Интернациональный выезд

06 мая 2015,  
Рубрика: ПОИСКОВОЕ ДЕЛО

01

Утром 3 мая я шёл к Михайлычу, когда рядом затормозила машина с европейскими номерами. Из кабины высунулось улыбающееся заграничное лицо, а потом вылез и сам водитель. Так это же Ульф Андерссон! Мы обнялись.

Ульф – швед. Лет восемь назад этот человек пришёл посмотреть наш музей, да так и «остался» в нём до сих пор. Много всяких экспонатов привез он нам из-за границы, причём совершенно бесплатно. Книга Людендорфа, французская каска времён Третьей Республики, немецкий госпитальный колокольчик, бесчисленное количество военных фотографий и книг – всего не перечислишь. На втором этаже, в зале военного мундира, имеется целя витрина шведской военной формы (в том числе «парадка» самого Ульфа). Так что человек это весьма достойный и заслуживающий всяческого уважения.

На Ульфе была полевая одежда и резиновые сапоги. «Что, копать с нами поедешь?» Да, он собирался с нами в полевой выход. А ещё в этот раз он привёз с собой другого шведа, Ювана, который тоже интересуется военной историей.

Мы уселись в машину и в момент долетели до Пригородной. Юван стоял у подъезда. Мы позвонили по домофону и вошли к Михайлычу. Довольно скоро собрались и остальные участники группы, и пошла оживлённая беседа.

Разумеется, мы не знаем шведского, а наши гости понимают по-русски два-три слова. Но, используя школьные запасы немецкого и английского и переходя временами на язык жестов, общаться можно вполне, было бы желание. (Если желания нет, то и безупречное знание языка не поможет).

Однако долго калякать не было времени, и мы вышли к машинам. Покупаем в магазине харч, заправляемся на заправке бензином, и едем к месту раскопок. Впереди – наш уазик, за нами – машина шведов.

В нужном месте съезжаем с трассы, продолжаем поездку по грунтовке. Потом и грунтовка закончилась. Шведы пересаживаются в уазик. Разумеется, гостей мы помещаем в кабину, а сами лезем в кузов. Народу много, рессоры проседают, но зато надёжное сцепление с грунтом гарантировано.

Без особых приключений добираемся до места. Выгружаемся, поднимаем красный флаг, разводим костёр. В прошлый выезд, когда нашли 9 бойцов, из одной ямы не до конца выбрали все останки (день закончился), теперь первым делом надо закончить ту работу, а потом уж идти в поиск. Но сперва – чаепитие и салоедение.

Надо сказать, что начальство из управления культуры запрещает нам кормить иностранцев, боясь, что крепчайший чай и сало с луком вредно подействуют на их желудки. А это, в свою очередь, может привести к обострению международной напряжённости! Хотя, надо сказать, из шведов от нашей пищи ещё никто не помирал… (Шутка).

Подкрепившись, часть группы идет в свободный поиск, а часть остаётся дочищать траншею. Шведы остались с нами и теперь смотрят, как мы откачиваем воду ведром и роемся в жидкой глине, выбирая из неё мелкие косточки. Оно и понятно – они нейтралы, у них в земле нет ничего подобного. Наверное, к счастью…

02

03

Кстати, даже сама наша земля отличается от европейской. С трудом подбирая слова, я спросил их об этом, и получил ответ, что там в основном песок, а не глина.

(Достойно примечание: хотя песка и у нас хватает, но чистого и высококачественного, пригодного для дорожного строительства, практически нет. Весь наш песок загрязнён глиной, и от этого строительные смеси низкосортные, а дороги хлипкие).

Понемногу мы выбрали все остававшиеся косточки. Порылись ещё, но больше ничего нет. Надо идти дальше.

Мы проходим по заросшим полям, мимо камней, которые когда-то были фундаментами изб. Ульф в России не в первый раз и всё понимает, а Юван смотрит на всё изумлёнными глазами.

