Ой, рябина кудрявая…

13 Сен 2014,  
Рубрика: ПОИСКОВОЕ ДЕЛО

​6 сентября у нас был большой (в смысле, многолюдный) выезд. Собралось десять человек, почти весь основной состав группы «Поиск». Причин для этого было две. Во-первых, Илье исполнилось двенадцать лет. Не хухры-мухры, уже почти взрослый человек! Тем более, что с нами он ходит в поиск уже года три, почти столько же, сколько его отец, Антон. Сами понимаете, причина для праздника уважительная!
​Во-вторых, шестьдесят лет исполнилось основателю и бессменному руководителю нашей группы, Гринчуку Петру Михайловичу. Дата тоже значительная, и её также следовало отметить в кругу поисковиков (сотрудники музея её уже отметили – в музее был юбилей с застольем по этому поводу).
​Ну так вот, собрались мы в этот выезд все такие юбилейные, и праздничный стол тоже соорудили. Нарезали копчёностей, разложили огурцы, помидоры и прочую закусь, грешным делом, чтобы запить всё это, взяли пару бутылочек. Илья тоже «проставился» по случаю своего Дня рождения – выставил большущую чашку вкуснейших японских деликатесов, кажется, «суши» называются. (Спасибо его маме!)
​Валера по такому случаю прихватил из дома складной пластиковый стол, который ломился от яств. Моей задачей было состряпать к обеду тушёную в казане картошку. Все собрались вокруг стола, разлили спиртное по кружкам, и подняли первый тост… (Илье, разумеется, не стали наливать даже сок – незачем дурную привычку вырабатывать!)
​Время летело незаметно, и мы спохватились только тогда, когда съели все суши и изрядный кусок копчёностей. Все заметно отяжелели. Вот тебе и перекусили! А Ведь ещё обед впереди. Ладно, сейчас пойдём работать, там быстро аппетит нагуляем. Мы берём лопаты, приборы, и отправляемся в поиск.
​Илье предоставлен широчайший выбор – с какой группой и куда идти. Не долго раздумывая, он присоединяется к нам: Валера, Михайлыч, Сергей Бериц и автор этих строк.
​День стоит не жаркий, но немного душный. Не очень густые тучи ползут по небу. Ветра почти нет. Трава в полях уже побурела как есть, в лесу и в воронках ещё зелёная. Сезон цветов почти завершился – изредка мелькают сиреневые соцветия валерианы, да кое-где мелькнёт желтым цветом редкий запоздавший зверобой. День стремительно уменьшается и скоро сравняется с ночью. Типичное бабье лето.
​На нашем пути стоит одичавшая яблоня, и Илья с Сергеем не упускают такого шанса. Яблоки довольно сладкие, дерево ещё помнит уход человеческих рук.
​Илье, разумеется, не копает. (Да такую землю не всякий взрослый сумеет рыть – сплошная глина, затвердевшая до почти асфальтовой крепости). Вместо этого он таскает щуп, относит находки к дороге (поедем обратно – заберем), и вообще, всячески помогает взрослым, как может. Вон, потащил кусок от щитка немецкой пушки…
​Постепенно мы сошли с поля и углубились в лес. Особых находок и тут не было, но зато стали попадаться грибы, и довольно хорошие. Красноголовики, или по научному, подосиновики. Молодые, старых и трухлявых почти нет, червивых мало. Илья получил нож и идет с ним наперевес, режет грибы и кладёт в пакет. Ну, будет дома грибной суп, а может, и не один!
​Илья, правда, выразил опасение, что скажет мама, но я поспешил развеять его сомнения, выразив уверенность, что мамы – они очень радуются, когда на ночь глядя им привозят большой пакет с грибами.
​Мы ходим по лесу, но не находим ничего, кроме грибов. Так, обычный военный мусор – осколки, «хвосты» миномётных мин, «розочки» от катюш не очень большого калибра. А потом и грибы перестали попадаться. Мы обследуем воронки, но там тоже нет ничего. Устали и сели отдохнуть на поваленные деревья. (Лес деревенские валят на дрова, но работают очень неряшливо, и много стволов оставляют в лесу).
​Перекурили и пошли дальше. Впереди – Валера с прибором, за ним с лопатами Сергей и Михайлыч, потом автор этих строк с Ильёй. «Илья, дай-ка сюда складень, всё равно резать больше нечего. Иди передо мной, мне как-то спокойнее, когда замыкающий я. Тут не сибирская тайга, но и не городской парк».
​Мы выходим из лесу в поле и после небольшого раздумья предпринимаем следующее: автор этих строк и Михайлыч идут в лагерь чистить картошку, а остальные продолжают поиск. «И чтоб раньше, чем через два часа к костру не приходили!»
​Ну, два не два, а через полчаса в лагере была почти вся группа (кроме Валеры). Копать и ходить по высокой траве – тяжёлый труд, аппетит нагуливается быстро. «Ну когда же будет готова картошка?» — «Когда позову, а сейчас идите, работайте!»
​В казане мясо с зеленью обжаривается, дух такой, что кишки в животе марш играют, куда уж там идти! Я положил в казан картошку, и закрыл крышку. Через сорок минут будет готово. По уму, так её надо бы потомить с часок на медленном огне, на углях, да где уж там! Того и гляди, съедят полусырую вместе с казаном.
​Картошка была как раз праздничной. Илья две порции съел. Прочие ненамного отставали от него.
​Ну, поели, а что же дальше? Неужели ничего в такой день не найдём и уедем с пустыми руками? Обидно будет. Времени до темноты ещё много, и мы решаем переменить место работы – вдруг повезёт?
​И расчёт оправдался. Сперва мы нашли разбитый ППШ, потом кучу стреляных гильз. Потом военное железо попёрло, как из рога изобилия. Не очень ценное, но хоть что-то. Ясно, что мы находимся на месте, где когда-то был бой, и что здесь могут быть убитые.
​Работаем всей группой около часа, ходим с места на место. Надо бы найти останки бойца, и видно, что они где-то здесь, но где же? Вокруг типичные псковские «пампасы» (пустоши, поросшие кустами и невысокими деревьями). Полно воронок, и пойти, угадай, в какой из них что или кто лежит…
​К тому же воронка – это маленький водоём, вроде пруда, кусты и деревья обожают расти вокруг них. Достать что-либо из такого заросшего места довольно затруднительно, но как раз там может быть что угодно – раньше поисковики не утруждали себя лазанием по кустам.
​Солнце клонилось к закату, его лучи стелились вдоль земли, когда раздался долгожданный крик: «Мужик!» Курим!».
​Курящие задымили, некурящие просто сели передохнуть. Итак, долгожданный боец найден. В самой середине высохшей и сравнявшейся с землёй воронки, под рябиновым деревом. «Ой, рябина кудрявая, белые цветы, ой рябина рябинушка, что взгрустнула ты…»
​К сожалению, эту рябину придётся выкорчёвывать. Ничего, рядом ещё штуки три или четыре таких же, им просторнее будет. Немного жаль неповинное дерево, но иначе до останков красноармейца не добраться.
​Мы рубим корни, подгоняем уазик как можно ближе. Потом Александр Шанцев лезет на дерево, закрепляет трос. Валера даёт задний ход, трос натягивается, рябина валится на землю. Мы подходим, роем землю, извлекаем из неё корни.
​Голова бойца лежала на глубине около метра, а ноги – почти на самой поверхности. Всё ясно – тогда, семьдесят лет назад, тут была не очень глубокая воронка. Смерть нашла бойца на её краю, он упал туда головой вниз. И остался лежать, пока не пришли мы.
​Постепенно воронка заросла кустами, потом сравнялась с землёй, потом пересохла. На её месте выросли красивые рябины, каждую весну одевавшие бойца белым саваном цветов, и каждая зрелая ягода осенью была, как капля крови…
​Вокруг довольно тесно, и фронт работ узок. Копают два человека, остальные помогают, чем могут, либо просто присутствуют. Илья давно уже привык к подобным находкам, человеческих костей он не боится, и храбро подает то позвонок, то ребро. Солдатские кости ложатся на расстеленный мешок, а сверху на них падают красные ягоды уцелевших рябин. Вид от этого получается довольно жуткий, и потому эту фотографию я давать не хочу. И так некоторые читатели ворчат, что я излишне натуралистичен в своих статьях.
​Солнце заходило за горизонт, когда мы закончили работу. Итак, за сегодняшний день группа «Поиск» обнаружила останки одного бойца. И также всей группой мы его откопали, одному было бы не взять. Можно сказать, преподнесли подарок Михайлычу на юбилей.
​Темнело, когда наш уазик, кряхтя на ухабах, выезжал обратно. Но вот уже крепкая дорога, вот и Дуловка (деревня на трассе Санкт-Петербург – Киев). Мы остановили машину возле сельмага и стали ждать, когда приедет жена Шанцева и заберет с собой всех псковичей: самого Александра, Дениса, Антона с Ильёй.

