Храните деньги в банке! Или в крынке…

09 Июл 2012,  
Рубрика: СТАТЬИ

Недавно в Островском музее, в доме на островке, открылась выставка денег. Царских, «демократических» времен Временного правительства, советских и постсоветских (проще говоря, сепаратистских «фантиков»). К сожалению, она не столь зрелищна, как выставка оружия, и потому посетителей не слишком много. А жаль: деньги – лучшие на свете солдаты, с их мощью не сравнится никакая армия мира. Поэтому единственные реальные полководцы в современном мире – это банкиры. Как говорил барон Ротшильд: «Дайте мне контролировать выпуск денег в государстве, и мне нет дела до того, кто пишет его законы». Разумеется, с самого начала существования РФ контроль за его денежной системой находится не в руках тутошних буржуев или чекистов.


С 1992 года в РФ официально введен режим внешнего валютного управления, когда курс «национальной денежной единицы» привязывается к иностранной валюте, и государство утратило суверенитет в проведении эмиссионной политике. Совершенно законно эмиссионный центр РФ – Центробанк – частное предприятие, и государство не имеет право вмешиваться в его внутренние дела. Золотой запас России – единственный реальный актив – тоже находится за рубежом, на счетах Всемирного банка. Если верить Уставу, основанной обязанностью Центробанка является поддержка стабильного курса доллара по отношению к рублю. Чьи интересы обслуживает РФ – решайте сами.

Мрачноватая картина, не правда ли? А ведь нечто подобное было в России больше века назад. На снимке вы видите пресловутый «золотой рубль» — детище денежной реформы некоего Отто Юльевича Витте, тогдашнего Чубайса времен Николая Второго. Нынешние либералы восторгаются деятельностью этого человека, забывая, что в конечном итоге она сводилась к получению иностранных займов и вывозу из России всего, что можно вывезти. «Золотой рубль» до сих пор является иконой монархистов: «Когда в России правил царь, гусь стоил три копейки!»
Разумеется, рубли на руках у населения были обычные, бумажные. Новым было то, что по первому требованию владельца они должны были быть обменяны на золото по твердому курсу. Сделано это было в интересах иностранных инвесторов, дабы они могли беспрепятственно вывозить прибыль из России. Инвестиции в Россию в результате этого действительно пошли, но весь фокус был в том, что какой бы бурный поток франков, фунтов и долларов не вливался в страну, обратный поток золота был всегда сильнее. Школьная задачка про бассейн с двумя трубами, втекающей и вытекающей! Когда же к 1917 году «бассейн» достаточно обмелел, рентабельной стала и революция. (А революция, к вашему сведению – самый масштабный инвестиционный проект, не более и не менее).
Ну, разумеется, «золотой рубль» был стабильным. Вот только за стабильность надо было платить. Поскольку золото постоянно утекало из страны, и даже сибирские промыслы не справлялись с его пополнением, царизму приходилось прибегать к внешним займам, а российская валюта стала объектом атак финансовых спекулянтов. Которые к 1906 году чуть было не обрушили её совсем. Царизм завис над пропастью. Банкротство страны стало реальностью. Немцы займов больше не давали. Позарез необходимые средства отыскал во Франции тот же Витте, но условия получения были настолько кабальные, что это имело следствием полное изменение внешнеполитического курса Российской Империи и подписание союза с Антантой…
Да, многие товары (главным образом, продовольствие) были дёшевы. Но государство не могло в случае экстренных надобностей включить печатный станок, и от утечки за границу золотых рублей их курс внутри страны повышался, отчего приходилось снижать зарплату рабочим. Разумеется, в данном случае росла и покупательная способность, но попробуйте объяснить пролетариям, отчего за равную работу они получают всё меньше и меньше!
Фактически, в результате денежной реформы Витте Россия подписала капитуляцию перед Западом, а царь превратился в квартиранта в собственной стране. К 1917 году все ключевые позиции в российской экономике контролировались «инвесторами», которые и организовали февраль 1917 года. При полном непротивлении струсившей российской жандармерии, отлично знавшей, кто в стране реальный хозяин.

