Обоз из 41-го года

24 Дек 2014,  
Рубрика: ПОИСКОВОЕ ДЕЛО

010

«Прямой автострады тугая полоска.
И я по бетонной гудящей струне,
Лечу на железной гремящей повозке,
Где прадед мой ездил на рыжем коне…»

Ближе к концу декабря наступили Никольские морозы. Раньше в эту пору года была лютая стужа, потом, ближе к Новому году, морозы немного ослабевали на весь январь. Чтобы вновь усилиться в феврале.
Но это было раньше. Климат меняется, и в этом году зимнего Николы едва хватило, чтобы затянуть лужи тонюсенькой корочкой льда, да и то не везде. Снег растаял почти весь, земля тоже оттаяла, и грунтовые дороги раскисли: не проехать.

Группа «Поиск», видя такую картину, пришла к выводу, что на наши обычные места раскопок уже не добраться. Поэтому было решено поискать в другом месте, а именно: неподалёку от линии Сталина, близ дороги Остров – Пыталово. По ней мы постоянно ездим на работу, но поиск вели мало.
Утром 20 декабря наш уазик бодро мчался по Каунасской трассе. Валера Чумаченко вел машину, а Михайлыч и автор этих строк ехали как пассажиры. В Елинах забрали Саню Голубева и вчетвером продолжили путь.
По небу ползли рваные тучи. Иногда сквозь них проглядывало солнце, и тогда природа словно оживала. Ветер раскачивал макушки деревьев. Кажется, сегодняшний день будет не слишком тёмным, хотя и самым коротким в году. А в понедельник, 22 декабря, в 2 часа 59 минут, пройдет зимний солнцеворот, земная ось начнёт клониться в другую сторону, и световой день начнёт увеличиваться: сперва понемногу, потом всё больше и больше…

Разговаривая на эту тему, мы ехали по шоссе. Что такое? Справа, в лесу, валяется фура. Из Евросоюза, из Латвии. Кузов разворочен, видны какие-то коробки. Вероятно, водитель заснул за рулём и съехал в кювет. Фура сломала пару здоровенных осин, помяла кабину и легла на бок. Непонятно, жив ли сам водитель, но, кажется, что жив: верхний люк в кабине открыт, а рядом на шоссе стоит машина ГИБДД.

Такое у нас иногда случается. Несколько лет назад так же свалилась европейская машина, перевозившая датских поросят. Поросята вырвались на свободу, разбежались по лесу и одичали. Потом охотники удивлялись, когда видели в лесу белых, домашних с виду, свиней. Впрочем, долго это не продлилось, волки их быстро порезали, до зимы никто не дожил.

А в начале девяностых годов произошел случай, вошедший в историю нашего района. В тот раз разбилась фура, перевозившая стеклоочиститель «Чистый-чистый», и долго потом ещё местные алкоголики пили задарма и прославляли щедрый российский капитализм…

Вот и сейчас от ближайшей деревни уже мчалась на разведку ржавая колымага, отдалённо напоминавшая бывший «москвич». Ну, сейчас им ничего не обломится, но может быть, ночью, если хозяева разбитой фуры охрану не выставят.

Обсуждая разные случаи на дорогах, мы незаметно приехали на место. Обычное, ничем не приметное. В июле 1941 года здесь отступали советские войска, после того, как был проигран бой за линию Сталина. Здесь и накрыла их немецкая авиация…

Предвидя возможные вопросы, скажу, что никаких особых «сокровищ» тут нет и быть не может. Потом была немецкая оккупация, которая длилась три года (Псковщина была первой из чисто русских областей захвачена немцами и освобождена последней), так что времени собрать трофеи у фрицев хватало. К тому же неподалёку отсюда находились важные немецкие склады и стратегический железнодорожный разъезд Брянчаниново, так что сами понимаете.
Но поискать тут тоже можно. Пару лет назад сибиряки из Сургута нашли здесь останки советского солдата, которого мы похоронили на линии Сталина. Разумеется, это был не единственный погибший в этих местах, но где лежат остальные – мы никак не можем найти. Известно, что немцы заставили местных жителей собрать убитых и сложить в одну яму, а где эта яма, теперь уже не помнит никто.

