Поездка в русскую Венецию

02 Ноя 2018,  
Рубрика: СТАТЬИ

Скажу сразу, что поездка в Новгород поставила передо мной небольшой вопрос: как писать обо всём увиденном? Господин Великий Новгород – обладатель богатейшей истории, если подробно рассказывать о каждом храме и монастыре, то выйдут обширные тома. К тому же я невеликий знаток Средних веков, и мои опусы никому не будут нужны.

Сделать основной упор на своих «ощущениях», как пишут модные блогеры? А кто я такой, чтобы кому-то были интересны мои «чуйства»? К тому же лирические «переживания» — не мой жанр.

Поэтому я решил быть кратким, написать только о том, чем был Господин Великий Новгород в старину, о его отношениях с остальной Русью. Чем были хороши древние новгородцы, что в них не нравилось прочим русским, и почему этот город подвергся завоеванию, как вражеское государство. Ну и совсем коротко – сравнить его со Псковом. Ну а если кто заинтересуется историей всерьёз, то может прочесть серьёзные исторические труды, от Карамзина до наших дней. Итак, приступим.

Дорога

Наш экскурсионный автобус мчался сквозь утреннюю промозглую серость. Вокруг клубился туман, местами на земле белел иней. Потихоньку начинал брезжить серенький рассвет. Небо было затянуто тучами.

Дорога была почти пустой, лишь изредка встречалась одинокая автомашина. Да, автомобильное сообщение между Псковом и Новгородом нынче невеликое. Оба города нельзя назвать большими. Население их медленно сокращается.

Постепенно туман стал подниматься вверх, и вскоре совсем исчез. Тучи на небе пришли в движение, и сквозь их прорехи стало выглядывать солнце. Впрочем, так по настоящему и не выглянуло, и день был довольно серым.

Проехали Порхов, и на много километров протянулась чисто сельская местность. Места эти теперь мало обжиты, кажется, даже в средние века тут жило больше народу, чем сейчас. Впрочем, особо кошмарных впечатлений придорожный пейзаж не оставил: как-никак, уже не 90-е годы, многие развалины разобрали до основания, другие заросли молодым лесом, так что вид был ничего. Было даже несколько обработанных полей.

Но вот уже Новгородская область. Сольцы, Шимск – названия райцентров знакомы по истории Великой Отечественной войны. Летом 1941 года тут развернулось крупное сражение. Наши войска пытались окружить и уничтожить немцев, но сами попали в «котёл». Не такой крупный, как в Киеве или Минске, но дорога на Новгород после этого немцам была открыта. Кстати, в этих же краях фрицы захватили первую советскую «катюшу».
А сам Новгород был захвачен немцами, и пробыл под оккупацией целых 29 месяцев. Причем линия фронта проходила всего в двух километрах от города (сейчас это городские окраины). Представляете? Целых два с половиной года наши стояли под Новгородом, видели его, но освободить не могли, хотя и очень старались.

(Прошу прощения, немного отвлекусь от основной темы. Поляки очень любят обвинять Красную Армию в том, что она якобы специально не пришла на помощь Варшавскому восстанию в 1944 году, и стояла под стенами города аж пять месяцев! Если они будут говорить вам это, приведите пример Великого Новгорода, и скажите, что большевики также специально хотели уничтожить побольше советских городов. С дураками только так и надо разговаривать – по-дурацки).

Когда немцев, наконец, прогнали, то от Новгорода почти ничего не оставалось. Город был разрушен до такой степени, что не вошел в число 15 древнерусских городов, подлежащих немедленному восстановлению (Псков вошел в этот список). Поначалу решили вообще не восстанавливать его, а построить в другом месте. Но новгородцы сказали: нет, это наш город, здесь жили наши предки, его надо отстроить заново, и не где-нибудь, а тут. И сталинская власть согласилась, «пошла на поводу у толпы».

Начало Новгорода

Сам Новгород, по крайней мере, его «старая» часть, застроенная в советское время, производит хорошее впечатление. Дома старались возводить из кирпича, и чтобы каждый квартал, каждый дом чем-то отличался от соседнего. Ничего не скажешь, думали о людях. Всё это резко контрастирует с современной застройкой на окраине города – тупые бетонные джунгли, однообразные, как патроны в обойме, ни кустика, ни деревца. И, к тому же, заселенные только наполовину: у народа нет денег на покупку даже таких квартир. Впрочем, тот, кто их проектировал и строил, сам предпочитает совсем другое жильё.