Погода в этот день выдалась, как на заказ. Ветер не очень сильный, как раз то, что надо. Прохладно, насекомых нет. По небу плывут тучи, но не заметно, чтобы они пролились дождём.

Трава уже поднялась местами «по костку». Черные обгорелые проплешины заросли нежной зеленью. Берёза начинает выпускать лист, а листва осин уже почти готова. Дубы, правда, стоят голые, но дуб пускает лист позже всех.

09

010

011

На пригорках уже можно увидеть змей. Правда, для этого надо идти одному и тихо, а когда идёт группа, змеи пугаются и уползают. Кукует кукушка – пока ещё слабо и неуверенно. Где-то за лесом, на болоте, покрикивают журавли, а иногда какая-нибудь ихняя пара делает облет территории.

Мы вышли к траншее, из которой торчал воткнутый в землю щуп. Ясное дело – это знак, что тут надо покопать. Я запрыгиваю в траншею с лопатой. Из земли извлекаются саперная лопатка (русская), потом солдатский ботинок, потом ещё и ещё ботинки. Но все без костей. Дело ясное – несколько лет назад тут поработала другая поисковая группа. Останки псковичи забрали и захоронили, как положено, а ненужные ботинки оставили на месте. Ну что же, значит, тут искать нечего, и надо идти дальше.

Понемногу мы вышли к немецкому противотанковому рву. К тому месту, где он делает изгиб. Тут я сделал Ювану фотографию на память.

04

Мы побродили ещё немного, а потом узнали, что Валера отыскал останки одного бойца. Неподалёку отсюда, в ручье. Значит, работы будет много и надо туда идти всем.

05

06

Действительно, на берегу мелкого ручья лежат мешок, на нем – черепная коробка. Всё остальное было ещё в воде. Дело привычное – копаную землю складываем выше по течению, чтобы сделать запруду, ведром черпаем воду, руками процеживаем жижу. Общими усилиями боец был извлечён довольно скоро. Некоторые мелкие косточки унесла вода (70 лет в ручье, чего вы хотите!), но основные все были в наличии.

07

08

Я закинул мешок с останками за спину, и пошел в лагерь варить обед. Слава Богу, не девяностые годы, есть, из чего. Сделаю макароны по-флотски, с жареным луком и морковью (так вкуснее).

Обед получился вполне съедобный. Слопали весь казан, и ещё мало оказалось. Шведы тоже рубали за милую душу, и сказали, что вкусно.

Да, а пока я варил обед, наши мужики нашли затвор от советской 85-мм пушки. Только затвор, и ничего другого.

После обеда поиск продолжился. Мы вышли к противотанковому рву, из которого лет пять назад достали куски от танка «черчилль» и останки танкистов. Прошлись по нему с прибором, в одном месте наткнулись на металл, но это оказались всякие трубы и жесть. Пора закругляться.

Мы пошли обратно к машине. По пути нашли разорванный бетонобойный снаряд. Отмыли, погрузили в кузов. Будет теперь на линии Сталина ещё один экспонат!

012

На этом рабочий день закончился. Шведы попрощались с нами, сели в свою машину и отбыли в гостиницу. (Люди они городские и замотались основательно от работы, свежего воздуха и массы впечатлений). Наш уазик быстро бегать не может, мы не спеша поплелись в Остров. На небо вышла полная луна, когда наша группа добралась до дому. Интернациональный выезд закончился.

Обсуждение

комментария 3 на «Интернациональный выезд»
  1. Антон:

    Вообще-то второй швед представился Ёханом сначало, а потом по водительскому удостоверению оказалось, что он тоже Антон, тёска то есть!

  2. Fyutkbyf:

    Антон, теЗка…, а не теСка

  3. Антон:

    Да, совершенное верно «тёЗка»! Ведь тёСка может быть только бревна или еще чего-нибудь.

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 31 | 0,141 | Потребление памяти: 12.26 мб |