Но каким бы не был Николай Второй, он всё же не мог полностью лечь под иностранных «союзников». Последний русский царь ещё пытался как-то править страной, за что и был свергнут «демократической революцией». Несмотря на войну, Антанта молниеносно (в один день!) признаёт новое Временное правительство. (Для сравнения – Советское добивалось признания десятки лет!). На тогдашних деньгах двуглавый орел теряет корону.
«Временные» отменили все ограничения на вывоз из России сырья и капиталов, а маскировали своё предательство «демократической» болтовнёй. (Свобода слова, все люди – братья, и т.п.) Производство, которое при Николае медленно катилось в пропасть, перешло в режим свободного падения. (За полгода «Временной» власти страна потеряла половину валового внутреннего продукта). Из тюрем под маской политической амнистии были выпущены практически все уголовники, полиция разогнана, новая милиция бездействовала – и страну накрыл девятый вал преступности. Инфляция заедала – все стали «тысячниками» и «миллионерами». Уже к маю 1917 года обыватель так наелся «свободы» и «демократии», что готов был на любую диктатуру, только бы прекратился этот беспредел. Никчёмность русского генералитета (провал корниловского путча) привела к тому, что власть была захвачена большевиками во главе с Лениным.
Владимир Ильич Ленин получил в наследство страну, находящуюся в состоянии клинической смерти. Задачи, стоящие перед ним, были непосильны, а ответственность — колоссальна. (Оттого он так быстро надорвался и умер). Мелким странам Запад ещё мог как-то помочь, но Россия, в силу её уникального географического и политического положения, на чужую помощь рассчитывать не могла.
Наоборот, обрадованный Запад принялся выкачивать из России последнюю кровь. (НЭП). Страна в результате гражданской войны была ввергнута в состояние, близкое к каменному веку. Воспрепятствовать грабежу не было сил. Деньги той поры – совзнаки, по своей реальной стоимости были примерно равны «керенкам» и белогвардейским фантикам. Их счет пошел уже на десятки миллионов. Для внешних расчетов Запад требовал золото, и его приходилось давать под видом «золотого червонца». (Для пущего унижения большевиков, внешторговские червонцы приходилось чеканить с портретом Николая Второго).


Грабеж был прекращён Иосифом Виссарионовичем Сталиным, в результате коллективизации и индустриализации воспитавший в тридцатых годах новую элиту, которую можно было назвать национальной без всяких кавычек. (Именно в этом – секрет той поразительной стойкости, которую тогдашняя Россия проявила в войне и в труде). Деньги тех лет – с напечатанными рабочими, красноармейцами… Халява для Запада кончилась, и только потому советская власть стала для них «плохой».
Великая Отечественная война потребовала включить печатный станок. Денежная масса увеличилась в несколько раз. К тому же немцы на временно оккупированной территории не запретили советский рубль полностью, а разрешили его хождение в искусственно девальвированном виде (что-то вроде современного курса рубля к доллару). После освобождения вся эта обесцененная денежная масса хлынула в страну, подрывая экономику и финансируя бандитское подполье (в бендеровских схронах находили мешки старых советских денег!) К тому же ослаб контроль за всякого рода спекулянтами, торгашами. Терпеть такое положение было немыслимо, и потому в 1947 году деньги были обменяны.
Та денежная реформа была самой гуманной по отношению к простому люду. Мелкие вклады обменивались без вопросов. Вклады побольше – с небольшим понижающим коэффициентом, более крупные общипали крупнее. Ну а большие подпольные состояния просто погорели. Да ворюги и хапуги и сами бы не понесли свои наворованные деньги в банк, поскольку не могли объяснить их происхождения. Обанкротились. Погорели. А мы, весь советский народ, выиграли! Наш рублик после этого стал звонким, полновесным.
Притом учтите, что та денежная реформа была действительно внезапной. Тогдашнее государство сумело сохранить свою тайну до нужного момента, и никакое чиновное ворье не могло спасти свои наворованные состояния. Какой контраст с денежной реформой РФ, которая наоборот, разорила трудящихся и наплодила олигархов!