Удивляло, как мало народу на улицах города. Даже в центре, в выходной день, улицы были почти пустые. Только в кремле расхаживали толпы туристов.

Наш автобус прибыл на площадь перед кремлём. Вдоль неё выстроились сувенирные ларьки. Покупаю безделушку на память, и спешу обратно – экскурсовод уже в автобусе.

О поездке скажу только, что мы побывали в Перумовом скиту, в Свято-Юрьевом и Варлаамо-Хутынском монастырях. Кому интересно, может найти материал по ним в Интернете. Ну а я скажу пару слов про весь Новгород.

Основали этот город в те времена, когда в Чернигове ещё не стоял Спас, в Пскове – Святая Троица, а на Руси не водилось племя хроникёров-летописцев. Ясно только, что очень давно. Кто основал, тоже не вполне ясно. В старину эти края были многонациональными (ну, как современное Поволжье). Племя словен доминировало над прочими, и его язык, обычаи постепенно стали всеобщими. С годами из летописей исчезли словене, кривичи, мерь, водь, чудь, а появились русские, живущие в Новгороде, Пскове, Ростове.

Не вполне ясны также взаимоотношения местного населения со скандинавами. Вполне возможно, что они были то мирными, то враждебными, скандинавская династия то правила Новгородом, то свергалась. Но, в конце концов, местные варяги утратили связь с метрополией, обрусели, и уже ничем не отличались от окружающего населения. Конец эпохи викингов ознаменовался гражданскими войнами в Скандинавии, и им стало не до заморских земель.

По подсчётам учёных, за весь скандинавский период через Новгород было перевезено около восьмидесяти тысяч тонн серебра (основная валюта того времени), и часть его осталась в городе. Так что Новгород был богат, очень богат. Через него шёл важный торговый путь, уж не знаю, из варяг в греки или ещё куда. Но именно торговля сделала Новгород тем, чем он был – процветающей купеческой республикой, этакой русской Венецией. Это и прославило город, и сыграло роковую роль в его судьбе.

Надо сказать, что в те времена, когда ещё не было федерального центра, все доходы оставались на местах. Поэтому одни города, которым больше повезло, лопались от жира, другие … последний кусок хлеба без соли доедали. Новгород был в числе первых.

Сами посудите. Берег озера Ильмень, куда впадете множество рек и речек. Прекрасные транспортные артерии того времени, обеспечивающие связь со всем русским севером, и со Скандинавией. Весьма полноводная река Волхов – дорога в центр Руси. Если тут поставить город, да обзавестись сильной дружиной, контролирующей местное население и водные пути, то можно жить безбедно. Купцы приедут и заплатят налоги, а самим можно посылать экспедиции в Югру, в Пермь, и даже за Камень (Уральские горы). К тому же тут относительно безопасно – сильных соседей поблизости нет.
Все эти мысли пришли мне в голову, когда я стоял близ Свято-Юрьевского монастыря и смотрел на Ильмень-озеро. По Волхову шел прогулочный теплоход, множество лодок с туристами сновали туда-сюда. И вспоминалась икона о чудесах Варлаама Хутынского, на которой изображен средневековый Новгород, и рыбаки в лодках…

Какое счастье, что связь времен не прервалась, что город остался на старом месте!

Великий Новгород

Ладно, в сторону лирику, продолжим дальше.

Таким образом, Новгород стал Великим после того, как здесь появилась сильная военная дружина во главе с толковым князем. А кем был этот князь – словеном или скандинавом, не суть важно. Почти одновременно в эти места стали проникать славяне с юга и викинги с севера, так что им пришлось тут уживаться вместе. Летописи говорят, что поначалу правили викинги – народ хваткий, торговый, и с военным делом знакомый хорошо. Потом якобы местные восстали, и «прогнали варягов за море» (то ли за Балтику, то ли куда поближе, за Ильмень). Но вскоре среди местных пошли раздоры и войны, начался бардак и голод, и якобы они попросили варягов вернуться. Пришли три брата, Рюрик, Трувор и Синеус, и с тех пор начинаются времена исторические. Так ли это было, кто знает, но скандинавские вещи попадаются часто на русском севере: значит, варягов тут жило немало.
Как бы то ни было, главное, что Новгород рос и крепчал век от века. И стал он ужасно силён, до того силён, что вытребовал себе право самому выбирать князя, и даже Ярослав Мудрый не мог помешать этому. Формально он признавал власть Киева, но только формально. А потом, с упадком Киевской Руси, и вовсе вышел из-под всякого контроля. Князь тут был чем-то вроде военного менеджера, не имел права вмешиваться во внутренние дела, и даже жил за городом. И менялись князья тут часто, в среднем раз в два года. В конце концов, они махнули рукой на богатый, но ненадёжный престол, и прекратили попытки подчинить город своей власти.

