Город Великого Ивана. Часть 2

30 мая 2023,  
Рубрика: СТАТЬИ

Город Великого Ивана. Часть 1

Итак, наша группа вышла на смотровую площадку. Прямо под нами текла река Нарва, на другой стороне лежала Эстония — часть Западного мира. Всё, как в Средние века, только в городе Нарва сейчас живут не немцы, а русские граждане Эстонии. (А также довольно большой процент граждан России и лиц без гражданства).

Вот она, знаменитая нарвская набережная. Построена она была, разумеется, на деньги Евросоюза, как витрина западного мира. Ничего не скажешь, всё красиво и отлично вписано в окружающий пейзаж.

На нашем берегу набережной нет. Говорят, что её планировали построить, и даже выделили деньги, но якобы ивангородский «мэрин» сбежал с этими деньгами за границу, благо, тут она совсем рядом. Правда это или нет, я не знаю. Как и не знаю, чьи это были деньги: российские или европейские. (Надо сказать, что до 14-го года Запад иногда подкидывал нам деньжат на нужды культуры. Разумеется, об этом было не принято говорить, а на фоне возведённых объектов любили пиариться наши чиновники).
Но как бы то ни было, больше денег Ивангороду не выделяли, и набережную не построили.
А вот нарвская крепость. Заметно выделяется башня, с которой немцы наблюдали за нашей стороной. (Ещё раз напомню, что это новодел, но построенный с максимальной достоверностью).

