Утраченная легенда

23 Сен 2016,  
Рубрика: ПОИСКОВОЕ ДЕЛО

Вот и пришла настоящая осень. Миновало осеннее равноденствие, и ночь превысила день. По ветру на своих коврах-самолётах летят миллионы мелких паучков, и иногда можно увидеть, как на солнце блестит паутина. Зелёные, мягкие еловые шишки быстро темнеют и твердеют. Бронзой наливаются желуди на солнечной стороне дубов, а на ветках с северной стороны они ещё зелёные. Холодные ночные туманы окрасили в багряный цвет листву на осинах. Созрели плоды ольхи, чтобы зимой, в мороз, высыпать на снег семена из шишек и серёжек. (У нас на Псковщине растут два разных вида ольхи).

Наливаются краснотой кисти рябин, ещё не тронутые первым морозцем. Листва на высоких деревьях будет держаться долго, но леса стали гораздо «прозрачнее» — это облетела черёмуха, которая составляет основную часть подлеска. Лес сразу посветлел, и работать в нём стало легче.

Трава в полях ещё не легла, и ходить с металлоискателем там – напрасный труд, прибор реагирует на каждое касание. Поэтому, как только появилась возможность, мы решили сделать очередной полевой выход в район Немоева, только на этот раз с другой стороны деревни, там, где посуше.

20 сентября наша группа мчалась по Порховскому шоссе. Ну, «шоссе» — это громко сказано, но асфальт там местами ещё имеется. Вокруг стеной стоял смешанный лес, уже позолоченный осенью. Жаль только, что сквозь лобовое стекло и в движении снимки вышли не очень качественные.

01

В нужном месте мы свернули на просёлок, миновали Немоево, и заехали за деревню. Остановились, чтобы подключить передний мост (закрутить ввёртыши). Наше появление вызвало маленькую сенсацию среди местных лошадей. В таком месте они годами не видят посторонних людей, и, естественно, тут же подбежали к ограде, устроив коллективный просмотр. Надо бы угостить их куском хлеба с солью, но внешность обманчива, и мы знаем, что среди них есть один весьма кусачий тип. (Помним по прежним выездам). Так что проводите, лошадки, свою культурную программу без угощения.

Мы быстро вкрутили вкладыши, и поехали дальше, провожаемые вздохами сожаления лошадей. Фотография «на память», и на этом «культурная часть» закончилась, и дальше пойдёт сплошное «бескультурье».

02

03

04

Трава вокруг деревни скошена, и рулоны сена на чистом поле радуют глаз. Кому как, а мне не очень нравятся травяные джунгли, полные всякого гнуса. Сразу появляется желание взять косу и скосить всё это безобразие. Человека называют царём природы, плохо, что царствование наше чаще всего бывает глупое и преступное, но всё же оно для чего-то нужно? Согласитесь, что планета, населенная одними динозаврами (или любыми другими животными) производила бы впечатление незавершённости.

05

06

Миновав окрестности деревни, мы въехали как раз в такой травяной океан. Валера вел машину вслепую, по памяти. Но за прошедшие годы окрестный пейзаж сильно одичал. Тонкие, с палец толщиной, осинки, выросли на высоту двухэтажного дома. Сосна, по которой мы ориентировались раньше, упала. Бывшие пахотные поля заросли мелколесьем. Не рискнув ехать дальше, мы оставляем машину и идём пешком.

07

08

09

Места эти хоть и не очень далеко от Острова, но довольно дикие. Медвежий угол, в прямом смысле. Мишку тут видели неоднократно. Нам такая встреча совсем ни к чему, но нас сегодня трое, а это большое дело. (Одному в такие места лучше не соваться). Дело в том, что любой зверь сто раз подумает, прежде чем напасть на группу людей. А на одиночку – да запросто! И не одни медведи могут быть опасны.

Хотя по телевизору всякие городские зоологи уверяют в особо почтительном отношении животного мира к человеку, на самом деле человек для зверей в первую очередь легкий харч. И только укоренившийся страх перед всесилием людей держит хищников (да и некоторых травоядных), что называется, в рамках.

Обычно мишка, встретив одинокого человека, постарается выгнать его из своих владений. Сперва смотрит на тебя сверлящим взглядом (сам при этом не выходит из кустов, маскируется). Самый толстокожий человек затылком почувствует недоброжелательный медвежий взгляд.

Если это не помогает, медведь начинает сопеть и громко топтаться, ломая сухие ветки (обычно он ходит, как всякий лесной зверь, совершенно бесшумно). Если непрошенный гость и после этого не хочет понимать намёк, то мишка применяет «биологическое оружие» — начинает, пардон, гадить весьма вонючим дерьмом. Тут уж нельзя испытывать судьбу, надо уходить, потому что после этого медведь может выйти и атаковать.

