Синдром Че Гевары

22 Май 2015,  
Рубрика: СТАТЬИ

300px-CheHigh

Этот человек стал легендой ещё при жизни, а после героической смерти приобрел мировую популярность. Его знаменитая улыбка глядит на нас с футболок, с уличных настенных рисунков, с обложек журналов. Про него написаны книги, и он сам написал немало книг (в основном по партизанской войне). На Кубе он – национальный герой, да и все повстанцы латинской Америки, невзирая на партийную принадлежность, занесли его в свои святцы. И при этом никто не обращает внимания на всякие бытовые мелочи, типа: а почему у товарища Че всё так хорошо получалось на Кубе, и ничего не выходило в Боливии? И вообще, каким ветром его занесло туда?

Как известно, дьявол скрывается в мелочах, и, ответив на эти «мелкие» вопросы, мы приблизимся к пониманию практики войн и революций больше, чем прочитав толстенные тома классиков марксизма-ленинизма.

Как всем известно, Че Гевара, боевой товарищ братьев Кастро, блестяще воевал с режимом Батисты. Режим Батисты свергли, победители принялись делить трофеи и посты. И тут, я полагаю, между ними пролегла первая трещинка – Кастро были местные, а Че Гевара – чужак, аргентинец. Нет, он тоже был на самом верху, но, скорее всего, от реальной власти его старались оттеснить.

p53PC_n_Iqw

Тоже не секрет, что социализм Кастро – вынужденный. Когда они начинали свою борьбу, то вовсе не ставили своей целью сделать Кубу первой социалистической страной Западного полушарии. И уж тем более им в кошмарном сне не могло привидеться эпическое противостояние с США. Белые олигархи Кастро просто хотели перехватить власть от черного олигарха Батисты, только и всего! Америка, кстати, так и думала, и реагировала на кубинскую заваруху соответственно: белые обезьяны хотят оттеснить от кормушки черную, нам-то какая разница, кого гнилыми бананами кормить? Только этим и можно объяснить странное невмешательство США в кубинскую гражданскую войну.

Как говорил Наполеон, чтобы вести войну нужны три вещи: деньги, деньги и ещё раз деньги. Деньги у клана Кастро были, и немаленькие. В байку, будто богатая американская любовница купила Фиделю легендарную яхту «Гранма», я не верю совершенно. То есть бесплатных добровольцев нашлось немало, но даже идейным людям надо купить оружие, да и кормить их тоже как-то надо!

(Теперь понятно, почему никакой гражданской войны в России в 90-х годах не произошло, хотя «низы не хотели, а верхи не могли»? Некому было её профинансировать).

Но почему же тогда олигархические разборки частных армий переросли в нечто гораздо большее, в первую на Американском континенте социалистическую страну?

Я думаю, что Кастро не справились с ситуацией, не смогли удержать собственных сторонников в узде. Как известно, потерпев неудачу на первом этапе (после штурма казарм Монкада), они разумно решили привлечь на свою сторону широкие народные массы и с этой целью принялись играть с огнём – выдвигать социалистические лозунги, чего Батиста не мог скопировать при всём желании.

Но народ Кубы был слишком сильно унижен своим могучим соседом – США, голоден, избит и обобран. Фактически, Куба была сахарницей, игорным притоном и публичным домом США, американская мафия выделывалась там, как хотела, а режим Батисты был в роли полицая. (Мужики горбатились на плантациях, бабы – в публичных домах, а янки только лыбились, глядя на это). Национальное унижение сплеталось с социальным, и достаточно было искры, чтобы разгорелось пламя. Мне кажется, что когда кубинцы стали громить публичные дома и смертным боем бить американских мафиози, Кастро не смогли им в этом помешать. И против своего желания, автоматически превратились во врагов Америки.