​Мимо шла продавщица, открыла магазин, мы купили по мороженому, чем вызвали у неё легкий шок – здоровые мужики явно пролетарского вида вместо спиртного мороженым балуются! Но праздник уже прошел, а пить просто так, без уважительной причины, у нас как-то не принято.
​Вскоре приехала жена Александра, псковичи попрощались с нами, сели в её машину и отбыли во Псков. Мы проводили их взглядом, сели в уазик и поехали в Остров. Мотор пел свою незатейливую песенку, поскрипывала разболтанная ходовая часть, нас обгоняли все автомобили на трассе. Никуда не спеша, мы добрались до Острова, и зашли к Михайлычу выпить традиционную кружку чая. Юбиляр надел очки, взял зеленую амбарную книгу и занёс в неё найденного сегодня бойца – третьего с начала сезона…

Обсуждение

комментария 4 на «Ой, рябина кудрявая…»
  1. Антон:

    Игорь, =) — это самый содержательный отзыв на сайте!

  2. Юлия:

    Очень красиво — «На её месте выросли красивые рябины, каждую весну одевавшие бойца белым саваном цветов, и каждая зрелая ягода осенью была, как капля крови…»

  3. Виктор:

    А у паренька в руках щиток от LeIG-18 ???? Отличнейшая находка!!!

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 32 | 0,209 | Потребление памяти: 13 мб |