Счастье со взломом

03 Янв 2014,  
Рубрика: СТАТЬИ

«Счастье вдруг, в тишине,

            Выбило все двери

            Неужели ко мне?

            Верю и не верю!

            Падал снег, плыл рассвет,

            Осень моросила

            Сколько зим, сколько лет

            Где тебя носило!»

 

Как известно, при Совке мы жили очень плохо и были очень несчастные. (Так российские пропагандисты уверяют, а они умные, потому что им много платят). Счастье пришло к нам в начале девяностых годов, когда рухнул советский строй. И не просто пришло, а буквально вломилось, выбив дверь. А случилось это так…

Есть у нас в Острове такая улица – Пригородная. Живет на ней разный народ, раньше в основном работающий на заводе «Вектор». Когда началась перестройка, все поначалу в неё не поверили. «Не – говорили заводские философы – до нас не докатится. У нас как в тайге – наверху шумит, а внизу тихо-тихо!»

Но новая жизнь с каждым годом всё крепчала и крепчала. Началась «борьба с пьянством», и в магазинах тут же пропал сахар. Едва справились с этой проблемой, как из продажи исчезли сигареты и вообще весь табак (хотя борьбу с курением тогда никто не объявлял). Потом рухнул «железный занавес» отделявший нашу страну от «цивилизованного мира», и в одну ночь с завода куда-то пропали все медные детали. Лучшие сыщики островской милиции были бессильны их обнаружить, хотя злые рабочие указывали им на гружёный «камаз», стоящий на заводском дворе и готовый к отправке в Латвию. (Вероятно, милиционеров внезапно поразила загадочная болезнь зрения, слуха и профессионального долга).

Потом всю годовую премию завода потратили на новенькую «тойоту» для директора, потом взяли моду собирать под разными предлогами деньги с рабочих, потом в области бурно расцвел криминал, и так далее, и тому подобное.

Но все эти признаки новой, счастливой эпохи казались заводским умникам несерьёзными. Все думали, что вот-вот в Кремле одумаются, придушат перестройку, и вернётся былая нормальная жизнь. Конец таким упадочническим настроениям положил ночной взрыв на Пригородной. Не помню точно, в каком году, где-то в самом начале девяностых.

В одну прекрасную ночь жильцы одного дома были разбужены страшным грохотом. На первом этаже сработало взрывное устройство. Жертв не было, но рухнул один лестничный марш, и выбило все двери в подъезде, с первого этажа по пятый.

Приходят наши мужики утром в цех и делятся впечатлениями. «Выскакиваю я в коридор, и вижу, что напротив меня стоит сосед в трусах. Что это он делает ночью в моей квартире, думаю. Грешным делом, нехорошая мысль о жене мелькнула. А он стоит, смотрит на меня, и тоже, видимо, думает о том же. Потом поняли, что стоим мы в своих квартирах, а дверей между нами и нет, выбило!»

Успокойтесь. Взрыв никакого отношения к терроризму и к подрыву устоев государства Российского не имел. Напротив, он был очень демократическим, рыночным, и способствовал становлению новой, буржуазной жизни. Просто в квартире на первом этаже жил один барыга, набравший долгов и смывшийся куда-то. Вот кредиторы и решили его маленько пугануть, не более того!

Среди белого дня к дому подъехал классический «Мерседес», вышли два крепких мужика в соответствующем прикиде, лениво обследовали подъезд и запертую дверь барыги, и уехали. Ночью бабахнуло. Только и всего! Рыночные отношения, никакого терроризма! В ту пору вообще было модно среди политиков заказывать «покушения» на себя как минимум раз в месяц, а уж классические «джип-чероки», кажется, поставляли в Россию с уже заложенной в них взрывчаткой – для удобства. Милиция, как правило, организаторов и исполнителей таких коммерческих взрывов не находила, а может, и не искала, чтобы не помешать становлению в РФ нового, светлого, преступного общества. Вот и исполнителей этого взрыва не нашли, хотя их видела вся Пригородка.

Что было дальше?  Не волнуйтесь, барыга выкрутился. Жив-здоров по сей день. Лестницу в подъезде подняли, двери вставили. Но дурные мысли о совковом реванше из голов островичей выбило раз и навсегда. Все как-то сразу поняли, что новая жизнь – это всерьёз и надолго, и делать нечего, придётся приноравливаться к ней. А верхушка города, уездный олимп, сообразили, что отныне они тоже стали простыми смертными, и их былой неприкосновенности пришел конец. Это соображение было для них, как гром с ясного неба.

Вскоре подходит ко мне мастер, и велит нарезать уголков и ещё нержавеющей стали по прилагающемуся чертежу. (Я работал фрезеровщиком). Взялся я за эту работу, и вижу – так это же будет бронированная дверь! Ах, стервецы, страшно им стало!

Уголки были, кажется, «сотки», так что дверной косяк должен был стать несокрушимым. Нержавейка – «тройка» (три миллиметра толщиной), но зато в два слоя, пулей не прошибешь. И это было только начало. Потому что вслед за этим я получил приказ нарезать листов на ещё одну дверь, потом ещё и ещё.

Вскоре «тройка» нержавейка кончилась, и я взялся за «пятерку». Потом – за «восьмерку», потом за «десятку». Количество дверей исчислялось десятками. Цеховые запасы нержавейки подходили к концу.

Уж не думаете ли вы, что это была халтура и мне за неё что-то платили? Нет, конечно, вы так не думаете! И правильно делаете – деньги за готовые двери получало цеховое начальство, а нам выдавали весьма умеренную зарплату не каждый месяц (потому как банки, прокрутки, неплатежи и всё такое прочее). Не всем же сразу в рынок, надо кому-то и поработать!

dverВ конце концов, нержавейка кончилась. Но, к счастью, на заднем цеховом дворе лежал целый штабель бронелистов с какого-то авиазавода. Не знаю, каким образом у нас оказалась авиационная броня, да это и не моё дело. «Джунусов – говорит мне цеховое начальство – видишь эту кучу? Бери с неё металл, и режь двери по чертежу!»

Те, кто работал на заводах, знают, что это за удовольствие – обрабатывать нержавейку. Но ещё хуже резать броню – она хоть и самолётная, но весьма крепкая. Но я к тому времени уже так приноровился, что порол эти листы без особых проблем. При этом их толщина была шестнадцать миллиметров – не каждый снаряд сможет пробить такую дверь! Куда там покупным нынешним! Хорошо законопатился уездный олимп, и как дешево!

В общем, я израсходовал весь металл без остатка. А когда обрабатывать стало нечего (да и зарплату платить совсем перестали), ушёл с завода и подался в армию контрактником. Но это уже другая история.

Таким вот образом пришла в наш район новая жизнь. Да и не только в наш, а по всей России. Началось с «коммерческих», «рыночных» взрывов, которые никто толком не расследовал, а закончилась (и закончилась ли?) Бесланами и Норд-Остами. Обыватель, возжаждавший богатых прилавков, получил их. Плюс пуд тротилу в качестве бесплатного приложения.

«Вдруг как в сказке вышибло дверь,

            Всё мне ясно стало теперь

            Сколько лет я спорил с судьбой,

            Ради этой встречи с тобой!

            Мёрз я где-то, плыл за моря

            Знаю, это было не зря,

            Всё на свете было не зря

            Не напрасно было!

            Эгей!»

           

Граждане, танцуют все!

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 29 | 0,194 | Потребление памяти: 12.23 мб |