Медаль без ушка

06 Сен 2014,  
Рубрика: ПОИСКОВОЕ ДЕЛО

​Тридцатое августа выдалось пасмурным днём. Небо было сплошь обложено серыми облаками, и сама природа была какой-то серой и тусклой. Трава немного пожелтела, и даже отчасти полегла, но всё равно ещё оставалась высокой. На деревьях появились первые желтые листья – осень совсем близко…
​«Птеродактили» (аисты) покинули Псковщину до следующей весны. Вслед за ними улетели ласточки, и начался массовый отлёт мелких птиц. Последними, уже в ноябре, улетят гуси и лебеди.
​Наш поисковый уазик пробирался «на ощупь» к месту работы. Дороги здесь давно заросли, лишь иногда встречаются следы охотничьих машин, но нам с ними не по пути. Трава местами поднималась выше крыши, и Валера вёл уазик по памяти, почти вслепую. (Что в таких местах довольно трудно – могут быть ямы, камни). Один раз крепко ударились о невидимый в траве валун – ничего, обошлось.
​Наша машина продвигалась со скоростью подвыпившего пешехода, но в конце концов, мастерство и отличная зрительная память Валеры сделали своё дело – мы прибыли на место. Место это находится на Погостище, тут мы не были уже пару лет. Вообще-то здесь мы работали лет двадцать и успели основательно всё очистить, так что другие поисковики сюда тоже мало ездят. Сейчас вообще «мертвый сезон» — трава ещё не полегла, с прибором ходить почти невозможно. Но иногда стоит предпринять попытку – вдруг найдём что-нибудь? Ведь поиск такое дело – абсолютно всё не выберешь никогда.
​Уазик ещё раз тряхнуло на ухабе – вылезай, приехали! Мы огляделись вокруг и сразу заметили изменения, прошедшие на последние два года. Погостище зарастает с невиданной быстротой, там, где раньше трава была по колено, сейчас – в рост человека, где торчали жиденькие кустики – поднимались осинки и берёзки. Край дичает на глазах…
​Разжигаем костёр, ставим чай. Подзаправившись, разбиваемся на мелкие группы и идём в поиск. Александр Голубев работает сам по себе, Александр Шанцев идёт с Эдиком, я с Валерой.
​Поскольку работать на поле невозможно, мы ищем места, где поменьше травы. Обычно это вороники, заросшие кустами, либо бывшие деревенские мочила (место, где мочили лён), либо естественные болотины. Там травы мало, но зато мокрая жидкая земля армирована жесткими корнями. Видимости нет никакой (только заросли ракиты и спина впереди идущего), красивых пейзажей не наблюдается, и поэтому фотографировать бесполезно.
​Мы обследуем ямы, но добыча невелика – в основном «розочки» от катюш и прочие осколки. По этому участку работала советская реактивная артиллерия, и вся земля нашпигована ржавым металлом.
​Вокруг нас – звериные тропы, в основном кабаньи. Дикие свиньи обожают такие места – заросли, ямы, полно дубов, а на дубах уже созревают вкусные жёлуди. Кстати, в этом году хороший урожай желудей, так что кабаны без пищи не останутся.
​Мы бродим по дебрям до обеда, и не находим практически ничего. Что же, обычное дело в поиске. Выходим к лагерю. Я остаюсь варить обед, а Валера решает ещё раз пройтись с прибором и лопатой неподалёку от лагеря.
​Поначалу поиски особых успехов не принесли (был найден большой ключик, только не золотой, а простой, амбарный). Но Валера не унывал, искал упорно, и наконец, пришел к костру и объявил, что нашел останки советского бойца. Эта новость обрадовала всех, и мы толпой (у костра уже сидели оба Александра и Эдик) отправились вслед за Валерой к тому месту.
​Место оказалось приметное – в канаве, напротив изломанного дерева. Канава, конечно, заросла ракитой, поэтому пришлось помахать топором, расчищая площадку для работы. Расстилается мешок для останков, в землю вгрызаются лопаты…
​Советский боец действительно погиб в этом месте. В этом не было ни малейших сомнений. Стреляные гильзы, пуговицы от шинели, обломки костей. Костей, правда, оказалось мало. Разрывы снарядов, весенние паводки сделали своей дело – большая часть останков изломана в мелкие кусочки и разнесены по окрестностям. Но мы нашли фрагменты ног, черепа, рёбер, отдельные позвонки. Боец, судя по всему, упал на берегу канавы и сполз вниз.
​Но самым неоспоримым доказательством была медаль. К сожалению, не номерная, «За оборону Ленинграда». По ней можно определить, что боец защищал город на Неве, но дело в том, что большинство подразделений, воевавших здесь, пришли сюда оттуда. Личность по ней не установишь.
​(Колодки при медали не было – её оторвало, видимо, взрывом, так как ушко на медали тоже отсутствовало).
​Мы обыскали все окрестности и достали всё, что можно было достать, что ещё оставалось от бойца. Я сфотографировал медаль, потом сделал коллективный снимок на память возле того изломанного дерева.
​К вечеру погода прояснилась, тучи разбежались. Выглянуло солнце, и природа сразу ожила. Мы походили по полю, нашли несколько железяк, не представляющих музейной ценности, и вернулись к костру.
​Огонь под казаном давно погас, и плов успел упариться до нужной кондиции. Мы ели до отвала, и всё равно осталось половина казана.
​После обеда, совмещённого с ужином, садимся в машину и едем домой. Обратный путь по примятой, хорошо заметной тропе был гораздо легче. Мы без происшествий выехали на шоссе и вскоре прибыли в Остров, на квартиру к Михайлычу.
​У Михайлыча в гостях были Антон с Ильей, и все они дожидались нашего возвращения. Так, первым делом надо угостить тех, кто не ел с нами, а уж потом показывать находку. Мы сидим за столом, едим, и рассказываем о сегодняшнем дне и прошедшем поиске. Потом Михайлыч достает свою зеленую амбарную книгу и вносит в неё сегодняшнего бойца и медаль без колодки, с оторванным ушком…

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 28 | 0,443 | Потребление памяти: 43.59 мб |