Мечты и реальность

07 Ноя 2014,  
Рубрика: СТАТЬИ

На днях, выступая на очередных посиделках (а в Москве любят устраивать разные презентации, банкеты, фуршеты, бешбармаки и сабантуи – средства позволяют), Владимир Владимирович Путин высказал следующее мнение. В том смысле, что большевики оказались обманщиками и не выполнили своих обещаний, которые давали народу перед революцией.

Разумеется, Владимир Владимирович, как сотрудник КГБ («передового отряда партии», как тогда выражались), знает, что говорит. Разумеется, большевики много чего обещали. (Как, впрочем, все тогдашние партии — без исключения). И, разумеется, эти обещания оказались невыполнимыми. Впрочем, если бы власть захватили оппоненты большевиков, они бы оказались в точно таком же положении и тоже быстро забыли бы про свои посулы.

Отчего так произошло? Оттого, что «исконные чаяния и устремления русского общества» были невыполнимы в теории и неосуществимы на практике. Попытка их осуществить в 1917 году привела Россию к катастрофе, из которой пришлось выкарабкиваться всеми средствами, в том числе и антинародными. Я сам заметил это ещё в школе, изучая историю СССР (но никому, разумеется, не сказал).

Ну, посудите сами: «передовые слои русского общества» мечтали до революции об отмене призывной армии и замене её «всеобщим вооружением народа». Требовали отдать заводы – рабочим, землю – крестьянам. Отдельные мечтатели в ходе Первой мировой войны рассуждали о «мире без аннексий и контрибуций». И как апофеоз глупости – мечты о «хозяине Земли Русской», о созыве Учредительного собрания.

Нет, я отнюдь не идеализирую царскую Россию. Под чутким руководством Романовых страна катилась в колониальную пропасть, и почтенные западные «инвесторы» распоряжались в России почти как в порабощённом Китае или Иране. Много чего гадкого, мерзкого и подлого было в той России, которую потерял режиссёр Говорухин… («Россия, которую мы потеряли»).

Но дело в том, что те лекарства, которые предлагала либеральничающая интеллигенция, однозначно несли смерть. Действовать по их советам означало лечить дизентерию цианистым калием.

И это выяснилось буквально с первых же дней Февральской революции. Требование повальной демократизации вылилось в печально известный Приказ № 1, погубивший армию. (Армия, где вопрос «идти или не идти в атаку» решается на митинге, небоеспособна в принципе).

Улицы Петрограда в момент оказались загажены и заплёваны, поскольку убирать их стало некому – дворники активно митинговали и пьянствовали, зная, что теперь их не накажут.

Поскольку старая полиция была разогнана, а новая милиция оказалась совершенно недееспособной, народ стал вооружаться явочным порядком. Но – удивительное дело! – защититься от криминального элемента не удалось: преступники тоже обзавелись стволами и были гораздо лучше организованы, чем мирные обыватели.

Большевики поначалу не выдвигали требования повальной национализации промышленных предприятий. (Это стало необходимым лишь в 1918 году в ответ на саботаж их владельцев). Но когда они сделали это, а потом попробовали ввести рабочее управление, попытка с треском провалилась. Выяснилось, что провести субботник – это одно, а наладить разваленное производство – совсем другое. И пришлось тогдашним коммунистам, скрипя зубами, идти на поклон к западным буржуям, которые за помощь заломили такую цену, которую не заламывали и при царизме…

Советы не оправдали возложенных надежд. Нет, с мелкими вопросами они ещё кое-как справлялись, но об управлении страной с их помощью не могло быть и речи.

«Социальные лифты», о необходимости которых болтали все, кому не лень, заработали. И понесли наверх отборное дерьмо. От которого пришлось избавляться в тридцатых годах методами, далёкими от гуманности…

Крестьянство, получившее землю и добившееся отмены продразверстки, сумело накормить страну. На очень короткий срок. Далее резервы мелкотоварного сельского производства оказались исчерпаны, и НЭП начали сотрясать кризисы. Не говоря уже о том, что крестьянство «порождало капитализм в огромных количествах».

(Не могу отказать себе в удовольствии процитировать мужицкого поэта Есенина:

«Ах удаль! Цветение дали. Недаром чумазый сброд, играл по дворам на роялях коровам тамбовский фокстрот. За хлеб, за овёс, за картошку мужик получил граммофон. Слюнявя козлиную ножку, танго себе слушает он. Сжимая от скупости руки, ругаясь на всякий налог, он думал до дури о штуке, болтающейся между ног…)

Ах да, все эти беды оттого, что большевики по своей злобности разогнали Учредительное Собрание? (Дескать, соберутся народные избранники со всей России, подумают и решат все вопросы, и наступит от этого тишь, гладь и всеобщая благодать). Ну, разогнать его хотели не одни только большевики. А что касается практической пользы от Учредилки…

Вы зайдите на псковский форум, когда там обмусоливают какой-нибудь вопрос, почитайте полемику. А потом ответьте себе, только честно: способно ли это дикое стадо придти хоть к какому-то согласию и решить хоть какую-то проблему? А теперь мысленно увеличьте это бедлам в десятки раз, и представьте, что он «обустраивает Россию»? Впечатляет?

(Почему представительская демократия (вече) работала в старину и почему она не может функционировать сейчас, я объясню в другой статье).

n-Kx8nTR0ho

Так что с одной стороны, Владимир Владимирович Путин вроде бы прав. Вот только большевики обманщиками не были, хотя не исполнили почти ни одно своё обещание. В конце концов, государственного деятеля оценивают не по словам, а по делам. А дела у большевиков были великие. Как только они поняли, что старая их программа никуда не годится, они тут же принялись искать выход из положения, не особенно заботясь о чистоте «принципов» марксизма-ленинизма. (То, что в СССР выдавалось за марксизм, не имело никакого отношения к учению Маркса).

Большевики спасли Россию, которая до них медленно, но неуклонно превращалась в колонию, вроде Британской Индии. Они приняли Россию с сохой – а оставили с атомной бомбой, и если вы думаете, что это могло произойти в любом случае, вы ничего не понимаете в истории. (Российские сепаратисты при Ельцине начали обратный процесс).

Ну а невыполненные обещания… Увы, их было выполнить невозможно. Так же, как обещания Петлюры, посулы Деникина, да и польский социалист Пилсудский тоже много чего наобещал полякам до революции. Оставим всё это для истории и положим в музей на вечное хранение.

            Постскриптум.

Когда закончилась Великая Отечественная война, на мирных переговорах германская делегация попробовала вспомнить о ленинском «мире без аннексий и контрибуций». Дескать, Ленин хотел справедливого мира, не надо с побеждённой Германии репарации взыскивать, надо вернуться к ленинским принципам!

В ответ на это немцам напомнили, что это предложение Ленин внес на переговорах в 1918 году, и оно было отклонено Германией, навязавшей Советской России грабительский Брестский мир. А с тех пор много воды утекло. Сами виноваты, надо было тогда соглашаться. И мы слупили с немцев весьма солидную контрибуцию.

Достойно примечания: когда большевики в 1918 году попробовали оповестить мир о ленинских предложениях, и направили соответствующие ноты в иностранные посольства, ни один посол даже не потрудился сообщить об этом своим правителям.

Хотя нет – кажется, посол Испании оповестил своё правительство об этом ленинском предложении, за что был наказан — отозван. Дескать, нечего заведомый вздор распространять и занятых людей от дела отрывать!

Увы, благие помыслы не выдержали проверку практикой…

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 29 | 0,188 | Потребление памяти: 12.26 мб |