Как известно, мафия такая же неотъемлемая часть современного «демократического» общества, как и международный терроризм. (Они выполняют многие задачи лучше спецслужб). Разумеется, с мафией (как и с терроризмом) борются, но так, чтобы случайно не победить. Вот и правительство США на публику демонстративно «боролось» с «Коза Нострой», но как только её, эту самую «Козу», отлупили на Кубе, моментально вступилось за «обиженных». И сама мафия вынесла смертный приговор братьям Кастро, как беспредельщикам: не по понятиям они действовали!

(Как у средневековых феодалов, у современных тоже существует кодекс взаимного пожирания. Так вот, по любым понятиям, мужик (лох, фраер) не смеет подымать руку на вора (рыцаря, депутата).

Таким образом, спасти от смерти Кастро могла только одна держава на земном шаре – Советским Союз. Но чтобы он сделал это, надо было переходить в советскую веру. И переход был осуществлён: лучше ходить во френче при социализме, чем лежать в гробу в белом фраке при капитализме.

Советский Союз дал Кубе гарантии, и осуществил их. Америка бесновалась, но сделать ничего не смогла – так был положен конец мифу о всесилии США. На братьев Кастро было совершено несколько сотен покушений, и ни одно не достигло цели: оказалось, что можно поднять руку на американскую мафию и остаться в живых! (Какой удар по воровской чести и престижу спецслужб!)

А как же Че Гевара? Я думаю, что он загрустил. Людям такого склада трудно быть чиновником, даже высокопоставленным, даже социалистическим. К тому же, я полагаю, трещина между ним, чужаком, и людьми Кастро, кубинцами, ширилась день ото дня. Наверняка все посты и должности у них были распределены меж собой ещё в ходе гражданской войны, и Че Гевара плохо вписывался в этот расклад.

Надо отдать должное товарищу Че – он поступил как герой. Не стал затевать мышиную борьбу за власть и почести, а отказался от кубинского гражданства и поехал воевать за свободу народа Конго, а потом Боливии. Я полагаю, что братья Кастро и их люди облегчённо вздохнули, когда он покинул Кубу…

Конголезская эпопея закономерно кончилась провалом. Выяснилось, что на одних лозунгах и с одними мужиками много не навоюешь. Увы, левацкий тезис о том, что вооружённое восстание может само подготовить условии для социалистической революции, не прошёл проверку практикой.

В Боливии у Че Гевары тоже ничего не получается. На Кубе получалось, а в Боливии – нет. Компартия этой страны отказалась поддержать прибывших партизан, а «революционный» рабочий класс поголовно лежал пьяный по случаю престольного праздника. Че Гевара мечется, совершает одну ошибку за другой, и, в конце концов, гибнет. Кажется, в Боливии он не нашел неких очень важных вещей, которые были на Кубе.

А именно – разветвлённой агентурной сети. То есть на Кубе уже были и тайные конспиративные квартиры, и агентура во всех слоях общества, и вообще, была подготовлена почва для борьбы, а в Боливии – нет.

Вы спросите: откуда на Кубе взялась вся эта благодать? Ответ ошеломит – это были люди мафии. Точнее, братва клана Кастро. Как известно, ни один олигарх не может жить без своей частной армии, явной или тайной. Вообще, «демократическое» общество есть продукт сложного многоступенчатого договора (сговора) между государством и олигархией. Все они выполняют одну роль – держат фраеров в покорности (разными методами), и получают за это свою оговоренную долю общественного пирога.

(Если государство хочет командовать само и ни с кем не делиться, оно давит «непобедимую» мафию, и весьма успешно. Примеры: Третий Рейх, сталинский СССР, Италия времен Муссолини. Поэтому мафия, как правило, всегда «за демократию»).

Так что зря говорят, будто спецслужбы и мафия ничего не производят – это неверно. Они производят самый ценный продукт – страх. Возможно, они недолюбливают друг друга, но это ничего не значит – кошки с собаками тоже испытывают взаимную неприязнь, но живут под одной крышей.

