Суббота — день рабочий…

19 Дек 2011,  
Рубрика: ПОИСКОВОЕ ДЕЛО

Первым делом, уважаемые читатели, позвольте мне поблагодарить приславших добрые отзывы на мои статьи В них, правда, моей заслуги немного – я просто описываю то, что вижу, не более. Кстати, если кто из ваших «всезнающих» знакомых будет настаивать, что якобы у всех поисковиков дома несметные сокровища и целые арсеналы, можете смело им возражать.
У меня, к примеру, нет вообще ничего. Не хочу, знаете ли, таскать в дом чужие вещи, к тому же принадлежащие покойникам. У Михайлыча та же картина (даже подаренный Ульфом лично ему шикарнейший шведский штык-нож моментально перекочевал в музейную витрину). У других дома не бывал, не знаю. Но в нашей группе действует железное правило – все находки для музея, и только если найденная вещь музейной ценности не имеет, её можно взять себе и попробовать отреставрировать.
Что касается барахольщиков, которых действительно хватает, то эту публику рано или поздно берут за соответствующее место соответствующие органы, и тогда визгу, соплям и слезам нет конца. Я мог бы написать много интересного по этому поводу, да неохота говорить об этом. Цикл статей и фотографий на поисковую тему – вот мой «капитал», и я считаю его более весомым, чем все немецкие цацки, вместе взятые.
Но пора заканчивать затянувшееся вступление и переходить к основной теме.

Похоже, что климат действительно меняется. На дворе 17 декабря, а мы едем в поиск! Снега нет и в помине, более того, на городских клумбах местами собрались цвести цветы. Что же, катаклизмы – это для природы норма, это нужно принять как данность. Бояться их не следует – человек стал человеком только благодаря Великому Оледенению. И он преодолеет все невзгоды, если им останется. Увы, сейчас в мире преобладают двуногие скоты…
С утра я и Валера Чумаченко пришли на квартиру Михайлыча. Больше желающих ехать в поиск не оказалось, да и сам Михайлыч не смог поехать с нами – работа, работа. На этот день было запланировано прибытие экскурсантов из Гдова, и им нужно было показать музей и линию Сталина. (В данный момент сотрудников не хватает, и Михайлыч вынужден их подменять). Поэтому в поиск поехали мы вдвоем.

Светает сейчас поздно, и мы не слишком торопились. В серых рассветных сумерках пришли на место, развели костёр, поставили флаг, попили чай. На востоке показались просветы в тучах и заалели окрашенные солнцем облака. Может, погода прояснится.
Когда более-менее рассвело, пошли на поиск. То, что нас всего два человека, это ничего. Наоборот, двойка – наилучшее построение для этого дела. Проверено много раз. Один с прибором впереди идет, другой с лопатой сзади. Ведущий показывает место, где копать, ведомый орудует лопатой. (Разумеется, лопата есть и ведущего, и когда таких мест много, копает и он сам). Ходить в одиночку не так эффективно, а бегать за прибором толпой – дурдом, а не работа получается. Можно ходить и втроем, но не более.
Что главное в поиске? Голова. Умение думать и просчитывать вероятность. А ещё терпение и способность понимать товарищей с полуслова. Если это есть, считайте что 90% успеха у вас в кармане. Если же нет, поищите себе другое занятие.
Итак, мы вышли на немоевское болото. На прошлой неделе наша группа нашла там останки ещё одного бойца (44-го по счёту с момента летнего захоронения), что-то сыщем мы сейчас?
Передо мной маячит рюкзак Валеры. Время от времени раздается писк прибора, но чаще всего это обманка – у кого музыкальный слух, тот может определить это по тональности. У меня такого слуха нет.

