На солнечной поляночке — Курган Дружбы 2012. Часть вторая

05 Июл 2012,  
Рубрика: СТАТЬИ

На главной площадке шла торжественная часть. Как полагается, с речами выступали официальные лица Псковской и Витебской областей. В этом году на праздник прибыла делегация из латвийского сейма, от самой крупной фракции – «Согласие». Латыш, русский, и белоруска – бывает же такое совпадение! Причем фамилия латыша – Рубикс. Судя по отчеству, сын того самого Рубикса. К сожалению, их фракция хоть и крупная, но что-то вроде нашей КПРФ – её никто не слушает и она ни на что не влияет. Даже границу открыть на день праздника не может. Но как бы то ни было, гостей из Латвии встретили бурными аплодисментами – за дружбу народов, значит, свои!

Хорошо выступали также ветераны войны, призывавшие не допустить нового фашизма. Чувствовалось, что народу эта тема понравилась. Зато потом на эстраду выпустили нашего начальника по молодежной политике, кажется, его зовут господин Егоров. На него тратить плёнку я поскупился. Вчера в Себеже проходило что-то вроде областного мини-Селигера. Сбор активистов молодёжных проправительственных организаций. Как положено, с казенной жратвой, фейерверком и дискотекой, где «отрывались не по деццки!» (Начало дискотеки – в 2 часа ночи). Теперь в толпе маячили опухшие «после вчерашнего», потасканные рожи квадратных мальчиков. «Мальчики» ждали, когда же откроются шашлычные, чтобы выпивкой успокоить больную голову. Контраст с трезвой, разумной белорусской молодёжью был разителен. (В Белоруссии танцы заканчиваются как в «Совке» — в полночь, ведь их страна работает!) К счастью, у нас не Селигер, и таких типов мало, тем более, что многие из них не сумели встать и придти на праздник.

Торжественная часть закончился, состоялось возложение венков к памятникам, и начался концерт, подготовленный белорусской стороной. К Михайлычу сразу подбежали «свадебные генералы», которые всегда околачиваются возле начальства в роли штатных объедал и опивал. Мол, пошли с нами, сейчас начальство выпивать будет, стол для ВИП-персон накрыт, и тебя тоже пустят. Разумеется, Михайлыч никуда не пошел – у казенных «патриотов» ни забот, ни хлопот, они гуляют, а на нём – ответственность за выставку и за сотрудников музея. Да и не такой он человек, чтоб жрать под одеялом, отдельно от подчинённых…

Вслед за объедалами к Михайлычу подошел уважаемый человек – директор верхнедвинского музея из Белоруссии. С конкретным предложением о сотрудничестве. Между двумя работниками культуры завязался оживлённый профессиональный разговор, закончившийся полным взаимопониманием.

Тем временем на белорусскую сторону потянулись любители хорошо поесть. Правда, в этом году цены на той стороне почти сровнялись с российскими, но качество осталось прежним. Павильоны полны мясных продуктов – Беларусь производит продовольствия в два раза больше, чем может съесть сама. А мы себя-то прокормить не в состоянии… Вообще, ихние продавщицы покупателей обслуживали вежливо, не обсчитывали, и всё это выглядело не показушным, а самым естественным. Следов великого горя от такой работы я на их лицах тоже не заметил. Этот Лукашенко даже торгашей заставил служить народу…

На латвийской стороне народ отошел от границы и устремился к самому Кургану, возле которого развевались на слабом ветерке какие-то странные белые флаги с надписью красными буквами. Что-то вроде «Латгалия…» Впрочем, красные полотнища там тоже присутствовали, одно даже с надписью «Слава советским партизанам» (по латышски). Там тоже говорили речи и заводили песни военных лет, но чаще просто слушали концерт с российской стороны.

У нас же концерт шел полным ходом. «Униженные» и «оскорбленные» «последним диктатором Европы» белорусы пели и плясали так, что зрители отбили ладони от аплодисментов. «На солнечной поляночке…» — трогательно выводила молоденькая солистка. Песни военных лет сменили современные белорусские, потом на сцену

выбежали тамошние комсомолки с красными и зелеными флажками. «Я тебя люблю, я тобой горжусь, ты моя родная Беларусь…» Да уж, лучше быть комсомольцем в Белоруссии, чем нашистом в России! И ни одного пошлого номера, ни одного! Чувствовалось, что программу утверждали ответственные товарищи, как в советское время. Потому что пусти всё на самотёк, доверься вкусам толпы – получится нечто вроде «Дом-2». Культуры нельзя растить, как дикое дерево – вырастет «конопель», и ничего больше.

