Это было недавно, это было давно

06 Сен 2015,  
Рубрика: КНИЖНАЯ ПОЛКА

kinopoisk.ru

Хозяин тайги

Фильм «Хозяин тайги» вышел в прокат в 1968 году. В ту пору он, однако, не попал в число самых лучших и самых кассовых. Время было такое: каждый год снималось по несколько настоящих шедевров, культовых советских фильмов, которые до сих пор показывают по российскому ТВ на Новый год. Избалованный советский зритель не обратил особого внимания на «Хозяина тайги», и этот фильм тогда был «середнячком». Разумеется, в нём снимались Валерий Золотухин (в роли участкового), и Владимир Высоцкий (в роли Рябого), но тогда было столько талантливых артистов, что даже эти звёзды первой величины воспринимались как-то… обыденно, что ли!

(Интересно, что сейчас, когда вроде бы нет цензуры и объявлена так называемая «свобода творчества», нет ни одного артиста, который хоть отдалённо может тягаться с ними. И вообще, мне почему-то кажется, что любую нынешнюю «звезду» забудут в тот же день, как только она прекратит сниматься).
Зато среди сегодняшних кинофильмов и телесериалов «Хозяин тайги» — как бриллиант чистейшей воды среди мутных бутылочных стекляшек. Действие происходит на фоне прекрасной сибирской природы, которая снята так мастерски, что не «забивает» сюжет, а служит ему отличным фоном. Да и сам сюжет, по нынешним временам, просто невероятный.
Короче: на одной сибирской реке работает бригада сплавщиков леса. Сплавщики как сплавщики – работают до седьмого пота, иногда выпивают, иногда задираются с деревенскими ребятами на танцах. Разумеется, в действие вплетён лирический сюжет, и даже традиционный любовный треугольник (куда же без него!). Таёжная красавица Нюрка строит глазки и бригадиру (Рябому), и одному из сплавщиков.
Один из сплавщиков получает телеграмму, что у него родился сын, и по такому случаю бригада решает выпить. Но днём купить водки не получилось, и потому просят продавца сельпо продать бутылку (всего одну!) ночью. В принципе, ничего особенного, можно было бы и уважить алчущих. Но продавец, хитрая рыбина, идёт на принцип и отказывает наотрез. Оставив деньги на столе, сплавщики уходят, пообещав взломать магазин и взять нужное.
Наутро магазин стоит разгромленный, пропала масса товара и выручка за несколько дней. Сплавщики клянутся, что взяли только водку, за которую и деньги заплатили, но объяснить, кто ограбил сельпо, не могут. В действие вступает милиция.
Милиция представлена одним участковым на всю округу. («В одну сторону ни одного милиционера нет на 50 километров, а в другую на все 500»). Казалось бы, дикие края, закон – тайга, прокурор – медведь. Ан нет, и в тайге, оказывается, действуют советские законы, и хозяин здесь не медведь, а представитель власти, участковый.
Работа у него трудная, работа у него хлопотная, но сам он из местных, и знает, кто чем живёт и дышит. И, кстати, кое-какая реальная власть у него тоже имеется – по советским законам участковый мог сам решать, заводить или не заводить уголовное дело, и сам проводил предварительное расследование. То есть обладал достаточными полномочиями, чтобы внушить к себе уважение даже со стороны самых антиобщественных элементов.
И вот этот самый участковый, которого так великолепно играет Валерий Золотухин, не верит, что сельмаг был ограблен подгулявшими сплавщиками. Кажется, можно сажать пьяных дураков и считать дело раскрытым? Ан, нет. Ему обязательно надо поймать настоящего преступника, а не просто отчитаться. Зачем? А затем, что он сам местный. «Ведь люди теперь замки покупать начнут, а некоторые и вовсе обнаглеют, если я настоящего вора не поймаю». (В селе двери запирать было не принято…)
Дальше пересказывать фильм не буду, чтобы не испортить впечатление от просмотра. Скажу лишь, что настоящий ворюга пойман, дуролом-сплавщик освобождён, а уставший участковый едет домой, напевая «Я вернусь домой, на закате дня, обниму жену, напою коня…»
Вы скажете, что это сказки советского периода? Нет, когда-то такое было реальностью. В деревнях жили и работали люди, водились участковые, и они контролировали ситуацию фактически, а не на бумаге. То есть участковый знал, кто торгует самогоном, кто крадёт зерно, кто склонен к браконьерству, кто – к хулиганству. (Как говорили у нас на Псковщине, «С голенища ножик глыщще, с под полы наган воёт»)
Ну и принимал соответствующие меры – кого предупредит, кого припугнёт, а с кем сладу нет, того и посадит. В результате, хотя сельское население в ту пору было гораздо многочисленнее, чем сейчас, особо изуверские преступления были редкостью. (Сегодня они никого не возмущают, не удивляют и случаются почти каждую неделю).
Правда, карьеры на должности участкового сделать было невозможно – звание старшего лейтенанта было у них потолком, на пенсию уходили в звании капитана, и всё. (Согласитесь, что участковый-генерал выглядел бы нелепо) Участковые были подножием милицейской пирамиды, её основой, её фундаментом, на котором строилось всё здание советского МВД.
В ту пору это понимали, и служба участковых была прославлена во многих фильмах, особенно запомнился сериал про Аниськина («Деревенский детектив», «Аниськин и Фантомас», и др.)
Ныне сельская местность на севере России выглядит так, будто по ней Мамай прошелся. Разгромлены колхозы и совхозы, поля заросли кустами, а кое-где уже и лесами, население разбежалось. (Так повелел Великий Рынок!) В уцелевших поселениях полно самых странных личностей, не имеющих никакого отношения к работе на земле, и вообще, ни к какой работе. Как следствие – ракетный взлёт преступности. На глазах ожили давно забытые, фольклорные типы Ваньки-Каина, Ирода Поганого и даже Бабы-Яги. (Была такая в соседнем Пушкиногорском районе, торговала пирожками с человечиной, пока не посадили).
И вот в таких условиях проводят милицейскую реформу, которая на деле сводится к обычному сокращению штатов, причем штатов, работающих непосредственно «на земле»! То есть сокращают не бумажных писарчуков, а в основном ППСников да участковых. Результат – на селе сейчас легче встретить инопланетянина, чем сотрудника милиции.
К чести работников милиции, надо сказать, что они пытались протестовать против такого положения дел. Пытались задать вопросы Путину во время так называемой «прямой линии», а некоторые (которым до пенсии оставались считанные дни) даже делали заявления в газету, где открытым текстом говорили, что обеспечить правопорядок на селе они после реформы не смогут. Вся беда в том, что к мнению милиционеров власти прислушиваются так же, как к нашему: то есть никак.
Результат – огромные пространства, по сути, выпали из всякого правового поля. Закон- тайга, прокурор – медведь. Или, как говорили в таких случаях за океаном: «Проблемы негров шерифа не волнуют». Неграми в данном случае являемся мы, жители нищего российского Нечерноземья. Только и остаётся, что смотреть «Хозяина тайги» да вспоминать прошлое. Это было недавно, это было давно…
Рахим Джунусов

Обсуждение

Один отзыв на «Это было недавно, это было давно»
  1. Fyutkbyf:

    Увы, у настоящего участкового сейчас и полномочия не те, и кучи бумаг обязательны, и прав по сути дела нет никаких. Много лет не знаю участкового, в списке динозавров, зато по улицам вечерним гуляют наркоманы… Вы правы, Рахим, вспоминать догорбачевское время мы будем, пока живы.

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 29 | 0,714 | Потребление памяти: 43.56 мб |