Возникла купеческая республика, что-то вроде русской Венеции. Нет, я понимаю, что в средневековой Венеции правил дож и совет олигархов, а в Новгороде – вроде бы народное вече. Вот только народного на вече век от века оставалось всё меньше и меньше. В конце концов, республика в Новгороде стала ширмой для олигархии, что и ускорило падение великого города.

Мог ли Новгород победить в противостоянии с Москвой и стать столицей России? Нет, не мог. Хотя бы потому, что ему это не надо было. Купеческие республики могут быть богатыми. Могут быть сильными. Но они совершенно не способны объединить страну и повести народ за собой.
Та же Венеция была сказочно богата. Она была в экономическом плане очень мощной. Эта купеческая республика успешно отбивалась от всех врагов, и даже воевала с самой Османской империей. Но она и пальцем не пошевелила, чтобы объединить Италию, хотя там для этого были все условия. (Достаточно было перекрыть перевалы в Альпах, чтобы избавить страну от вторжений с севера, а флот Венеции отбил бы любой натиск с моря).
Вся беда была в том, что Венеции единая Италия была не нужна. Она охотно посылала войска на другой конец Средиземноморья, строила там крепости, но ничем не помогала другим итальянцам. В результате по Италии шлялись банды кондотьеров, французы, арабы, немцы, испанцы, разоряя страну. И на фоне этого расцветала культура Возрождения, мастера творили настоящие шедевры. Север страны занимали купеческие республики, а юг был в полной… ну, скажем, заднице. Италия объединилась только в середине 19-го века.

Такая же судьба ждала бы и Россию, если бы Новгород одолел Москву. Победить татар с помощью Новгорода, его методами – это утопия.
Нет, в период своего расцвета (а это длилось несколько веков) Новгород был очень силён. Он воевал с западными армиями – немцами, шведами, датчанами – пусть не совсем успешно (Прибалтику пришлось оставить), но выход к Балтике сохранял. Дружины киевские, владимирские, тверские (одно время Тверь боролась за господство на Руси) приходили под его стены и отходили, не взяв город.

Конец самостоятельности Новгорода

C годами сила уходила. От него отделился Псков и образовал собственную купеческую республику. (Что бы там не говорили летописи, какие бы мнимые и реальные обиды не перечисляли, я думаю, что основной причиной отделения было нежелание псковичей отправлять часть доходов в Новгород).

От него отделилась Вятка – новая самостийная республика, враждебная бывшей метрополии. Потом шведы вышибли новгородцев с Балтики, и вернуть выход к морю уже не удалось.

Военная сила Новгорода слабела, зато как на дрожжах росли тогдашние ЧВК (частные военные компании), которые назывались ушкуйники. Эти профессиональные речные пираты, конечно, ненавидели татар, и даже ограбили однажды столицу Золотой Орды (пока там войска не было), но точно также они грабили и русских. И, зачастую, продавали пленных в ту же самую Орду. Прочие русские их боялись и ненавидели, как бандитов. После каждого рейда ушкуйников в Москву приходили жалобы, и Великий Князь начинал показывать Господину Великому Новгороду, кто на Руси хозяин. В этих войнах Новгород обычно бывал бит, и выплачивал огромные контрибуции. (ЧВК «ушкуйники» не могли тягаться с московскими дружинами, и все колотушки от москвичей доставались обычным новгородцам).

Стремясь насолить Москве, Новгород поддерживал междоусобные войны на Руси, и знаменитый Шемяка (помните выражение «шемякин суд») нашел приют именно здесь. Самостийность Новгорода это, впрочем, не спасло, зато Москву обозлило до крайности.
И не надо думать, что в Новгороде был такой уж рай. Как и все русские области, Новгород вёл широкую торговлю рабами, и бывало, что после удачного похода на соседей рабов тут продавали дешевле, чем поросят. Везло тому, кто оставался на Руси, но основную часть всё же сбагривали мусульманским купцам, в вечное, пожизненное рабство… Этого тоже нельзя забывать.

В общем, эта купеческая республика, этакая русская Венеция, самоустранилась от национально-освободительной борьбы русского народа. Дескать, мы сами по себе, и идите вы все куда подальше. («Новгород не вотчина великого князя, Новгород сам себе господин!») Прислать свою сильную дружину на Куликово поле они не соизволили, и вообще, ждать от них помощи было бессмысленно.