Народ всё прибывал. Многим хотелось сфотографироваться с нами на память. Рядом с Антоном (он был в форме НКВД) запечатлели свои лица белорусские кагебешники. (Как никак, коллеги!) Подошел старый дед, поглядел на ручной пулемёт Дегтярёва – ребята, я с таким же войну прошел. А моего напарника расстреляли перед строем. Он с поля боя сбежал, вместе с патронами. У меня оставался всего один диск и пистолет, из-за этого шесть человек наших погибло. А напарника поймали и расстреляли за трусость…

Да, где ещё этот дед может вновь увидеть свой пулемет и вспомнить молодость, как не на таких праздниках.

Вообще, с Антоном хотели сфотографироваться многие девушки, так что его жене нельзя было терять бдительность – украдут мужа!

Какая встреча! К нашей выставке подошел Лев Маркович Шлосберг, редактор «Псковской губернии». Да, той самой газеты, в которой Марина Сафронова опубликовала свои вымыслы про наш музей. Между Михайлычем и редактором произошел разговор на эту тему. Лев Маркович выразил полную готовность напечатать опровержение. На что Михайлыч ответил, что склоку между музейными работниками на страницах газет он разводить не будет, да и «Псковская губерния» — не желтое издание. Пусть это всё останется на совести гражданки Сафроновой, а с него довольно того, что редактор сам признаёт свою ошибку. Вопрос исчерпан, кто старое помянет…

Тем временем к нам подъехал настоящий «виллис». Антон уговорил одного своего знакомого из Себежа приехать на такой редкой машине на праздник. «Виллис», как видно на снимке, в прекрасном состоянии, на ходу, выезжает редко, так что даже в маленьком Себеже мало кто про него знает. Естественно, что от желающих поглядеть на эту машину отбоя не было.

Я слушал песни, смотрел на лица артистов и думал: какой же надо быть мразью, чтобы тянуть нас всех в капиталистический общак – ВТО. Ведь совершенно ясно, что «успешными» мы там не будем никогда, потому что не сможем ишачить по 14 часов в день и жрать лягушек с мышами. А на большее нечего рассчитывать – наше место там возле параши. С латышами не церемонятся (в Латвии жиреет только порт вывоза – Рига, а в деревне разруха хуже нашей), так неужто будут нянчиться с нами? Спасти себя мы может только сами, и только вместе…

А белорусы молодцы. Да, они гораздо беднее нашего, да, они не могут ничего купить на нашей стороне. Но у многих нацеплены красно-зелёные бантики, и в лицах – ни следа уныния. Своя страна, и президент свой, такой, который не предаст – о чем ещё горевать? Людям не так важно материальное благосостояние, как уверенность в том, что они нужны. И хоть иногда в сердцах ругнут Лукашенку, понимают, что без него будет каюк. Пример Псковщины всегда перед глазами. А кто из нас может сказать про РФ – «это моя страна»? Одни нашисты, да и то неуверенно.

Интересно, какими глазами белорусы смотрят на россиян? Наверняка мы кажемся им разболтанным до крайности народом. В России действительно есть множество «свобод», о каких они не слыхивали – ну, к примеру, свобода воровать, свобода бомжевать, свобода не работать, свобода гадить в общественных местах, свобода плевать на окружающих. В этом смысле мы самый свободный народ в мире! И сами воем от этого.

Концерт подошел к концу. Зрители проводили артистов овациями. Сияющие парни и девушки пошли на свою сторону. Я смотрел на «жертв тоталитарного режима» — у них нет «свободы», но есть будущее, у них есть своя страна… Каков поп, таков и приход.

Ветераны по традиции пошли на Партизанский Костёр, где для них были накрыты столы. А мы купили бутылку вина, «мерзавчик» водки, шашлык, огурцы, и сели обедать за уазиком. Спиртное – чисто символически, нам ещё работать и работать. Жарко, но все на эмоциональном подъёме, все смеются, рассказывая, как прошел праздник. Ульф сидит с нами, ест, пьет вино (у них в Швеции это можно до определённой нормы). Интересно, как он воспринимает всё увиденное? Похоже, что он единственный интурист здесь.

К выставке подошли белорусские пограничники. Срочная служба. Я мысленно сравнил их с нашими срочниками. Впечатление благоприятное.

Жара всё сильней и сильней. Кажется, хочет пролиться дождь, но никак не может. Народ потихоньку потянулся к выходу. Праздник окончен. Мы свернули выставку, погрузили машины, и поехали обратно в Остров. Но по пути надо будет посмотреть немецкое военное кладбище под Себежем. Об этом – в завершающей части моего рассказа.

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 55 | 0,337 | Потребление памяти: 12.99 мб |