Последние из могикан

29 Дек 2011,  
Рубрика: СТАТЬИ

«Вчера в большой стране случился праздник
Случился раньше на четыре дня
А нет к нему ни лозунгов, ни флагов
Вот раньше мы носили Ильича…»

Алексей Матов. «День народного единства».

На днях в нашем цеху мы устроили маленький праздник – Василий дожил до пенсии, до шестидесяти лет. Поскольку средний скобарь живет около 57 лет (рабочие поменьше, колхозники, на мой взгляд, и до 50-ти не доживают), то повод был самый уважительный.
По такому случаю все скинулись, закупили «боезапас», ну и в конце смены отметили это дело. Надо сказать, что нынче в рабочее время мы практически не пьём – это осталось в далёком советском прошлом, да и тогда пили не в ущерб работе. Как сейчас помню: в раздевалке лежал кусок дежурного сала, которым все, забегающие туда выпить стопку, занюхивали это дело. Никто даже не помышлял откусить от него – во-первых, это было неприлично, во-вторых, невозможно. Им, этим салом, резьборезные метчики смазывали, и стружки там было полно (обычное свиное сало действует лучше любого сульфофрезола). Да, раньше были времена, а теперь – мгновения…
Сейчас все старые, больные (я со своими 50-ю годами почти салага). Да, по правде говоря, и не тянет. Раньше выпьешь стакан, и душа поёт, детали сами обтачиваются, а нынче только во рту погано, да на душе как кошки нагадили.
Единственная радость сейчас – это работа. Да, можете себе представить. До чего же хорошо было при Советах: «не надо от пуль на пол ложиться, не надо от снарядов в погреб прятаться, не надо буржуинам в пояс кланяться. Живи да работай – хорошая жизнь!»
Поэтому сейчас, если есть работа, встанем за станок, и весь день без перекура вкалываем. Подгонять не надо. Работаешь, и забываешь о проклятой власти, о последних 20-ти годах, и вроде как снова очутился в Советской Стране. Даже плакаты на стенах цеха с тех времен сохранились.


Демократы, черные их душонки, на советских рабочих в своё время бочку помоев вылили, а сейчас в России производство только на нас и держится. При этом смены нам не будет – вымрем, и каюк всему! Молодых на заводы не загнать – во-первых, бесперспективно (вот износятся до предела станки, а новых не будет), во-вторых, они уже россияне. Труд они выдели униженным, а паразитов – торжествующими, а это очень плохая школа. И к тому же люди эпохи феодализма не способны к постоянному труду – что в Мозамбике, что в РФ. Микула Селянинович мог дуб с корнем вырвать, но стоять у станка ежедневно был не способен.


На слесарном участке мы сдвинули столы, нарезали селедку, хлеб, колбасу, сварили картошку – всё чин-чином. Виновнику торжества приготовили поздравительную открытку и соответствующий конвертик. Начальник цеха сказал маленькую речь, и все дружно чокнулись бумажными стаканчиками.
Спиртное развязало языки, и потекли воспоминания. Вспомнились те, с кем работали раньше. Помянуть было кого – большинство рабочих нашего цеха вымерли в 90-е годы. Нестарые ещё мужики, они как-то очень быстро сошли в могилу. А те, кто успел уйти на пенсию в 80-е, живы и поныне. От чего так случилось – загадка…
А может, и нет в этом никакой загадки – просто люди в один миг стали ненужными и не смогли это вынести? Скорее всего, именно так. До чего дошло – если раньше всё тащили с завода, то теперь тащим на завод. А что делать, если работать как-то надо, а нет ни штангенциркулей, ни калибров, ни резцов. Завод до сих пор живет на старых советских запасах, а они хоть и были велики, но не безграничны. В советское время к такой сознательности только призывали, а теперь, при буржуях, она стала явью.


