Вершки и корешки

30 Мар 2015,  
Рубрика: СТАТЬИ

«Ишь, что старый хрен затеял: хочет жать там, где не сеял!»

П. Ершов, «Конёк-Горбунок».

В советское время, при самом махровом «застое» (при Брежневе) был такой журнал – «За рубежом». Занимался тем, что перепечатывал заграничные СМИ, главным образом, из капстран. Сегодня его назвали бы дайджестом, но тогда мы и слова-то такого не знали. Продавался совершенно свободно, в любом киоске «Союзпечати».

Понятно, что материалы в нём были сто раз проверены, и злостная антисоветчина на его страницы не пропускалась, но представление о жизни за границей получить из него было вполне реально. Я, хоть и учился тогда в школе, любил читать это издание.

И вот как-то я прочёл одну обзорную страницу о жизни в ФРГ. А именно – о доходах и расходах среднего бундесбюргера. Статья сопровождалась рисунками для пущей наглядности (сегодня это называют комиксами). И был приведен в недоумение такими фактами.

Как оказалось, главной статьёй расходов средней фээргешной семьи были налоги – на них тратилось примерно 35% семейного дохода. На втором месте стояли коммунальные и прочие местные платежи – почти 30%. Потом – расходы на образование, на путешествия и активный отдых – не помню, сколько. И лишь на четвертом месте были траты на питание – примерно 10-12%

Статья эта привела меня в полное недоумение – у нас в семье расходы на питание составляли основу всех трат. Налог мы платили только подоходный, 10% с зарплаты, и никаким разорением он не был. Коммуналка стоила копейки, а образование в СССР было бесплатным (по крайней мере, в русских областях РСФСР, где со взяточничеством боролись всерьёз). Ай, бедные, несчастные люди, эти западные немцы, если с них такие налоги дерут, что на питание не остаётся! Голодают, бедолаги, наверное.

Чуть после, когда мы в школе проходили «Экономическую географию», я узнал, что подобные пропорции (с незначительными отклонениями) характерны для всего Запада. И что сравнивать их жизнь с нашей напрямую невозможно, настолько по-разному работают экономики. Нет, западные люди не голодают, но имеют свои проблемы, и весьма серьёзные. Более углублённых сведений школьная программа не давала, да мы в таком возрасте в них и не нуждались.

Более углублённые сведения о западном образе жизни (точнее, о способах его построения) пришлось узнавать на собственной шкуре после распада СССР. Как вы помните, уважаемые читатели, в ту пору «молодые реформаторы» объявили о том, что знают пути, ведущие к процветанию на западный манер, и приведут всех нас в «землю обетованную». (Конечно, кроме тех, кто помрет в пути с голодухи – десяток-другой миллионов советских лохов, сущий пустяк).

x_06621f59

Заявка была сделана, и Борис Ельцин дал младореформаторам карт-бланш для построения развитого капитализма в «недоразвитой» социалистической стране с помощью так называемой «шоковой терапии». Последствия памятны всем.

Но странное дело – хотя шоку было с избытком, никакой терапии не наблюдалось даже в микроскоп. Моментально появились олигархи и их обслуга, но они не создали ничего нового, только проедали захваченное советское наследие. Удивительно, ведь нам так проникновенно насвистывали, что якобы могучие народные силы изнывают под коммунистическим гнётом, не находя выхода, но стоит только освободить их, как Россия расцветёт.

«Рынок всё наладит!» (или «Рынок всё изгадит!», точно не помню).

В реальности не было создано ничего, кроме кабаков и ларьков. Где новые, самые современные заводы, где чудеса передовой науки и техники, наконец, где развитая сфера услуг и богатый выбор в магазинах? Ничего этого не было и в помине. Нечто похожее на рыночное изобилие стало появляться только в «нулевых» годах, когда демократы были отстранены от власти. (Я имею в виду провинцию, а не Москву).

Либо «силы народные» оказались не столь могучи, либо младореформаторы и не думали стоить капитализм, а просто занимались вредительством. Самым обыкновенным, за которое при Сталине расстреливали. Я лично придерживаюсь второй версии. И для этого у меня есть все основания.

Как известно, финансы – это кровеносная система экономики. Откачка денег из реального сектора в виртуальный равносильна откачке крови из организма: сперва анемия, апатия, малокровие, а потом – смерть.

Ну так вот, главным делом «младореформаторов» и было обескровливание России.