При Хрущёве денежная реформа была, по сути, простой деноминацией. Государство, к тому же, в значительной мере утратило свою былую хватку, и слухи о ней успели просочится в криминальную среду, что позволило ворью подготовиться к ней. Советские деньги приобрели всем знакомый вид: вот они, родимые десятки, пятерки и трояки… По официальному тогдашнему курсу доллар стоил девяносто копеек. Разумеется, всякая фарцовочная дрянь установила свой, завышенный курс доллара, но это был чисто криминальный курс, не имевший в реальностью ничего общего. Советская валюта не была частью мировой финансовой системы, и мировые кровососы не могли обирать советских людей. К сожалению, уже тогда на тайные западные счета стали ложиться первые подпольные вклады советской номенклатуры. Потом, при Горбачёве, эти люди составят ядро перестройщиков, требуя свободной конвертации рубля – чтобы ценой разорения страны быть принятыми в мировую «элиту»…
Советская валюта имела несколько степеней защиты. Самый главный из них – принцип безналичности. То есть на руках у населения была лишь малая часть денег, а основная их масса лежала на счетах заводов, колхозов и фабрик и никогда не обналичивалась, отчего её невозможно было украсть. (Использовалась только для расчетов между хозяйствующими субъектами). Вы помните, чем кончается роман «12 стульев»? Золото и бриллианты покойной тёщи превратились в заводской клуб. Сокровище осталось, и даже преумножилось. Его можно было потрогать, но нельзя было унести.
Как известно, «бывший депутат Государственной Думы», «предводитель команчей», Киса Воробьянинов не вынес такой метаморфозы и сошел с ума. По сути, вся финансовая деятельность перестройщиков, а затем российских сепаратистов сводилась к тому, чтобы организовать обратный процесс – превратить народное достояние, шахты, заводы, комбайны и пр. – снова в золото и бриллианты. С последующим вывозом за рубеж. «Демократы» требуют свободного хождения доллара, но особо настаивают на обналичивании производственных средств. Последнее советское правительство идет у них на поводу и разрешает это. Огромные необеспеченные денежные массы хлынули на потребительский рынок, и возник повальный дефицит всего на свете. Который, разумеется, был объяснён как врождённый порок социализма. Вдобавок, в целях развития «демократии» отменяется государственный контроль за выплатой заработной платы, и страну захлестнул вал неплатежей. Директора и командиры месяцами «прокручивали» в «своих» банках зарплаты подчиненных на совершенно законном основании.

В 1993 году сбылась мечта Кисы Воробьянинова. Заводы, колхозы, вообще все народное достояние было превращено в фантики-ваучеры, конвертировано в «правильную валюту» и вывезено в заморские банки. «Дорогие Россияне», можете радоваться – с проклятым «совком» покончено окончательно, и ваша страна – колония Запада, хотя вы это и отрицаете. Чужие дяди контролируют российские финансы, и могут обрушить их, когда сочтут нужным. А вас рано или поздно, постигнет судьба Остапа Бендера – как известно, лишенный защиты свой страны, он был дочиста обобран румынскими пограничниками. Ворьё копит золото для своих врагов… «Список Магнитского» — лишь тонкий намек, а решительные действия Запада последуют, когда вы доведете Россию до полного упадка. Фактически, вы сами в 1992 году надели на свои шеи петли и дали веревку в руки заморского дяди. Мне, впрочем, на вас наплевать, мне важно, что станет с Россией, и найдутся ли новые Ленин и Сталин, чтобы разгрести тот навоз, который вы нанесли сюда за последнюю четверть века.

Обсуждение

Один отзыв на «Храните деньги в банке! Или в крынке…»
  1. Ольга:

    Обязательно схожу и на денежки полюбуюсь!

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 31 | 0,123 | Потребление памяти: 12.31 мб |