Островское умертвие

01 Дек 2009,  
Рубрика: СТАТЬИ

index_picСамый современный и актуальный российский автор – это, безусловно, Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин. И хотя он жил больше ста лет назад, никто лучше него не передал дух современной России – вымирающей, не верящей ни во что доброе, ненавидящей начальство и презирающей саму себя. Эта нетленная «История одного города» — блистательная поэма российского административного самодурства и обывательской трусости и глупости, эти такие узнаваемые «Медведь на воеводстве» и «Дикий помещик», денно и нощно моливший Бога извести его крестьян. А каковы «Господа Головлёвы» — история тишайших и благочестивейших семейных «умертвий»! Ни одна живая душа не в состоянии вынести общество отставного чиновника Иудушки Головлёва, изводящего всех на свете своими мертвецкими речами.

Прошли года, и сотни тысяч Иудушек вступили в правящую Партию, оградились от населения ихними Богом и «Законом», и теперь в безопасности читают нам свои проповеди. Только мы, неблагодарные, от этого мрём и мрём. С самого возникновения. Российской Федерации и до сих пор. Вот и на днях в Острове начнётся очередное благолепнейшее умертвие под сладчайшие речи Иудушек из Минобороны.

Короче, открываю я на днях «Российскую газету» № 225 (5049). Читаю в статье «Стрельба» по очереди» — оказывается, Псковская область входит в состав 21 субъекта Российской Федерации, где полностью решена жилищная проблема для военнослужащих. Ну, там ещё была заметка «На смотрины» — как собираются покупать французский вертолетоносец «Мистраль». Прочитал я всё это, и показалось мне, что слышу речи незабвенного Иудушки. «Так ядом и поливает» — как говаривала про своего сынка «любезный друг маменька». Прочитаешь такую прессу – полнейшая в армии благодать, выглянешь в окно – там другая картина. Диаметрально противоположная. О которой ни одна областная газета, ни телевидение не скажут ни словечка. Потому что иначе их административные Иудушки со свету сживут. Наизаконнейшими методами, надо сказать.

«А на кладбище всё спокойненько, ни друзей, ни врагов не видать. Всё спокойненько-благопристойненько, абсолютнейшая благодать»
(Идеал современной России)

Спрашиваю я у одного знакомого с Веретья – как надо понимать, что на Псковщине якобы жилищная проблема для военных решена? Он усмехнулся – вот завтра ликвидируют гарнизон и выведут личный состав за штат, и все дела. Нет военного – нет жилищной проблемы. И жалуйся ты хоть до усёру, ничего не изменится. Потому что жаловаться будет не на кого. Части не будет, кто является её правопреемником – не ясно. На кого жалобу посылать? Кругом полный ноль, абсолютная пустота, виновных не сыскать. Для любого дела требуется точка опоры, а в данном случае её принципиально нет, одно болото.

«И что же будет с 1-го декабря?» — «Этого не знает никто. Даже в министерстве. Они такой бардак замутили, что самим ничего не понятно. А послезавтра, в понедельник, нам велено приходить каждому с бутылкой водки. На службе закупили, но маловато. Будет последнее построение и грандиозная пьянка. В пятницу «дедушка Тю» (на Веретье поймут, кто это, а прочих не касается) своим отвальную устраивал. Даже такие зубры как он, которых ни одна власть не могла с места стронуть, вылетают из армии. ТЭЧ уже не работает, сдают свое барахло базе. На той стороне (взлетной полосы) уже и штаб закрылся. Прихожу туда в понедельник – полный разгром. 1918 год, и стекла в кабинетах бумажками крест-накрест заклеивают. Телефоны стоят смотанные, только один остался, у дежурного по части. Штабные приходят утром на службу, а через час являются связисты и начинают из кабинетов телефоны сматывать. Мол, всё, штаб закрывается. Штабные с горя ушли и перепились. Я гляжу – личные дела на полу валяются. Хотели мы их поджечь, но передумали. Их собираются в Москву, в Минобороны отослать. Там задумали небывалое – тех, кто им нужен, одним общим приказом в Ейск перевести. От солдата до полковника. (Такого в российской армии не было со времен Петра, а может, и

В общем, в штабе полное разорение, окурки валяются, грязь кругом, на портрете Путина кто-то слово из пяти букв написал. Что-то вроде «Чудак», только «ч» на «м» похожа. Сейчас у нас два выбора – или Ейск, или переходить за штат. А за штатом ты будешь получать полное содержание три месяца, потом урежут. Притом не факт, что будешь получать все положенное – платить зарплату будет Остафьево. Скажут – получайте сами, как хотите – и что тогда делать?