Но вот какая интересная особенность: на эстонской стороне почти не видно людей. Хотя день воскресный. На нашей же полно народу. Вероятно, нарвское направление не пользуется популярностью на Западе, и глазеть на Ивангород желающих нет.
Странное ощущение: смотреть на бывшую союзную республику. Там тот же воздух, та же вода, также светит солнце. И даже люди вроде бы те же самые. И одновременно понимаешь, что всё это стало частью чужого, враждебного нам мира.
В нашей истории принято считать, что Эстония была завоёвана Ярославом Мудрым, основавшим и Колывань (Таллин) и Юрьев (Тарту). Всё это правда, но это был лишь один эпизод из многих. До русских туда вторгались викинги, а что было ещё раньше, об этом сохранились лишь смутные предположения. Известно только, что эстонские племена давали отпор, и даже делали ответные набеги в Скандинавию. Русских тоже не особо жаловали, и к концу 12-го века русской власти уже не было ни в Таллине, ни в Тарту. На их беду, к тому времени Европа начала северные крестовые походы. (Стало ясно, что Палестину крестоносцам удержать не получится, и рыцарские ордена начали потихоньку эвакуироваться в Европу).
Польский король пригласил тевтонских рыцарей воевать против пруссов, и, таким образом, навлёк беду на прибалтов и на самих поляков. В 1201 году немцы основывают Ригу, и, таким образом, получают плацдарм для завоевания Восточной Прибалтики. Почти одновременно Папа Римскимй благословляет новый рыцарский орден — орден Меченосцев. Именно они начинают вторжение в Латвию и Эстонию. Причем воюют с такой зверской жестокостью, что в Германии о них идёт дурная слава. Тевтоны тоже поначалу воротят морду от меченосцев, но потом объединяются с ними. Таким образом, вместо живодёров-меченосцев появляется Ливонский орден, который уже через сорок лет после основания Риги захватывает Псков. (Как известно, всего один раз и ненадолго).
Что касается северной Эстонии, то в этих местах первыми появляются датчане. Но очень скоро они были вытеснены немцами. В борьбе с захватчиками эстонцы обращаются за помощью к русским. Понятно, что не за бесплатно: в случае успеха русский князь получает эстонские земли со всеми данями и оброками. Помощь оказывается, но в недостаточном объёме и несвоевременно. (Напомню, что на Руси был самый расцвет феодальной раздробленности, и князья предпочитали воевать со своими родственниками, до конфронтации с Западом руки не доходили).
Тем не менее, русские дружины временами наносили чувствительные удары по немцам, и даже вынудили их признать Прибалтику исконно русским владением. Немцы обязывались платить русским дань. Дань эта платилась крайне нерегулярно, от случая к случаю, но тем не менее, платили немцы русским, а не наоборот. (Формальным поводом для Ливонской войны была очередная неуплата «юрьевской дани»)
Кто первым поселился на месте нынешнего города Нарва — сказать трудно. Вероятнее всего, эстонцы. Потом тут было датское поселение, потом немецкий посёлок. Так что все даты основания чисто формальные и их несколько. Кстати, положение эстонцев в немецкой Прибалтике было самым тяжким. Если против латышей немцы действовали попеременно кнутом и пряником, то против эстонцев — в основном кнутом. Даже через сотню лет эстонцы поднимали восстания, истребляли всех немцев поголовно, загоняли рыцарей в их замки, отмывали свои дома от «христианской скверны». Ну а потом из Германии приплывала помощь местным немцам, и начиналась ответная резня…
Чем ещё известна Нарва? В годы Ливонской войны город был захвачен русскими войсками. Поскольку местные немцы считались нелояльными к России, их переселили в Москву и другие русские города. Они стали если не первой, то одной из первых иностранных диаспор в Москве. Что касается эстонцев, то они поначалу встретили русские войска приветливо, но скоро убедились, что русские помещики не лучше немецких баронов. И что менять хозяев, пожалуй, не стоит. (Как-никак, прошло больше трехсот лет с момента завоевания Эстонии, и власть немцев заметно смягчилась).
В конце Ливонской войны и Нарва, и Ивангород были захвачены шведами, но уже через десять лет русские вернули Ивангород и провели границу по реке. Воспользовавшись Смутным временем, шведы вновь захватили Ивангород: на этот раз уже на целое столетие.
Осенью 1700 года русские войска без объявления войны вторглись в шведскую Эстонию. Как раз в районе Нарвы. Дальнейшее царь Пётр назвал «нарвской конфузией». Русская армия бежала, бросая пушки и знамёна. В плен попал «первый русский фельдмаршал» Де Круа. В стокгольмском музее по сей день хранится знамя нашего Псковского полка. Сам Пётр успел ускакать в Псков, и провел зиму, укрепляя город и его окрестности. Вы и сейчас можете увидеть те земляные укрепления. По воскресеньям царь ходил в церковь Петра и Павла и пел там на клиросе. Церковь Петра и Павла и сейчас действующая, красуется на высоком берегу Псковы.
Как известно, разгромив русских под Нарвой, шведы отправились воевать в Европу, громить петровых союзников. Россия получила нежданную передышку, которой Пётр воспользовался в полной мере. И уже через четыре года Нарва оказалась в составе России.
Что было в Гражданскую войну и каким образом Ивангород оказался в составе Эстонии, я расскажу позднее. А пока давайте пройдём по стене и поднимемся на смотровую башню. Полюбуемся видами, которые открываются с неё.


Это всё виды на восток, на нашу сторону. А вот вид на север, туда, где река Нарва делает поворот и течёт в Балтийское море по прямой. До моря отсюда не очень далеко — километров двадцать.