Тогда, в 1941 году, дорога Пыталово – Остров пролегала несколько по-другому, и поэтому место гибели обоза не было закатано под асфальт. Вот тут-то мы и хотим поработать.

Накануне прошли дожди, да и влажность воздуха большая, поэтому весь лес мокрый. Но разжечь костёр можно без особых проблем и сейчас. Вокруг валяются поваленные ураганом ёлки, а в их ветках полно канифоли, они горят как порох, даже в мокром виде. А если поблизости имеются березы и можно надрать бересты для розжигу, так и вовсе хорошо.

Очень скоро в мокром лесу запылал костёр, на который мы поставили чайник. Треногу мы не взяли, чтобы не тащить лишний груз, но при известной сноровке можно обойтись и без неё: поставить чайник на угли, подвесить его на ветке. На худой конец, сделать так, как показано на снимке.

01
Поскольку простое сало сейчас стало изысканным деликатесом, мы нарезаем копчёную грудинку – она гораздо дешевле. Едим, пьем чай, и собираемся в поиск. Остатки продуктов кладем в пакет и вешаем на дерево, дабы их не слопали дикие животные или охотничьи собаки (бывали случаи). Кладём в костёр толстые бревна, чтобы огонь долго тлел, и приступаем к работе.

Вокруг нас – смешанный лес, выросший на месте старой довоенной дороги. Ёлки, берёзы, осины. Изредка попадаются дубы. И всё это перемежается мелким и цепким кустарником, земля перевита корнями.

В лесу тишина. Вороны, как обычно, в это время патрулируют дорогу (только ближе к вечеру мы услышали их голоса), сороки «пасутся» близ деревень. Северные сойки прилетели на зимовку в наши края, но почему-то ведут себя смирно, не кричат и не скандалят. И кедровок тоже не видно, хотя шишки на елках хорошо облущенные: значит, эти пташки тут были.

В лесу полно поваленных ветром деревьев. (В последние годы участились ураганы). Старый бурелом весь покрылся мхом, новый ещё голый. Особенно страдают от ветров ёлки – их выворачивает с корнем, и осины – их ломает у самой земли. Прочие деревья ветра переносят относительно хорошо.

04

012

Пищит прибор, и мы выкапываем куски ржавого железа. Осколки мин и снарядов, защёлки от деревянных ящиков, куски тележной упряжи. Вот достаём из залитой водой воронки металлический кол от армейской палатки. С чего мы решили, что это именно кол, а не другая железяка? А он точно такой же, как у современных палаток.
Вот мы откапываем смятый немецкий контейнер – в таких фрицы возили снаряды и пороховые дополнительные заряды. Можно даже сказать, кому он принадлежал – немецкой 6-й танковой дивизии, которая рвалась в Остров с этого направления, но не успела придти на помощь своей 1-й танковой, которая в этот день вела тяжелый бой в городе. Так что не надо говорить, будто наши доты были совсем бесполезны и не сыграли никакой роли в войне.

02

(А в самом Острове 4-5 июля 1941 года произошло одно из крупнейших танковых сражений начала войны. Около двухсот советских танков погибло в том бою, который был впоследствии благополучно «забыт» историками).
Неподалёку от немецкого контейнера мы находим советский компас. Он точно такой же, как современный армейский. Я пробую отмыть находку, но никаких надписей на ней нет. Мы перерыли всё вокруг – останков не обнаружили. Будем надеяться, что хозяин компаса не погиб в том бою…

03

Деревья вокруг почти все молодые, послевоенные. Но изредка попадаются осины в два обхвата – они явно помнят войну. Как и эта ель на снимке – такие расщеплённые деревья обычно получаются после попадания в них осколков.