Правда, это канонический, «идеальный» вариант медвежьего поведения, а медведи тоже разные, и не все они идеальны, так что сами понимаете…

Но сейчас осень. Медведи сытые и довольные. Главное, чтобы случайно не застать косолапого врасплох, тогда он с перепугу может напасть. А застать врасплох его вполне реально. Поэтому в таких местах желательно погромче разговаривать и шуметь, предупреждая о своём приближении. Хорошо помогает, в частности, стук металла по металлу.

Немного поплутав, мы вышли к нужному месту. Вот он, немецкий противотанковый ров оборонительной линии «Пантера». В начале 1944 года по нему проходила граница Третьего рейха (Прибалтику немцы считали частью Германии). Начинался он возле Псковского озера, тянулся через всю Псковщину и заканчивался в белорусских болотах. Здесь немецкие войска надеялись остановить «вторжение диких азиатских орд» на «цивилизованную Европу». Разумеется, не с помощью одного только рва. Рядом тянутся линии окопов, вокруг вся земля нашпигована упавшей колючей проволокой, полно артиллерийских капониров и миномётных позиций.

Сейчас ров заилился и уже не такой глубокий, как в ту пору. Местами он сухой, местами полон воды. Всё это поросло ракитой, и летом почти непролазно. Идеальное место для всякого зверья. Прибавьте несметные полчища крылатого гнуса, и вы поймёте, почему в летнюю пору тут делать нечего.

010

011

Но сейчас лист облетел, гнус почти повывелся, и стоит прохлада. Мы скидываем рюкзаки и начинаем исследовать место подробнее. Вскоре Денис находит кусок самолётной обшивки. Ишь ты, немецкая. Рядом артиллерийская позиция, скорее всего, зенитчики притащили кусок для укрепления стенки, чтобы не осыпалась земля. От бывшей «флак-системы» ничего больше не осталось, позиция пуста, и мы решаем подзаправиться перед работой.

012

На валу разводим костёр, ставим чайник. Режем сало, хлеб. И обсуждаем, куда пойти искать. Но чувство, что рядом кто-то есть, не покидает. Внезапно кусты на противоположной стороне рва закачались. Кто-то большой и тяжёлый не спеша прошёл мимо нас и удалился. Может, медведь, а может, кто другой, но явно не человек. Мы сразу как-то повеселели.

Позавтракав, мы приступили к работе. Невидимый гость оказался лосем – об этом нам сообщили следы и помёт. В августе-сентябре, когда у них гон, лоси могут быть опасными, но сейчас гон уже почти прошёл. И нас всё-таки трое, а для зверей это имеет большое значение. (Хотя лось может растоптать любого человека, невзирая на его физические данные).

013

Хотя дам совет – если вы один, и увидели поблизости лосёнка, бегите от этого места не раздумывая, и желательно в густую чащу. Мы, бывало, подходили к новорожденному лосёнку почти вплотную, на виду у мамаши, но нас было несколько человек. А на одного она кинется сразу.

Так, значит, если тут ходит лось, значит, мишки поблизости нет. Уже хорошо. К тому же в этом месте нет ягод, и медведю нечего делать. Скорее всего, он ушел на дальние квадраты, пастись на ягодниках. Что же, одной помехой меньше.

Мы идём по бывшим, заросшим полям. Сейчас это молодые осинники. А вот противотанковый ров в этом месте полон воды – бобры постарались, построили себе водохранилище. К тому же тут удобный спуск к воде, чем эти зверьки и воспользовались – вон, сколько повалили осин себе на корм.

Тучи на небе то сойдутся, то разбегутся. Временами выглядывает солнце. Эту игру светотени я попытался отобразить на фотографиях.

014

015

016

Пищит прибор, мы выкапываем из земли то небольшие куски брони от неизвестной техники, то обломки какого-то двигателя. «Хвостов» миномётных мин мало, да и воронок почти нет. Судя по всему, по этому участку не работала артиллерия, а от мины воронки маленькие, тем более, что бои тут шли ранней весной, при замерзшей земле.

И никакого настрела, даже ржавенькой гильзочки от «ТТ» нет ни одной! Такое впечатление, что с этого места вообще не стреляли. Признаки погибших бойцов тоже отсутствуют начисто.

Мы понемногу перемещаемся с этого места дальше в лес. Ориентируясь по выглянувшему солнцу, мы хотим сделать большой круг и в конце дня вернуться обратно в лагерь.