(Знаю, знаю, что при этих словах антисемитски настроенные читатели вспомнят «дело Бейлиса» и всякие легенды о ритуально умерщвленных православных младенцах, но я пишу не об этом, а об экономике).

Поясню. Запад в этом смысле – регион с опережающей инфляцией. То есть денег там печатают всегда чуть больше, чем надо, и с их помощью откачивают ресурсы из стран Третьего мира. (Конечно, тех, кто принял их валюту). Деньги, как известно, липнут к деньгам так же, как нищета к нищете. Таким образом, создаётся огромный финансовый магнит, притягивающий чужие силы и средства.

(Примечательно, что одним из условий сохранения Эстонии в составе СССР тамошние демократы требовали сделать её регионом с опережающей инфляцией, откровенно заявляя, что в таком случае она будет «немного грабить» Россию).

Разумеется, не всё так просто, и для обеспечения бесперебойной работы этого насоса необходимо иметь развитую промышленность и сильную армию, готовую наказать любого, кто посягнёт на этот порядок вещей. А также – проводить постоянную экспансию, поскольку всёвозрастающая денежная масса требует какого-никакого реального обеспечения.

До тех пор, пока Запад в силах проводить экспансионистскую политику, этот насос будет работать, как часы. Запад проводить экспансию пока может: Ирак, Югославия, Афганистан, Ливия, Сирия, а вот теперь ещё и Украина (в ближайшей перспективе – Россия).

Это во внешней политике, а что во внутренней? А знаете, то же самое! Западное государство, если убрать всякую словесную шелуху, служит одной цели – забрать деньги у своего фраера и передать их в более «достойные» руки, то есть тамошним «людям». В старину это достигалось путем примитивного ограбления («благородные люди» брали жанов-простаков на гоп-стоп), сейчас придуманы более изощренные (и более эффективные) схемы. Которые, к тому же, всегда оставляют бюргеру немного денег «на развод», и в конечном итоге, позволяют брать с него гораздо больше, чем в старину. Но почему же там не происходит такого массового разорения, как в России в 90-х годах?

Потому, что в России правят эгоисты глупые, а там у власти эгоисты умные.

Они прекрасно понимают, что перед тем, как отнять деньги у бюргера, сперва надо ему денег дать. (А потом забрать с лихвой). И они дают фраеру деньги, много денег. Для этого и придуман фокус с опережающей инфляцией.

В общем, если брать себестоимость единицы продукции за 100%, то доля зарплаты в ней западного рабочего – 50, 60, и даже 70% (в некоторых странах). Естественно, что с таких денег можно брать и шальные налоги, и драть семь шкур за коммуналку (владельцы коммуналки – разумеется, не фраера, а «люди»). А на пропитание фраеру вполне хватит и того, что останется.

Но почему в таком случае Запад не разоряется? Потому, что эта система не замкнутая. Более того, пресловутое «открытое общество» — это главное требование Запада к своим сателлитам. (Открывайте карманы – сейчас в них будут шарить). Раньше это называлось колониализмом.

Поясню. Какой-нибудь «машинен интернешлн» имеет заводы в десяти странах. Девять, которые находятся в колониальных странах, очень прибыльные, а один, в метрополии, планово-убыточный. На прибыльных заводах работают бразильцы, русские, малайцы и прочие экзотические народности, а на планово-убыточном – «белые люди». Как вы думаете, девять прибыльных заводов (где доля зарплаты составляет пять-десять процентов от себестоимости продукции) сумеют обеспечить шикарные зарплаты для планово-убыточных «белых людей»? Разумеется, смогут, и ещё как.

И западные рабочие прекрасно знают, за счёт кого им платят такие деньги. Пресловутая «пролетарская солидарность» давно превратилась в пустой звук, и западный бюргер осознаёт, что находится в одной лодке со своими «людьми», а с экзотическими «братьями по классу» у него нет ничего общего. Революция в таких условиях невозможна, но экономическая борьба только приветствуется, поскольку помогает налаживать этот механизм.

(Когда западные рабочие выходят на улицу с требованием увеличить зарплату, это означает – «Требуем драть с чурок не семь шкур, а восемь!»)

Разумеется, когда им повысят зарплату, очень скоро большая её часть окажется в карманах «людей», но устойчивость западной системы это не поколеблет. Так слова о «сотрудничестве» и «классовом мире» обретают реальную, денежную основу.

Ничего подобного младореформаторы в России даже не пытались провести!

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 25 | 0,406 | Потребление памяти: 43.57 мб |