05

Неподалёку на кусте висит ржавая советская каска. Никаких бойцов тут нет, это просто знак – тут поблизости, возле пня и старой воронки, валялся конь. Обычный, военный. Который служил в Красной Армии и таскал телеги и орудия. Пока не попал под бомбу, разметавшую его телегу и его самого.

Мы находим пару подков (в здешней земле их полно, видно, не один конь тут откинул копыта), металлическую деталь от конской упряжи, которая крепилась к деревянной дуге.

Поднимаю с земли несколько костей и кладу их на пень, чтобы сфотографировать. И один из осколков, убивших коня. Потом возвращаю на землю и сверху символически кидаю одну лопату земли: хоть и животное, но тоже погибло в боях на нашу Родину, не гоже его кости разбрасывать. И иду догонять наших мужиков, спиной чувствуя чей-то взгляд…

06

07

08

«Вы только меня не считайте безумцем, ни век тот назад не вернётся, ни конь…»
Возле газопровода я догоняю Валеру с Михайлычем. Мы стоим, отдыхаем, курим, и решаем, куда пойти дальше. Наконец, идём к костру, чтобы доесть остатки завтрака и отнести находки к машине, после чего поискать на другой стороне дороги.

09

Вы спросите – а где же газопровод, на снимке его нет? А он в земле. На поверхности только предупредительные знаки, да вертолет газовиков регулярно облетает линию, следя за её сохранностью. (Вообще, в нашем пограничье последнее время столько полётов, что мы уже не глядя, по звуку отличаем боевую армейскую машину, патрулирующую границу, от гражданской).

Раньше, до войны, государственная граница проходила как раз по этим местам, да и сейчас отодвинулась не очень далеко. Во всяком случае, латвийские пограничники часто посещают нашу линию с экскурсиями (по приглашению российских пограничников), и уж конечно, обе стороны знают нас, как облупленных.

Михайлыч, кстати, запрещает нам рассказывать латышам, как вела себя их 181 дивизия в июле 1941 года, и как немцы-охранники спасли местное население от прибалтийских карателей при отступлении летом 1944-го.

(Разумеется, не все латыши были такими, и в этих же местах многие их них честно воевали на нашей стороне).
Самый короткий день приближался к концу. Понемногу стало темнеть. Мы отнесли находки к машине и перешли на другую сторону дороги. Увы, находок там было ещё меньше. Лишь несколько стреляных гильз от авиационной пушки ШВАК – вероятно, наша авиация (ЯК-1, «шваки» стояли на них) атаковала наступающие колонны немецких танков.
В пятнадцати километрах отсюда, возле этой же дороги, есть памятник советским лётчикам, направившим свой горящий самолёт в скопище немецких войск.

Перед тем, как сесть в уазик, я положил подкову и деталь от дуги на асфальт и сфотографировал их. Семьдесят три года назад тут погибли бойцы и кони нашего обоза, чтобы эта дорога осталась за нами, и мы, их потомки, могли назвать её своей…

011

На обратном пути мы проехали мимо латвийской фуры. Машина по-прежнему лежала на боку, но рядом с ней, на асфальте, стояла другая фура с номерами Евросоюза. Дело ясное – латыши перегрузят товар, а потом будут доставать аварийную машину. Свой кран пригонят, или в Острове наймут, тут расстояние одинаковое. Ладно, хорошо, что всё хорошо кончилось, без летального исхода.

В Елинах высадился Саня и пошел домой. Ну а мы без проблем доехали до Острова, попили чай у Михайлыча, и разошлись. Самый короткий день в этом году закончился.

Обсуждение

Один отзыв на «Обоз из 41-го года»
  1. Ангелина:

    С наступающим Новым годом!!! Всем — крепкого здоровья, побольше удачи, хорошего настроения, благополучия (снижения цен на сало))), личного счастья и надежных друзей!!!

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 27 | 0,311 | Потребление памяти: 43.54 мб |