А что нам ещё делать, если работать надо, а нечем? Кого волнуют проблемы завода, кроме нас – не хозяина же? Ему-то всё равно – высосет из завода все соки, и выбросит. Годом раньше или годом позже – ему, в общем-то, без разницы. Наладить производство собственники не способны в принципе. От этого и происходит такой вот современный «коммунизм», когда рабочий тащит не с завода, а на завод.
Между первой и второй промежуток небольшой, и мы вновь подняли стаканы. Мы – это те, кто работает здесь уже много лет. Я, к примеру, уходил в лихие 90-е в армию, но вновь вернулся. Кроме меня, есть два бывших милиционера. Один дослужился аж до полковника, а потом всё равно вернулся к станку, от которого уходил в милицию ещё в семидесятые годы. (Тогда было модно посылать наиболее разумных молодых рабочих по комсомольской путевке «в органы», и потому милиция была более честной). Да, странные люди эти «совки»…


О политике за столом – ни слова. Не потому, что сговорились не болтать на эту тему, а просто противно. (Для нас что Путин, что Немцов, что Жирик с Мироном – все господа, все паразиты. Уважаем одного Лукашенко, но его в Россию не пустят. А так нам ведь без разницы: что Вован Питерский, что Абдулла Тамбовский, что Джордж Вашингтонский).
На нашем празднике царит порядок и взаимное уважение. Чай, не «офисный планктон» на ихних «корпоративах», и не служилое «шакальство» на своих пьянках – тут люди рабочие, солидные. Правда, получаем мы меньше всех, но так ведь сейчас власть паразитов. Труженики проиграли в 1991 году, вот с тех пор и расплачиваемся. Так нам и надо.


Сейчас даже вспоминать странно, что когда-то рабочим давали квартиры (и за что – за обычную работу!), завод имел пионерлагерь, санаторий, свою медслужбу. Нынче от всех этих нехороших советских излишеств избавились. Заодно урезали всё, что можно и нельзя, даже освещение в цехах. А что – шахтеры с лампочками на голове работают, а станочники что, господа? Зарплату, разумеется, тоже урезают, потому как – «процветание». Я раньше получал десять тысяч грязными, теперь будет поменьше. Разумеется, и это непозволительно много – в иных цехах бабы получают четыре – пять тысяч рублей в месяц. Нам, впрочем, уже всё равно – кризис в провинции как наступил в 1991 году, так и не кончался. Возможно, завод совсем закроют. Лишние площади уже продаются. (В том числе бывшее заводоуправление с райкомом «Единой России», разместившимся там).


Мы выпили по третьей, потом по четвертой. Кажись, всё. Норма. Как свинья нынче никто не нажирается. Потихоньку стали расходиться из-за стола. Господа хотят увеличить пенсионный возраст? Да хоть до ста лет, нам всё едино! Путин грозится поднять производительность труда втрое, Прохоров хочет увеличить рабочий день до 12 часов? Да на здоровье! Эти господа в жизни своей не работали, вот и мелют всякую чушь. Начитались демократических статей о вечно пьяных и ленивых рабочих, а сами производство в глаза не видели. Вот вымрем без смены, тогда из Путина второго Саддама Хусейна америкосы сделают. Оружие-то некому станет ковать! (Наш завод оборонный). А впрочем, у питерских денег – как у дурака махорки, нанимают в Гондурасе футболёров — наймут в Сомали токарей, когда мы сдохнем.
Да и Чуров с ним, с этим Путиным, не жалко. Жаль Россию – что с ней тогда будет…


«Хотя при чем тут лозунги, знамёна,
Важнее был огонь, что жег в груди,
Мы водку разливали у завода,
Нам раздавали флаги и цветы.

А нынче что? Ну, дали выходные
По телеку чудило Петросян,
А у завода тихо, как в могиле,
Ни спеть, ни выпить, ни порвать баян…»

Не называйте быдлом нас напрасно
Мы всё-таки, блин, ваш электорат!
Мы любим, чтоб по площади по Красной
 Звеня брусчаткой, двигался парад»


Обсуждение

Один отзыв на «Последние из могикан»
  1. Рахим, я согласна с каждым Вашим словом, с каждой запятой. Не выдержала, расплакалась…что сказать — женщина, с тонкой психикой, ранимой душой…Живу, как в страшном сне и хочу быстрее проснуться…в 70-80-х годах, но не в будущем….

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 34 | 0,771 | Потребление памяти: 43.56 мб |