Время от времени Валера указывает на место, где нужно копать, но находим всякий металлолом: осколки, нажимники от мин. (Нажимник – это такая металлическая «тарелочка» диаметром сантиметров двадцать).
Но вот прибор взвыл как-то по-особенному, и из-под лопаты посыпались рассыпающиеся в труху патроны от ППШ. Очень обнадёживающий признак. И точно – через минуту мы находим кость человеческой руки. «Всё, «мужик». Курим!»
Итак, мы уже оправдали сегодняшний выезд. Найден боец Красной Армии. А день только начинается. Что он нам принесёт?
Из рюкзака достаётся мешок и укладывается на землю. Валера начинает копать, а я руками процеживаю жидкий торф. За прошедшую неделю дожди прибавили воды, и немоевское болото стало оправдывать название.
Копать в этой жиже трудно. Какой-то черный кисель, армированный корнями. Выкопанная яма моментально заплывает водой. Кости тоже черны и их трудно отличить от деревяшек. Так что ручонками, ручонками.
Кости рук. Несколько фаланг от пальцев. Кусок черепа. Обломок позвонка. Мелкие кости истлели в труху, да и таз с позвонками сохраняются хуже всего. Вот косок странного беловатого торфа – да это же то, что осталось от этих костей. Всё? Нет, не всё. Должны быть ноги, их кости самые крепкие.
Мы вырыли небольшое мочило, когда, наконец, в стороне обнаружились кости одной ноги. Дело ясное – деревья растащили кости по сторонам, причем некоторые из деревьев уже и сами усохли и рассыпались в пыль. А скорее всего, боец уже тогда был сильно разбит взрывами, и потому его не взяла похоронная команда. Подобрали тех, кто поцелее, да стащили до ближайшей ямы. И где эта яма, мы не можем найти.
Наконец, находим обломки второй ноги. Всё – мужик собран. Пусть не целиком, но в общих чертах. Никто не соберет больше, тем более, что большего просто нет. Для очистки совести я ещё раз прочёсываю руками дно лужи, и нахожу шарнир от ноги и обломок непонятной кости. Из личных вещей при бойце оказался лишь ремешок от часов. Очередной безымянный…
Боевые донесения говорят правду – наши передовые части не дошли до колючей проволоки метров 40-50. Причем тех, кто полег перед самыми окопами, невозможно было вынести. Потому-то мы и находим убитых перед самым немецким передним краем, а чуть дальше уже нет никого.
Итак, этот боец сорок пятый по общему счёту и семнадцатый с этого болота. Мы нашли примерно десятую часть тех, кто полег здесь 10 марта 1944 года. По документам все они похоронены далеко от этих мест, а вот в действительности – сами видите как.
Останки бойца в белом мешке укладываются в рюкзак, и мы продолжаем поиск. Но рядом подрывные ямы (там после войны уничтожали всё, что взрывается), и кругом полно нажимников и осколков. «Давай, откроем бизнес – продажу осколков! Пластмассовые китайские подделки – десять штук рубль, настоящие – червонец штука!»
Мы заходим в ельник, но добыча скудная – всего один проржавевший диск от ППШ. Тем временем мельчайший дождь стал усиливаться. Капли воды, падающие с неба, увеличились и стали промачивать одежду. Мы повернули обратно, не забыв забрать найденные ранее немецкие стальные колья для колючей проволоки. (Для линии Сталина). Этих кольев мы тут нашли уже 16 или 17 штук, и вероятно, в земле есть ещё.

Под шум дождя мы пришли в лагерь. Есть не хотелось, дождь всё усиливался. Темень такая, что трудно фотографировать. Пора домой, нечего зря мокнуть, не лето. Да и перемазались все в жидком торфе, грязные, как кочегары. Мы снимаем флаг и идем к машине.
Дорога домой не заняла много времени. Мы приехали в музей, когда было ещё светло. Михайлыч с нетерпением ждал нас. Как выяснилось, экскурсанты не приехали, и даже не соизволили позвонить, предупредить об этом. Мы отогреваемся, сохнем, пьем чай и ждем конца рабочего дня. В пять часов Михайлыч закрывает музей, и мы едем в райповский гараж чинить наш уазик-буханку.

Поскольку у него полетел выжимной подшипник, а мастера из автосервиса не берутся устранять такую поломку (водители знают, что на таких уазиках это очень затруднительно), нам не оставалось ничего другого, как сделать это самим. Разумеется, работали в основном Валера с Михайлым, как старые водители, а я помогал по мере умения. (Мой авторемонтный опыт невелик – чинил БМД в Чечне, не более).
Успешно поменяв нужный подшипник, мы отправились к Михайлычу пить чай. Наш командор открывает зеленую книгу и заносит туда найденного сегодня бойца. Суббота – рабочий день, завершилась более чем успешно…

Обсуждение

Один отзыв на «Суббота — день рабочий…»
  1. «Скажите нам, что вы думаете…» Открыла страницу, увидела новую запись Рахима и сразу стала читать…когда впервые увидела репортажи Рахима, то читала до утра и не могла оторваться. Вторую ночь — то же самое…и теперь с нетерпением жду записи…А когда еще ребята (так называю вполне взрослых мужчин) находят солдат, то радуюсь тому, что еще один боец будет похоронен со всеми почестями. И я говорю, что думаю: в очередной раз вам спасибо, ребята!!!

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 29 | 0,394 | Потребление памяти: 43.56 мб |