Лес вокруг завален сушняком. Отчасти деревья вырвало ветром, отчасти их повалили бобры, да и дрова на зиму местным жителям тоже нужны. Всё это только прибавляет дикости в окружающий пейзаж. (Говорят, в Гдовском районе лес слишком долго не спиливали, в результате получились заражённые короедом дебри, не гожие даже на дрова, что-то вроде европейской тайги. Помните, как долго там искали упавший в девяностых годах военный самолёт?).

019

Иногда попадаются одичавшие яблони. Даже не верится, что когда-то тут была деревня, жили люди. Хотя, один несомненный признак людского присутствия сохранился – вы видите на снимке высохший борщевик. Ничего себе цветочек, не правда ли? Четыре метра – это ещё не предел борщевиковых возможностей! А рядом целая «клумба» таких же переростков.

017

Но в дикой (одичавшей) природе борщевику нет хода. Местные виды тоже умеют давать ему отпор, и держат это растение в узде. Вот на свалках, близ дорог, там, где почва загажена и угнетена, вот там это дитя человеческой безалаберности разворачивается вовсю!

Денис опрометчиво пнул ногой высохший стебель, и отскочил, стряхивая с головы упавшие семена.

Но сейчас в лес пришли и более приятные растения. Если раньше дикий хмель рос только в южных районах Псковщины, то теперь и в центре области ничего не стоит встретить такую вот картинку – осинки, обвитые лианами хмеля. Потепление климата сделало возможной миграцию не только животных, но и растений. Картина, словно перенесённая сюда из уссурийской тайги!

018

020

А что с находками? А вот с ними дело не важно. Обычная для поисковиков история – чтобы найти хоть что-то, надо пролить семь потов. Крупные находки бывают редко, чаще всего надо по крупицам выковыривать из земли её тайны. Без терпения, труда и хорошей головы тут не обойтись.

Мы завершали свой круг. Световой день понемногу заканчивался, а ни бойцов, ни предметов мы не нашли. Солнце светило нам в затылки, когда мы, наконец, набрели на советские позиции.

Тут с находками стало получше. Автоматная гильза, винтовочная, пушечная… Вот выкопали из земли завинчивающуюся крышку от пушечного откатника. На дне окопа нашли какую-то железяку, отдалённо напоминающую торсион. Но никаких останков не было и здесь.

Прибор издал натужный, слабый писк – на большой глубине лежит массивный кусок железа. Рубя корни лопатой, мы откопали большую яму, и напрягаясь из всех сил, вытащили из неё вот этот кусок. Килограмм пятьдесят, если не семьдесят. Да хоть сто, нам его до машины всё равно не дотащить. Главная ценность не в металле, а в том, что это деталь от советской пушки. Кажется, 76-мм. Тут что, погибло советское орудие? Возможно…

021

Обрадованные, мы удвоили усилия, но больше ничего не нашли. Ни солдатских касок, ни котелков, ничего. Хотя нет – главную находку мы сделали перед самым уходом. Со дна окопа мы достали диск от бортового фрикциона. Всё стало ясно – где-то здесь погибла советская самоходка, СУ – 76. Ошибка исключена – у гусеничных тракторов были другие фрикционы, а у танков были другие, более массивные диски. Так вот, значит, про какой «танк» ходили легенды у местных жителей!

Конечно, самой самоходки тут нет. Место это раньше, ещё в девяностые годы, было доступно для тракторов, и, разумеется, всё, что не собрали сборщики металла после войны, отвезли в скупку «металлисты» наших дней. Вряд ли тут можно найти хоть какой-то значительный кусок для нашей музейной «сушки» на линии Сталина.

К концу дня солнце закатилось в тучи. Потемнело. Пора возвращаться. Мы двинулись к лагерю, который был уже близко. Попили чаю, собрали рюкзаки, и пошли по своим следам обратно к машине.

Уазик стоял на своём месте. Медведи не угнали его, и даже ключи не спёрли. Мы сели в машину, и поехали домой. Мимо лошадиного загона, провожаемые взглядами лошадей, мимо памятника писателю Звереву, на порховское шоссе.

Без приключений прибыли в Остров и зашли к Михайлычу с отчётом. Мы рассказываем, какой «танк» нашли возле болота. Находок никаких, но пришёл конец легенде про него. С одной стороны, стало ясно, что никакой бронетехники там нет, а с другой – немного грустно, что искать её больше не надо.

Обсуждение

Отзывов: 2 на «Утраченная легенда»
  1. Ангелина:

    О, Боже мой! По каким вас дебрям носит! Ну и лесок! Там даже грибы бояться расти…

  2. Это точно: хороших грибов там нет, одни ложные опята на пнях.

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 27 | 0,379 | Потребление памяти: 43.57 мб |