Особенности национальной охоты и рыбалки Псковской области

11 Май 2016,  
Рубрика: СТАТЬИ

Отгремели бои. Закончилась Великая Отечественная война. Она оставила на полях былых сражений массу неубранных трупов, которые по сей день ищут поисковики. Но война такая вещь – она разбрасывает не только людей, но и вещи. Военные вообще люди не слишком бережливые, а на фронте, где каждый день может оказаться последним, об экономии вообще вспоминают как о дурной привычке мирного времени. Обе противоборствующие армии устилают свой путь брошенными винтовками, застрявшими танками и автомашинами, забытыми минами. А уж патроны-гранаты и вовсе никто не считает: они что-то вроде неисчерпаемого природного ресурса, который, сколько не транжирь, никогда не кончится.

Как известно, война прокатилась по Псковщине два раза – в 1941 году с Запада на Восток, в 1944-м – с Востока на Запад. Плюс партизанское движение в годы оккупации, но партизаны не могут быть такими транжирами по определению – у них ресурсы ограничены. Всё вместе привело к тому, что на руках у населения оказалась масса предметов военной амуниции, вооружения, боеприпасов.

-AGaaMqEMbo

Разумеется, всему этому добру сразу же нашлось применение в крестьянском хозяйстве. Винтовками, к примеру, очень удобно было огораживать огороды (вместо кольев). Подобные изгороди встречались ещё в восьмидесятые годы, и это никого не волновало, воспринималось как должное. И никаких тебе причитаний о страшном-престрашном терроризме… (Власти в ту пору не боялись своего народа).

Минам заграждения, особенно противотанковым, тоже находилось применение. Ведь это отличный «камень», пригодный для фундаментов изб и русских печей! (Помните, как в фильме «Трембита» на таких вот минах было установлено свиное корыто?). Разумеется, взрыватели в таких минах отсутствовали, а сам по себе тротил не взорвётся. Печку на минах наши музейные работники видели своими глазами в начале девяностых, когда забирали у одной бабки охотничий миномёт. Мины лежали, разумеется, не в самой печке, а на холодной земле, так что взорваться не могли. Теоретически. Потому что всегда есть риск, что при закладке такого фундамента случайно проворонили боковой взрыватель, особенно нештатный. (Бывают такие боеприпасы, которые изготавливаются в очень малом количестве для отдельных операций, и которые даже не вносят в справочники – вот эти вещи действительно очень опасны).

Но как бы то ни было, печка без проблем проработала полвека после войны. И бабку с дедкой на низколетящую орбиту не закинула. Сейчас этой деревни уже нет, но виноваты в этом не мины, а совсем другие причины.

Но мы отвлеклись от темы. Миномет малого калибра (50-мм) бабка решила сдать в музей по причине ненадобности. Прока жив был дед, он охотился с ним на уток. Но дед помер, использовать по назначению сей «инструмент» бабка не могла. Да и мины к нему все кончились.

Дело в том, что дикие утки садятся не куда попало, а на облюбованный ими водоём. И так год за годом. Охотники знают эти места, и устраивают там засады. Но зачем сидеть с ружьём, когда есть миномёт? Примерно так рассуждал дедуля. Ружьё покупать надо, деньги за него платить, потом ещё на патроны раскошеливаться, а миномёт вещь бесплатная. Вон их сколько в лесу валяется! И мины к ним – ящиками и россыпью.

Поэтому дедуля оборудовал миномётную позицию за деревней. Пристрелял свой охотничий миномёт, чтобы мины ложились без промаха прямо в утиное мочило. И приступил к охоте.

Стоило только утиной стае сесть на воду, как её тут же накрывали несколько мин. Минометчик дед был отличный, и минами кидался без промаха. (То ли он в войну научился, то ли уже после войны, неважно). Разумеется, какая-то часть ошалевших уток успевала взлететь, но без добычи дед не оставался никогда. Подобная охота длилась много лет, и никому не мешала – в ту пору считалось, что «ружьё и уда кормят худо», охотников было мало, да и некогда было баловаться, работать было надо. Так что на шалости деда смотрел сквозь пальцы даже участковый.

Да что дед! Официальные егеря тоже не брезговали пострелять из охотничьего миномёта. Как-то в семидесятых годах приехала к нам на Псковщину официальная делегация из какой-то соцстраны. Кажется, из ГДР, но это не важно. А важно то, что наши власти решили сводить их на охоту, и с этой целью подняли на ноги всех егерей. Охотиться собирались, разумеется, загоном, так больше шансов на добычу. Оцепляется участок леса, и по команде загонщики разом начинают шуметь и гнать зверьё в одно место, где сидят охотники.

Но так вышло, что людей не хватило. На самую дальнюю сторону, откуда и надо было гнать дичь, не было никого. Что делать, неужели охота сорвётся? Обкомовские товарищи в панике, и уже готовы сами бежать за пять километров. (Дело-то важное, политическое!)

