Лорд-протектор всея Руси

10 Июн 2015,  
Рубрика: СТАТЬИ

«Никто не поднимается так высоко, как тот, кто не знает, куда идёт».

Оливер Кромвель.

Как-то раз по центру Пскова, мимо памятника Ленину, шла бабушка с любимым внуком. Бабушка как бабушка, реликт советской эпохи, и внук как внук – типичная жертва ЕГЭ, воспитанная телевизором и Интернетом. Бабушка и спроси любимого малолетнего обалдуя: знаешь ли ты, внучёк, кому этот памятник? Жертва ЕГЭ ответила моментально: «Это дедушка Ленин, вождь краснокожих!» Бабушку чуть инфаркт не хватил! (И было от чего: внук оказался, по сути, чужим и чуждым человеком).

0_83a2b_2efc88d9_L

Между прочим, случай этот фактический, рассказала мне одна уже немолодая женщина, работающая экскурсоводом в псковском турагентстве.

И ещё случай этот типический, отражающий уровень образования современного «пипла». Интересное дело получается: сегодня, когда доступны практически все книги, народ разучился читать, никакой тяги к знаниям не проявляет, шевелить мозгами самостоятельно не хочет, а повторяет, как попугай, всякий вздор, даже не понимая, что говорит.

А всё-таки: кем был Ленин? Германский шпиён, нанятый, чтобы погубить процветающую Россию? Вождь мирового пролетариата, как уверяла раннесоветская пропаганда? Ренегат, погубивший русскую революцию, как шипели из-за границы беглые демократы?

Ни то, ни другое, ни третье. То есть, деньги он получал от всех, кто давал, и от немцев в том числе. (Немцы-то давали меньше всех). И какое-то очень небольшое число западных рабочих действительно видело в нём своего вождя. И бардак, который демократы называли «свободой» и «русской революцией», он начал эффективно устранять. (Ранняя смерть прервала этот процесс). Как говорится, всего было понемногу в этой многогранной личности.

Но самое главное люди обычно не замечают, фиксируя внимание на мелочах. А именно – Ленин был блюститель престола, лорд-протектор всея Руси. Как Кромвель в Англии.

Разумеется, не бывает двух абсолютно одинаковых революций, но кое-какие общие черты этого процесса проследить всё-таки можно. Даже такому «фрезеровщику в отставке», как автор этих строк. Итак, приступим.

Революция английская – середина 17-го века, революция французская – рубеж 18 – 19 веков, революция русская – начало века 20-го… Что между ними общего? И в чём различие?

Как известно, все три революции начинались как конфликт между монархами и парламентами. Дело в том, что на созыв парламентов короли английские и французские пошли не от высоких чувств, а по вполне прозаической причине – им нужны были деньги богатых мужиков, до которых они не могли добраться другим путём. Так уж сложились условия в этих странах. Причём английский парламент был гораздо более силён и влиятелен, чем французский, так как во Франции богатые мужики зависели от короля гораздо в большей степени, чем английские. (Оттого и французская революция произошла на полтора столетия позже английской).

Что касается России, то здесь не было людей, которые достигли бы своего богатства сами по себе, без монаршей на то воли. (Вспомните Строгановых, Демидовых и т.п.) И поэтому у царей не было никакой необходимости кого-то в чём-то убеждать – вытрясти деньги они могли и так. Нет, время от времени цари, под влиянием минутного порыва, созывали всякие стоглавые (или земские, или какие иные) Соборы, и даже председательствовали на них. Но поскольку материальной основы эта лавочка не имела никакой, то довольно быстро (по историческим меркам) закрывалась, и всё возвращалось к прямому царскому правлению.

Ну так вот, с годами богатые английские мужики обретали всё большую силу. Парламент контролировал большие средства, на которые точили зубы короли. К тому же в это время в Европе шёл процесс абсолютизации, и в конце концов, эти две взаимоисключающие тенденции пересеклись. Итог – революция.

Как известно, к 17-му веку самодурство английских королей достигло пика. Генрих Восьмой посылает куда подальше Папу Римского и становится фактическим главой англиканской церкви. В Европе бушуют религиозные войны, и сами протестанты раскалываются на множество церквей. Англию, как говорится, Бог миловал, но до поры до времени.

В конце концов, происки католиков и непомерные денежные аппетиты короля Карла привели к гражданской войне. (С 1642 года). «Кавалеры» и «круглоголовые», армии короля и парламента, сцепились не на жизнь, а на смерть. В дело вмешались шотландские сепаратисты, и страна была на краю гибели. В этой войне и выдвинулся некий Кромвель – убеждённый республиканец, которому предстояло стать новым некоронованным королём Англии…

Король терпит поражение и становится пленником парламента, но страсти всё кипят. Теперь уже нет единства среди победителей. Карл обречён, и понимает это – чтобы хоть как-то снизить свои противоречия, победители казнят его в 1649 году. Кромвель лично настаивает на казни, поскольку все прочие боятся брать на себя такую ответственность.