Но иногда этот сложный «кислотно-щелочной баланс» нарушается, вот тогда и наступает ситуация – революционней некуда. А нарушается он только по одной причине – кому-то показался слишком малым его кусок.

Когда клан Кастро начал свою борьбу против Батисты, то повстанцы получили мощную поддержку. Кастровская братва осуществляла разведку, прятала революционеров, организовывала забастовки и демонстрации, запугивала сторонников действующего президента. Наверняка, подталкивали народ к выступлениям и личным примером в том числе. (Возьми камень и брось в полицейского, как это делаю я!). Личный пример особенно важен, так как мужик (фраер) испытывает генетический страх перед начальством и его шестёрками, и «раскочегарить» ситуацию поначалу очень трудно. Но если он видит, как всеми уважаемый братан бьёт полицейского, и мир не переворачивается, то и сам начинает наглеть. В общем, революционная ситуация – это когда полиция и мафия, обычно мирно и взаимовыгодно существующие, начинают всерьёз враждовать. (Наверняка, кроме «кастровских», подключились братаны и других «папиков», и сообща они повалили «батистовских»).

Всё это было на Кубе, но отсутствовало в Боливии. Никто не встретил отряд Че Гевары, никто не пригнал мужиков ему в помощь, никто не мутил воду против действующей власти. Местная мафия и не думала враждовать с властями, а на мужиков (угнетённый пролетариат и неимущее крестьянство) какая надежда? К тому же и сам автор учебников по революции оказался не таким крупным специалистом по партизанской войне. Увы, и он в своих книгах тоже многого не сказал…

Вы скажете, что это всё вздор и такого быть не могло, что я преувеличиваю силу мафии и вообще, как-то косо гляжу на мировой порядок? А вы вспомните операцию «Хаски» (высадку союзников на Сицилию, июль 1943 года) и ту поистине неоценимую помощь, которую оказала американской армии тамошняя мафия. (Запугав итальянские войска). Об этом написано немало, можно кое-что найти и в Интернете, поэтому вдаваться в подробности не буду.

Так что никакая революция невозможна до той поры, пока разные ветви власти (показная и теневая) не начнут враждовать между собой. Так было совершено большинство революций, и февраль 1917 года в России не был исключением. (Просто огромное количество тогдашней братвы обнищало из-за военной экономики, ну и ударилось в революцию, которая, однако, привела к совершенно непредсказуемым результатам). Кстати, и последний киевский майдан тоже идеально вписывается в общую картину. И пресловутые «льготные бунты» в России в 2005 году. (Бунты эти были организованы вовсе не оппозицией, а совсем наоборот…)

Но при чем здесь «синдром Че Гевары»? А при том, что от таких людей (иностранных добровольцев) старается избавиться любой, самый р-р-р-рреволюционный режим. Подчеркиваю – любой!

Несколько лет назад из Боснии и Герцеговине изгнали мусульманских добровольцев, воевавших в 90-х годах за независимость этого государства. Несмотря на то, что они там осели и обзавелись семьями. От русских добровольцев сербские республики постарались избавиться ещё в конце той войны. Никакая власть, самая «народная» и «демократическая», не потерпит возле себя конкурента, даже потенциального. Власть, она, знаете ли, по своей природе не может быть ни народной, ни демократической. Все посты и портфели распределены только между своими, и чужаков туда близко не подпустят. «Другой Боснии», «Другой Сербии» или «Другой России» ей даром не надо.

Вот и Че Гевара, видимо, понял это, и покинул Кубу. В итоге возникла невероятная ситуация, всех устраивающая: Куба получила героя международного масштаба, братья Кастро избавились от возможного соперника, не прибегая к кровопролитию, и стабильность на острове была сохранена.

К чему я всё это написал? А к тому, что конфликт в Донбассе, возможно, близится к концу. Во всяком случае, добровольцев-лимоновцев донецкие власти уже стали оттуда вытеснять.

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 25 | 0,454 | Потребление памяти: 43.54 мб |