А егеря только усмехаются. Сейчас, говорят, эту проблему решим. Вынимают из уазика миномёт калибром 82-мм, устанавливают, и стреляют минами в указанном направлении. Где-то вдалеке послышались взрывы. Всё, говорят, теперь весь зверь оттуда в нашу сторону побежал. Мы так всегда делаем, чтобы далеко не ходить. Мина быстрее прилетит. Обкомовские перевели дух – охота спасена. А что подумали немцы, никто так и не узнал.

Не знаю, правда или нет, но я слышал, будто у одного деда в советское время была даже фузея. Или ручница, точно не знаю, но знаю, что ружьё было очень старое, фитильное, агромадного калибра (не то четвертого, не то даже второго). Дед забивал в неё кучу всяких гаек, гвоздей, шариков от шарикоподшипников и прочих скобяных изделий. Била, разумеется, не по отдельным целям, а накрывала по площадям. Ну прямо оружие массового поражения! Использовалась тоже для охоты на уток.

Подкравшись в болотцу с плавающими утями, дедуля привязывал фузею к дереву, наводил на центр пруда, и зажигал фитиль. Потом прятался в укрытие, опасаясь разрыва ствола.

Через какое-то время фузея выстреливала, накрыв центр водоёма, и если там оказывались утки, то дед собирал трофеи. Если нет – забирал фузею и уходил домой. До следующего вечера. Что стало с дедом, и куда девалась фузея, никто толком уже не помнит.

Фузея – это что, а вот были два охотника, которые охотились с ПТРД! (Противотанковым ружьём Дегтярёва). Вещь эта очень хорошая, мощная, дальнобойная. Сейчас с похожими модернизированными ружьями антитеррористические подразделения охотятся на снайперов, но ещё в годы Великой Отечественной войны специалисты оценили возможности этого оружия. (Пробивает кирпичную кладку, бревенчатую стену, имеет огромную дальность прямого выстрела).

Вот и те два колхозника тоже пришли к таким же выводам. На противотанковое ружьё они установили снайперский прицел, пристреляли его. И начали щёлкать кабанов одного за другим. У этого животного мало уязвимых мест, да и не каждое охотничьё ружьё возьмет кабана. Но ведь у них был ПТР! Стреляли почти с километровой дистанции, бронебойная тяжёлая пуля прошибала зверя насквозь, от головы до хвоста. На полёт такой пули почти не влияли ветер, дождь и туман – да, это тебе не охотничья переломка!

Но самый впечатляющий случай произошел с этим двумя друганами произошёл не на охоте, а на рыбалке. Рыбачили, разумеется, тоже не с удочками, а с более солидными приспособлениями. С немецкими противотанковыми минами. Видели в музее такие здоровенные круглые плюхи с ручками? Вот с такими же.

Мины, противотанковые и противопехотные, в сельском хозяйстве вещь нужная. Рыбки половить, огород от кабанов заминировать, да мало ли зачем ещё! (В 90-е годы, когда деньги практически отменили, их можно было продать блатным и террористам – всё лишняя копейка в семью).

Вот и эти два кореша решили порыбачить. Выплыли на лодке на середину реки. Мину взяли с собой. Привязали к её ручкам веревку, чтобы, значит, дальше забросить. Вставили взрыватель. Взрыватель, разумеется, был нештатный, но уж какой нашли. Зато взрывался с помощью огнепроводного метода, то есть бикфордова шнура. (Подрыв с помощью электродетонатора не слишком удобен – линии электропередач есть не везде).

Подожгли шнур, и один из рыбаков начал раскручивать мину на веревке, чтобы закинуть её подальше от лодки. Вертел-вертел, да как шарахнет со всей дури своему корешу по тыкве! (А мина между прочим, весит 5-7 килограмм). Кореш упал в воду. Мина упала на дно лодки. Шнур у неё горит. Что делать?

К счастью, многоопытный скобарь не сробел. Понял, что если начать кореша из воды вытаскивать, то можно не успеть. И выкидывать мину тоже нельзя – всплывёт друган кверху пузом, вместе с головастиками.

Сам прыгнул в воду, и с корешем (хорошо, что у того башка была крепкая) они поплыли изо всех сил от лодки. Молясь, чтобы не случился прострел шнура (такое бывает у старых шнуров, с истекшим сроком давности).

Им повезло – успели доплыть до берега, выйти на сушу и спрятаться в яме. Мина разнесла новенькую лодку в щепки, но друганы уцелели. Осталось невыясненным, каков был улов, но мне кажется, что им было уже не до рыбы.

Помните, был такой фильм: «Пёс Барбос и необычный кросс»? Жаль только, что про наших героев никто похожую комедию не снял. Жизнь – она ведь круче любой выдумки…

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 27 | 0,257 | Потребление памяти: 43.57 мб |