А английская смута всё кипит, и конца ей не предвидится. Квакеры, индепенденты, вечно недовольные шотландцы и вечно мятежная Ирландия. Со своей непобедимой, фанатичной армией Кромвель железной метлой проходится по Англии и Шотландии, топит в крови Ирландию. Кажется, армия победила всех? Да, это так. Никто не смеет пикнуть против новых порядков. Но и работать, как работали раньше, тоже не хотят. Сами победители не знают, что делать дальше. Парламент и армия косятся друг на друга. Каждый тянет одеяло на себя, не думая о стране. Если такое положение продлится долгое время, то конец будет плачевным. Что делать? Выяснилось, что парламент сам по себе править неспособен.

Выход один – ставить во главе страны человека, стоящего выше всех сословий и каст. То есть нового республиканского короля. Того, кто приведёт разрозненные и ненавидящие друг друга классы к какому-то общему знаменателю. Но поскольку революция совершалась под флагом борьбы с королевской властью, то назначать нового короля было как-то стыдно, и эту должность назвали «лорд-протектор».

И человек на неё нашелся – это был Оливер Кромвель. Фанатичный протестант, абсолютно неподкупный (кстати, самая королевская черта). Он сплотил английское общество, он стал над армией и над парламентом, защитил побеждённых и ограничил произвол победителей. Появилась перспектива, стал возможен производительный труд. Страна была спасена.

Разумеется, не всё шло гладко. Хозяйственником Кромвель оказался неважным, и казна при нём была пуста. (У прежних «кавалеров» это получалось лучше). Двор лорда-протектора был унылым, лишённым даже намёка на свободу слова (покойный король был более терпимым, чем суровый республиканец). А что касается социальной политики, то суровые протестанты считали, что бедность должна наказываться, а не облегчаться. (Прежний король был гораздо добрее).

В результате народ возненавидел и революцию, и протекторат, и самого лорда-протектора. Стремление вернуться в прежние королевские времена стало всеобщим. Не прошло и трех лет после смерти Кромвеля, как в результате очередного армейского заговора был восстановлен прежний парламент, который предсказуемо вернул короля – Карла Второго. (В 1660 году).

Ликование всей Англии была неописуемым. «Народ короля обретенного видеть желает! Радуются!» Радость была настолько бурной и всеобщей, что сам Карл Второй изумлялся – неужели это та самая страна, где когда-то он прятался от «железнобоких» на макушках деревьев? А теперь сами «железнобокие» готовы были выполнить любой его приказ.

Началась эпоха Реставрации. Останки Кромвеля, умершего за три года до этого, были извлечены из могилы, протащены по Лондону, повешены на виселице, а потом брошены в навозную кучу. Тем, кто подписал смертный приговор Карлу Первому, отрубили головы, причем новый король пытался их спасти, а на смерти настаивали вчерашние пылкие революционеры (в один день ставшие контрреволюционерами – вам это ничего не напоминает?)

«Революцию замышляют гении, делают герои, а плодами её пользуются подлецы» — так сказал Наполеон, проделавший путь от якобинца и корсиканского сепаратиста до императора вся Франции…

Однако, политическая система в Англии продолжала откидывать замысловатые коленца. Английская смута не была изжита полностью. И лишь к концу 17-го века, в ходе так называемой «славной революции» (на сей раз бескровной) всё как-то устаканилось, и политический строй Англии приобрел современные черты. Король, парламент, церковь и лорды пришли, наконец, к общему согласию, и страна обрела дееспособное управление. С этого момента начинается бурный взлёт Англии.

А как же Кромвель и его протекторат? С годами, однако, англичане поумнели и поняли, что лорд-протектор был самым лучшим выходом для своего времени. Не Кромвель начал английскую смуту, но он положил ей конец (по крайней мере, самой активной её фазе). Он сберег страну от полной катастрофы, к которой её вели все без исключения: и квакеры, и просвитериане, и лорды, и купцы. А на большее его не хватило. Стать английским Наполеоном ему было не суждено. (Кстати, французского Наполеона французы любили вовсе не за войны со всей Европой, а за государственную мудрость).

Сейчас Кромвель – уважаемая фигура в английской истории. Ему воздвигнуты памятники. Его именем был назван английский танк времен Второй мировой войны. (Всего было изготовлено 500 штук, в СССР не поставлялся).

Как известно, русская революция началась гораздо позже английской и французской. (Буржуазия тут была гораздо слабее и гораздо зависимее – в том числе от западных «инвесторов»). Возникла смута, из которой был только один выход – режим протектората. И Ленин стал русским Кромвелем – лордом-протектором всея Руси. Разумеется, большинство населения в штыки восприняло его режим, ну да оно, это самое население, точно так же встретило бы на тот момент любую власть. На всех не угодишь.

В тяжелейших условия Ленин сберег страну, и подготовил условия для возвращения императора – Сталина. В этом его величайшая заслуга.

Обсуждение

Один отзыв на «Лорд-протектор всея Руси»
  1. Fyutkbyf:

    Ах, Рахим, расстроили-то как (!!!): «уже немолодая женщина»…

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 31 | 0,163 | Потребление памяти: 12.28 мб |