Что имеем – не храним, потерявши – плачем

05 Ноя 2013,  
Рубрика: СТАТЬИ

«За столом у нас никто не лишний,
По заслугам каждый награждён,
Золотыми буквами мы пишем
Всенародный сталинский закон!

Этих слов величие и славу
Никакие годы не сотрут
Человек всегда имеет право
На ученье, отдых и на труд!

Широка страна моя родная,
Много в ней лесов полей и рек.
Я другой такой страны не знаю,
Где так вольно дышит человек!»

Когда при Горбачёве началась перестройка, из всех щелей повылазили разные недобитки. От ветхих, как сушёный мухомор, белогвардейцев, до свинообразных власовцев и «лесных братьев». Подобная публика, допущенная на телеэкран, радостно травила свои байки. В ту пору это было весьма необычно, и потому на первых порах вызывало интерес. (Как-никак, альтернативная версия истории).
Ну так вот, гляжу я на экран, вижу очередного героя программы «Взгляд», взахлёб поливающего дерьмом советскую власть, и одна мысль у меня в голове: каким образом он выжил в этой ужасной Совдепии? Тем более, что многие из них просидели полжизни в тюрьмах и лагерях.
Помимо «героев» живых, вовсю пропагандировали «героев» уже умерших – ну там вроде Шульгина или Тимирёвой. И тоже наблюдалась подобная картина – отсидев до глубокой стрости, они были выпущены, но под забором не жили и на помойках не питались. Отчего так?

Оттого, что у «Совдепии» был принцип – никто не должен оставаться без крыши над головой и без куска хлеба. Никто! Даже нераскаявшиеся враги. Да, они представляли опасность, но теперь они старые люди, надо дать им квартиру и пенсию. Как и всем советским гражданам. Чтобы можно было на досуге писать пасквили о злобных большевиках и ангелоподобных белогвардейцах.
Вдумайтесь в этот факт. Советская власть бесплатно давала жильё, обеспечивала куском хлеба, бесплатным медицинским обслуживанием людей, которые не только не внесли никакой вклад в нашу экономику, а наоборот, пакостили, как только могли. Тем, кто всю жизнь боролся за то, чтобы наш народ никогда не видел ничего подобного. Тем, кто даже не сумел оценить оказанного им на старости лет благодеяния, а только вякал по этому поводу. («Хрущёба» маленькая, пенсия недостаточная, и т.п.)

Неприкрытый враг Шульгин, член всевозможных белогвардейских «союзов». (Это с него Ильф и Петров написали светлый образ Кисы Воробьянинова в романе «12 стульев»). Любовница Колчака Тимирёва, которую в советское время считали агентом американской разведки, приглядывающей за адмиралом. (В РФ о её жизни снят фильм «Дорогой мой Верховный Правитель» — сопли в сахаре).
Они и им подобные люди (имя им – легион!) вредили нам как только могли. Предавали страну оптом и в розницу. Чтобы потом пользоваться благами, которых они не заслужили.

А теперь представьте себе обратную картину. Гражданская война закончилась поражением красных. (Для чистоты эксперимента будем считать, страна не распалась и Второй мировой войны не было). Часть ленинцев перестреляли, часть попрятали в тюрьмы. Наступил сущий рай: с помещиками и кулаками, с фабрикантами и господами. А также с не коллективизированными богобоязненными крестьянами, незакрытыми церквями и публичными домами. С 12 часовым рабочим днём на заводах, без пошлой бесплатной медицины, но зато с платным образованием.

Прошло много лет, заступили шестидесятые-семидесятые годы. Немногие уцелевшие в тюрьмах ленинцы стали старыми людьми, и уже не представляли никакой угрозы. И их выпустили на волю – чего зря казённую пайку переводить.

Как вы думаете, получили бы освобождённые большевики квартиры, пенсии, бесплатную медицину, и т.п? Наивный вопрос. Просились бы обратно в тюрьму, чтобы не сдохнуть с голодухи под забором. Потому, что подобных вещей в иной, белой России, быть не могло.
К сожалению, мы настолько привыкли за годы советской власти к её достижениям, что перестали их замечать. «Что имеем – не храним, потерявши – плачем». В России стараниями большевиков был построен чисто русский общинный идеал: все сыты, никто не брошен, все друг другу братья и сестры. Во главе страны стоит царь-батюшка, который денно и нощно печётся о благе своего любимого народа. Вокруг него – не зажравшиеся баре-господа, а верные слуги. С проклятыми мироедами ведется неустанная борьба.