«Ну, хоть не Камчатка и не Хатанга» — «Утешил… в общем, всё сводится к тому, чтобы ты плюнул, не стал судиться и с армии сам ушел. Кстати, кому теперь предъявлять претензии за недополученную форму одежды, тоже непонятно. Сам знаешь, многим родимая армия много лет обмундирование недодавала, теперь спрашивать будет не с кого. Кому они должны – тем всё прощают. В базе остаётся одна финансистка, бухгалтерию тоже грозят разогнать. Вот и возьми справки о задолженности. На Веретье на ближайшие два года не будет никакой новой части. Что станет со старым аэродромом без ухода, понятно всем. Да, насчет Ейска. Говорят, что народ там потребуется только до апреля, а потом и там начнется сокращение. И вообще, на будущий год повышение зарплат и пенсий военным не предусмотрено».

«То есть как до апреля? Нафига тогда народ с Веретья туда гнать – чтобы через полгода и оттуда уволить?» — «А им-то что? Они такой план реформ выдумали, что сами в нем ничего не поймут. В результате народ окажется вдалеке от Острова, и без работы и без жилья. Не, ну отцы-командиры, понятное дело, будут и там служить, их не сократят. А насчет прочих – вилами по воде писано. Некоторых могут отправить «в распоряжение». Это такая штука, когда военный есть, а должности для него нет. Я, при Ельцине, когда наш прежний полк расформировали, полгода «в распоряжении» командующего флотом был. Это лучше всего, тут можно до двух лет деньги получать в полном объеме. Мы тогда ни шиша не делали, только пили. Раз в неделю придем на аэродром, самолеты осмотрим, чехлы проверим, и все дела. Так в те дни никто не пил, это был праздник. Все просили – можно, мы хоть еще один день в неделю будем работать? Но не для того «мы» самостийную Россию устраивали – работать «мы» и в Союзе могли, и получше нынешнего… В общем, сейчас повторяется ельцинский бардак, если не хуже. Все злые ходят, будь сейчас в самом деле 1918 год – половина бы к красным убежала, буржуев бить. Все уверены, что Россией правят недобитые враги народа и американские шпионы. У меня один знакомый есть, ему до пенсии надо до марта дослужить. Он сейчас в госпитале лежит. Я ему советую – давай любые взятки врачам, продай машину, шубу жены, но отлежи в госпитале до марта. Пока лежишь, уволить тебя даже Сердюков не имеет права. Так и до пенсии дотянешь».

Дом без офицеров

В мрачные годы становления российской государственности, когда что ни день, то завод или фабрика какая закрывалась, город Остров выживал только благодаря военным городкам. Теперь самый крупный из них закрывается. Сотни мужиков останутся без работы и без всяких перспектив на будущее. В этих условиях власти делают всё возможное, чтобы превратить второй городок в гетто. Надо сказать, что криминальная ситуация там и раньше была сложная (сам ходил в патруль, знаю), а что начнется сейчас…

Гарнизонный Дом офицеров пребывает в подвешенном состоянии. Заведующая чуть не плачет – что с ним станет после 1-го декабря, никому не известно. В лучшем случае, переведут на районное финансирование как сельский клуб. А здание – шикарнейшее, строено на века, потолки высокие, всё продумано. Можно было бы туда из городского кинотеатра (нынешнего дома культуры) перевести все детские кружки. Но вместо этого сейчас тихо уничтожается богатейшая библиотека. Расходы на её содержание в любом случае не предвидятся. (В 90-х годах всё Веретье задницу себе вытирало книгами из библиотек разогнанных частей). Часть фондов отдадут в Струги Красные, а в основном все растащат и уничтожат. Кульки под семечки сворачивать будут. Старый городской Дом культуры под кабак отдали (простите, под ночной клуб), осталось из Дома офицеров питейное заведение сделать. Растите, детки, обалдуями, преступность повышайте, пиво по вечерам лакайте, нечего книжки читать да в кружках заниматься… При этом милиция во второй городок и раньше-то совалась неохотно.

В том же городке от советского времени остались руины столовой и военторга. Их уничтожили при Ельцине. И тоже на законных основаниях. Вообще, в России происходит что-то кошмарное по своему идиотизму. Барыги скупают квартиры, администрация и командование части переводят их в нежилой фонд – и вот новый магазин в жилом доме готов. Сейчас во втором городке плюнуть некуда – одни магазины. Обратный процесс российским законодательством не предусмотрен, и вполне крепкие военторг и столовая, которые можно было бы отдать под жилье, разрушаются почем зря. Теперь к ним может присоединиться Дом офицеров. Мало, видно, закрытых сельских клубов и школ, теперь до гарнизонных объектов добрались.

Всё делается «по закону», со сладенькими речами, с заботой о дорогих россиянах, только они, неблагодарные, в петлю готовы лезть от такой заботы. Слишком много развелось нынче в России Иудушек, от которых стонет все живое. Они в свое время уморили СССР, теперь очередь России. Начинается очередное «умертвие». Россия – родина Иудушек?

Рахим Джунусов

Обсуждение

Один отзыв на «Островское умертвие»
  1. «Только мы, неблагодарные, от этого мрём и мрём.»
    Можно об этом детальнее?

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 27 | 0,268 | Потребление памяти: 43.54 мб |