синей-реке по-прежнему утопает в цветах. Не зря его в старину называли просто Красный – то есть, красивый. Осень разукрасила его всеми оттенками, и улучив свободную минутку, я обежал земляную крепость и сделал с неё несколько фотографий.

02

03

04

05

06

Через пять минут подъехала машина с красногородскими поисковиками, и мы продолжили путь.

Сегодня нам ехать почти на самую границу. На дороге стоит знак – «Внимание, въезд в погранзону!» Пограничный наряд проверяет пропуска, и мы едем дальше. В последнее время пограничный режим ужесточился: Европа приняла меры против наплыва ближневосточных беженцев, и некоторые из них пытаются пробраться туда через Россию.

Ещё с десяток километров, съезжаем с асфальтовой дороги на лесную, и вот мы у цели. В начале июля 1941-го года тут шли бои – советские латыши пробовали держать оборону от немцев. И хотя бой был скоротечный, в земле могли остаться не захороненные останки павших красноармейцев, и также раритеты военной поры.

Мы разжигаем костёр, кипятим чай. Ставим красный флаг. Фотография на память. «Сделайте умные лица, я на вас фотоохоту начинаю!» — «Всё, готово» — «А умные лица-то получились?» — «Ну, не у всех». Взрыв хохота.

07

08

Разбиваемся на группы и идём в лес. Ирина просит меня пойти с ней. У неё прибор, у меня лопата – может, что и найдём.

Но поначалу находим немного. Фольга от сигаретных пачек, «белые головки» (пробки от советских водочных бутылок). Лишь изредка попадались осколки и стреляные гильзы, а воронок и вовсе было не видать. Судя по всему, бои тут были не очень сильные.

Одно радует, что копать тут легко. Сосновый бор, почва песчаная, не то, что наши островские глины. (Песок есть и в нашем районе, но бои у нас шли в основном в глинистых местах).

016
Постепенно мы сделали полукруг, и, перекликаясь, установили голосовой контакт с Михайлычем и Валерой. Мы вышли на низенькую песчаную гриву, и тут копать стало веселее. Стали попадаться стреляные гильзы калибром 7,71 мм. Это английский калибр такими винтовками была вооружена армия довоенной Латвии, а потом они по наследству перешли в латышскую советскую дивизию. Значит, оборону держали по этой самой гриве, других возвышенностей тут мало.

И точно – нам стали попадаться следы стрелковых ячеек, целые обоймы (английские), а настрела (гильз) стало полным-полно. Прибор Ирины издал протяжный вой – в земле оказался «хвост» от миномётной мины. Ого, «хвост» английский, от миномёта Стокса!

Настроение сразу поднялось, стало ясно, что пустыми с этого места мы сегодня не уедем. И точно – почти сразу мы находим кожаную держалку от английского штыка. Прибор взял её на латунную пряжку. Английские штыки у нас в музее имеются, и ножны к ним, и кожаная сбруя, но такого образца ещё не было.

010
Кусты перед нами закачались, и из них вышел Михалыч, неся на плече … что бы вы думали? Станок от пулемёта Виккерс! Почти целый, а недостающие части Михалыч нёс в вещмешке. Такого в нашем музее тоже ещё не имелось!

Михайлыч присел передохнуть. Мы, разумеется, подошли, а вскоре пришел и Валера. По его словам, тут неподалёку они нашли ствол, но нужен топор, так как мешают корни.

09
Я взял станок, взял вещмешок и пошел к машинам за топором. Оставил там находки и вернулся назад. С помощью топора мы легко добрались до находки. Это оказался ствол от английского пулемёта, по форме очень похожий на ствол от «максима». Дело в том, что эти пулемёты были, если можно так выразиться, «близкими родственниками», и «максим» можно было установить на станок от «виккерса». (Что мы и сделаем, если не найдёт оригинал).

011

Не расходясь далеко, мы принялись прочёсывать гриву. И находки пошли одна за другой. Откопали массу «хрюкальников» от латвийских (английских) противогазов. Всякий железный хлам непонятного предназначения. Стальной колышек от палатки. Очень возможно, что тут стояли палатки с армейским имуществом. И хотя почти всё давно собрано, кое-что в земле ещё осталось.

Но главный сюрприз был ещё впереди. Вот Валера выкопал один штык от самозарядной винтовки Токарева образца 1940 года (укороченный). Затем второй такой же. Потом третий… И наконец, четвёртый!

012
Вот это да! Не каждый день выпадает такая находка. С удвоенным усердием мы продолжили поиск. Может, где-то тут лежат останки павших в 1941 году бойцов?

Но бойцов обнаружить не удалось. Откопали, правда, дырявую стальную ленту, похожую на перфоленту от советской ЭВМ. Такие стояли на касках латышей, к ним крепился подшлемник. Затем мы нашли закрутку от пушечной оси, и всякую мелочь.

Навстречу к нам вышел Стас. Мы поговорили немного, и продолжили поиск. Время летело незаметно, когда глянули на часы, оказалось, что пора готовить обед.

013

014

015
Я с Ириной начистили овощи, порезали мясо, и приготовили на костре такую тушёную картошку, что весь казан умяли без остатка. Недоедающих не было.

После обеда мы походили ещё немного, но времени оставалось мало, да и ходить после такого обеда стало трудновато. Фотография сегодняшних находок, и мы собираем вещи.

017

018
Октябрьский день короток, солнце уже клонилось к горизонту. Пора было разъезжаться по домам.
Мы вместе доехали до Красного Города и остановились возле земляной крепости. Попрощались с красногородцами и свернули на Гавры (та дорога короче километров на десять).

За окном промелькнула окраина городка. Машина мчалась по вечерней Псковщине. Ветер стих. Золотыми свечами горели в сумерках кроны ясеней. Сороки разлетались на ночлег. Лучи заходящего солнца стелились по земле, вспыхивая на крестах церквей, освещая макушки столбов. Какой-то буйный козёл выскочил на середину дороги с намерением забодать уазик, но в последнее мгновение испугался и отскочил назад. Ночь помаленьку накрывала землю своим покрывалом.

Мы без проблем доехали до Гавров, затем миновали тихий вечерний Вышгородок. Высадили Саню в Елинах. Затем, на «семи ветрах», вышел Эдик. Уазик подъехал к Пригородной, когда на небе проявились первые звёзды. Мы вышли из машины, и пошли к Михалычу, пить чай и обсуждать планы на будущее. Поисковый день был как на заказ, но он подошёл к концу.

Обсуждение

Отзывов: 2 на «Четыре штыка»
  1. +++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

  2. Антон:

    Рахим, памятную доску Маннергейму из СПб перенесли в Царское село!

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 27 | 0,299 | Потребление памяти: 43.51 мб |