Когда Иван Великий приказал построить тут крепость, он рассчитывал, что Ивангород станет первым русским портом на Балтике. И принесёт большие денежные прибыли. Увы, этому не суждено было сбыться. Почти одновременно в Ревеле (Таллине) немцы сожгли одного русского зоофила, пойманного с поличным. Ну, сожгли так сожгли, туда и дорога (по христианским законам таких полагалось сжигать как предателей рода человеческого). Но дело в том, что во время «процедуры» один не в меру борзой немец сказал русским купцам: «Мы сожгли бы и вашего царя, если бы он сделал такое». Слова эти очень скоро достигли ушей Ивана. Царь сверкнул очами и сказал: «Бог суди моё дело и казни дерзость!» Поскольку таллинский магистрат отказался выдать виновника, началась война. Иван приказал схватить всех немецких купцов в Новгороде и посадить в тюрьму. Причём были схвачены не только ревельцы, но и вообще все немцы. Через год их выпустили совершенно ограбленных, а когда они плыли морем домой, корабль затонул в шторм и все они погибли. Немцы оторопели: во время самых крупных конфликтов с Западом Новгород не трогал немецких купцов. Но у Москвы порядки были другие. Больше в Новгород никто не приезжал, и это окно в Европу закрылось. Иван понял, что совершил ошибку, пытался её исправить, и не смог.
Торговля на Руси вообще сильно упала в то время. Народ обеднел, и почти не покупал заморские товары, так что и без репрессий иностранцы сворачивали свои дела. Переговоры по ревельскому делу шли несколько лет и закончились ничем. Тогда немцы арестовали полторы сотни русских купцов и началась война. Командовал немецким войском магистр Ливонского ордена Плеттенберг — между прочим, его резиденция была в Нарве. Рыцарское войско вторглось на Псковщину и в 1501 году захватило Остров. Немцы устроили поголовную резню, перебив всех, до кого смогли потянуться. «От этого погрома душ четыре тысячи скончалось» — сообщает псковский летописец. (Есть сведения, что тогда же был взят и недостроенный Ивангород). Немцы в ту войну два раза осаждали Псков и Изборск, но взять их не смогли. А потом пришла помощь из Москвы, и немцы побежали. Русские, преследуя их, ворвались в Ливонию и устроили ответный погром. Впоследствии сын Ивана, Василий Третий, тоже пытался возродить заморскую торговлю, гарантировал безопасность купцам, вернул кое-какие вольности Новгороду и Пскову, но без особого успеха.
Так что с торговлей на северном направлении было плохо. На южном — не лучше. Дело в том, что прямой путь к Азовскому мою лежал через дикие степи и был совершенно непроходим из-за кочевых орд. Поэтому вся русская торговля шла через Киев. А так как войны с Литвой и Польшей (тогда они ещё не объединились, но дело шло к этому) почти не прекращались, то сами понимаете…
Возможно, некоторые господа скажут: «Надо было жить мирно и не провоцировать соседей!» Если бы Россия вела такую уступчивую политику, то сейчас и Смоленск, и Вязьма были бы в составе Польши. А граница проходила бы по окраинам Москвы. и это в самом лучшем случае.
А вот вид на нашу смотровую площадку и Нарвскую крепость. Две твердыни (прямо как по Толкиену!) и река между ними. На башнях колышатся флаги: бело-сине-красный наш и сине-черно-белый эстонский. Так близко друг от друга и так далеко.

А вот наша вторая смотровая площадка, а на заднем плане дома Нарвы.

Наша экскурсия подходила к концу. Мы спустились с башни по винтовой лестнице. И вышли на крепостной двор недалеко от того места, откуда начали обзор. Ещё один взгляд на церковь, и идём дальше.

Пока мы шли в музей, я сделал ещё пару снимков.

Сам музей был, в общем-то, неплохой. Экспонатов не слишком много, но надо учитывать средневековую тематику, исключающую самочинные раскопки. (В смысле: не возьмешь лопату и не пойдёшь копать, как у нас в Островском музее).

Что не понравилось — невозможно купить сувенир. То есть отдел сувениров имеется, но крайне бедный. Я поглядел и спрятал деньги в карман: на мой взгляд, покупать было нечего. (У нас в Острове, Пскове, Новгороде, да даже в Бежаницах с этим делом гораздо лучше). Нет даже наглядной агитации. Имеются какие-то буклетики про Пороховой амбар, вероятно, изданные на деньги Евросоюза и пылящиеся на полке с тех самых пор.
Пока мы ходили по стенам и башням, на крепостном дворе, напротив входа, полным ходом шла реконструкция. Про неё надо написать особо.