Таков, в самых общих чертах, был советский социализм. Разумеется, с теориями западноевропейских классиков такое устройство общества не имело ничего общего. (Большевики просто прикрывали марксизмом давний общинный идеал). Можете смеяться, можете негодовать, но это была единственная жизнеспособная схема устройства русского общества. Именно она обеспечила высочайшие взлёты России – индустриализацию, победу в Великой Отечественной войне, послевоенный рывок. И наоборот, когда страна отходила от неё (при Николае Втором, при Горбачёве-Ельцине-Путине), на нас обрушивались неисчислимые бедствия.

Знаю, что сейчас многие скривятся горько: дескать, автор забыл про жертв коллективизации, «ежовские рукавицы» и т.д. Да не забыл я ничего. Всё было, и невинные жертвы – тоже. Но, тем не менее, общее направление было незыблемым – коммунизм рассматривался как расцвет народной общины, и как только материальные возможности советского общества это позволили, кусок хлеба был гарантирован каждому, а идеал большой патриархальной семьи получил своё практическое воплощение.

К сожалению, в данный момент в России господствует другая идеология. Её адепты называют себя либералами, хотя правильнее было бы называть их мироедами. «Мироед» — этот тот, кто «мир», общество заедает. «У тебя нет квартиры – а ты купи!», «Каждый человек должен иметь миллиард, а кто не имеет, пусть идёт на …», «Тебе жрать нечего, зарплата мала – сам виноват, кто на что учился», и просто, без затей «Каждому – своё!» Мироеды правят Россией уже больше 20 лет. И успешно отучают нас от таких пережитков советского строя, как бесплатная медицина и образование, право на труд и отдых, на пенсионное обеспечение в старости (последний вопрос пока находится в стадии разработки). Их идеал – царская России времен Николая Второго.

Однако, в настоящее время имеется одна организация, которая в наибольшей степени сохранила дореволюционную структуру. Это – РПЦ, Русская Православная Церковь. Трудовые отношения внутри неё не менялись с позапрошлого века, если не больше. Как это выглядит на практике? Скверно выглядит.

К примеру, не так давно у нас во Пскове остался без жилья один старый-престарый поп. Его супруга умерла, старый дом совсем развалился. И остался батюшка бомжом… Хорошо, хоть пенсию по старости лет государство платит. (Спасибо советскому пережитку – при царе пенсии полагались только чиновникам).

Вы спросите – как такое возможно, ведь сейчас церковь очень богата? Только и слышно: то один смиренный инок на своём роскошном «бентли» дорожных рабочих задавил, то бедного иерея обокрали – сейф с драгоценностями вынесли. А тут такая нищета…
Дело в том, что хотя деньги в церкви действительно есть, но эта структура поражена либерализмом. То есть делиться не хочет даже со своими. «Я ем свой, а ты подальше стой!», «Кому что Бог даёт».
Как правило, «Бог» даёт немыслимую роскошь придворным монастырям и храмам. А рядом, в деревнях, стоят полуразвалившиеся церквушки, и разноцветные бельевые веревки свисают с колокольных языков. «Каждому – своё!» Потому одни попы и монахи лопаются от жира, а другие шатаются с голоду. И все они – дети одной Церкви? Даже не верится.

И вот эту организацию, которая не хочет дать квартиру даже своему старому попу, не нажившему денег, нам хотят преподнести как пример для подражания? Да в советском жилищном и трудовом кодексе, на мой взгляд, больше святости, чем в подобных «исконных» обычаях. Теперь понятно, почему Церковь не смогла удержать народ от мятежа сто лет назад?

x_7172593a

Пользуясь случаем, позвольте поздравить вас с очередной годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции: её хоть и делали безбожники, да по Божьему повелению…

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 25 | 0,424 | Потребление памяти: 43.55 мб |