«Могилы копайте, патроны копите — Юденича рати прут на Питер»
В. Маяковский, поэма «Хорошо!»
Армия Юденича (Северо-Западная) совершила несколько попыток захватить красный Питер. Но самое серьёзное покушение было осенью 1919 года. Дело в том. что к тому времени стало ясно, что если белые не сумет одержать победу в самое ближайшее время, то Гражданскую войну они проиграют. Поэтому Антанта организовала 2-й комбинированный поход основных белых армий.
Антанта не пожалела денег, снабдив Северо-Западную армию всем необходимым. С моря мятежников поддерживал английский флот. Что же касается эстонцев, то их отношения с русскими белогвардейцами были далеки от дружеских. Новообразованные государства опасались, что беляки с идеей о единой и неделимой России лишат их независимости в случае победы. Поэтому эстонская армия не пошла дальше Струг Белых (это километров шестьдесят к востоку от Пскова). Дескать, пущай русские беляки сами с красными воюют, а нам что те, что эти, без разницы.
Как известно, 2-й комбинированный поход беляков закончился полным крахом. Сбежал за границу Деникин, а остатки его армии были заперты в Крыму. Был схвачен и расстрелян адмирал Колчак. Поход Юденича тоже провалился, и белые побежали туда, откуда пришли. До Эстонии, правда, добежали не все: которые были местные, те разбегались по домам в надежде, что красные простых солдат не тронут. (Примерно так и было до 1937 года).
Но когда до реки Нарвы было рукой подать, стало ясно, что эстонцы границу не откроют. Окапывайся, где стоишь, там и воюй! Наступление красных сразу затормозило. Несколько недель прошло в кровопролитных боях, не принёсших успеха ни одной из сторон. А потом начались переговоры Эстонии и Советской России. И очень скоро был подписан Тартуский мир, по которому мы уступали Ивангород (как пригород Нарвы) Эстонии. Это был первый международный договор Советской России. «Блокады кольцо», которым нас так старательно окружала Антанта, оказалось прорванным. Пусть на очень маленьком участке, но всё-таки. А мы получили передышку, пусть очень короткую, до апреля 1920 года, но передышку.
А что же стало с беляками? Англичане добились от Эстонии согласия принять их на своей земле. Предполагалось, что Северо-Западная армия подлежит расформированию, и якобы даже были выделены на это дело ликвидационные деньги. (Ну, чтобы беляки могли либо уехать из Эстонии, либо начать тут свой бизнес). Только вот деньги эти пропали без следа. И белым очень ясно дали понять, что терпеть их тут не собираются. Помыкавшись без работы и без денег, те, кто не мог уехать на запад, стали бежать обратно в Россию. Есть такой роман Шишкова Вячеслава Яковлевича «Пейпус-озеро», там всё описано очень хорошо.
Кстати, в походе Юденича участвовал и островский гимназист Зуров Леонид Фёдорович, будущий писатель белой эмиграции. (Довольно неплохой). У нас в Острове есть памятная доска в его честь.
На снимках вы видите, как «белые» ведут наступление. Но «красные» перехватывают инициативу и теснят их по всему фронту. На броневике — комиссар с немецким пулемётом «максим» (по виду несколько отличающимся от русского).


Конечно, было бы интересно посмотреть реконструкцию до конца, но автобус ждать не будет. Поглазев минут пять, мы пошли к выходу из крепости. Потом мы посмотрели нарвские водопады (водосброс Нарвской ГЭС), увы, без воды. (Лето было сухим и жарким), Затем — церковь, построенную в 19-м веке одним фабрикантом и столовую для его рабочих. На этом наша экскурсия закончилась. Мы поехали обратно во Псков, куда и прибыли без происшествий.

На этом позвольте закончить статью. Хотел я написать о времени Ивана Великого более подробно, но увидел, что статья и без того затянулась. К тому же это было бы смешение жанров: отчет о путешествии и исторический обзор в одном флаконе. Поэтому надо закругляться.

Город Великого Ивана. Часть 1

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 31 | 0,185 | Потребление памяти: 12.43 мб |