Пока Русь лежала в руинах, такая политика себя оправдывала. Но вскоре московские князья заявили о претензиях на общерусскую власть. Москва широко оповестила прочие русские земли о том, что прежняя столица – Киев – оказался за границей, Владимир пришёл в упадок, и теперь начинается её время. Должно же быть на Руси порядок и единство, должен быть стольный град!

Известие это доходило до всех по разному: кому через голову, кому через другое, менее приличное место. Псков, кстати, сразу принял новый порядок на Руси, а вот Новгороду пришлось его вколачивать.

Вся беда была в том, что в таких вот олигархических республиках количество корыстолюбивых себялюбцев всегда зашкаливает. Каждый прыщ думал только о своём кармане, до общегородских интересов им не было дела. Даже войско новгородское со временем зачахло – денег на него «не было». Новгород уже не мог воевать с сильными соседями – с Москвой, Литвой, Швецией, которые потихоньку обкусывали его владения. Стремясь компенсировать потери, олигархи грабили инородцев на Севере, а также усиливали классовый гнёт в самом Новгороде. На это их домашних армий ещё хватало.

Лет за двадцать до Шелонской битвы (1471 год) летописцы уже фиксируют резкий рост народного недовольства в новгородской земле. Блатота и крутота под боярской крышей бесчинствуют в деревнях, разоряют народ. Кругом злоба и проклятия на весь Новгород.

А как же вече – вроде бы народная форма правления? Ну, народным оно было разве что во времена Гостомысла. К тому же право голоса там имели только коренные новгородцы, а все прочие оного были лишены. (Ну, примерно как патриции и плебеи в Древнем Риме). С годами бояре взяли там полную власть. Появилась политическая борьба, возникли партии и так называемые «профессиональные новгородцы» — те, кто за малую плату торговал своими голосами и новгородской «пропиской». Теперь поняли? Сами уже четверть века при сходной системе живём.

Взаимоотношения с Москвой стали просто истеричными. В 1460 году Василий Тёмный прибыл в Новгород с сыновьями Юрием и Андреем. Новгородцы собрались у Святой Софии на вече и требовали убить гостей. Но убоялись мести от старшего сына, Ивана. Это лишь один пример, но весьма характерный.

Московские князья смеялись над новгородскими психами, и присылали им письма с кроткими увещеваниями. В ответ – новая порция истерик. Бояре говорили великому князю, что Новгород оскорбляет его достоинство. Примечателен ответ Ивана Васильевича (Ивана Великого): «Волны бьют о камни и ничего камням не сделают, а сами рассыпаются пеною и исчезают, как бы в посмеяние. Так же будет и с этими людьми – новгородцами».
В последней жалкой попытке отстоять независимость новгородцы позвали на помощь Литву. Это было не только попыткой сбежать из Руси, но и прямой изменой православию. (Литва была католической, и, конечно, не потерпела бы на своей территории иную веру, тем более, веру своего геополитического противника. Что мы видим сегодня на примере Украины).

Но Литва уже боялась Москвы и не решилась начинать крупную войну за Новгород. Приглашённые литовские войска быстро убрались из города, только выманили кучу денег у бояр, да ограбили простых новгородцев.
А потом была Шелонская битва. По новгородским источникам, их войско геройски сражалось и уступило только после трудного, долгого боя. По московским же летописям новгородцы не продержались и полчаса, были разбиты вдребезги. И хотя численность войск была примерно равной, в московском были профессиональные воины, а в новгородском преобладали простолюдины – каменщики, плотники, кузнецы – народ к военному делу непривычный. (Блатота и крутота новгородская как-то побоялась выходить на бой с москвичами, погнали фраеров).

После этого Новгород стал обычной русской областью. Правда, с драматической судьбой. Его купеческая республика стала его проклятием, и неоправданный разгром, который Иван Грозный через сто лет учинил городу, был местью прошлым векам…

Смутное время

В ходе Смутного времени шведы захватили Новгород. (О Псков они обломали зубы). Обстоятельства этого не совсем ясны. Новгородцы говорят, что из-за предательства одного человека. Якобы, некий шваль (портной) открыл им ворота. Имя это с тем пор на Руси стало нарицательным. Но шведы уверяют, что новгородцы после первых, удачных для них боёв стали праздновать победу раньше времени, перепились, и за это поплатились. И хотя навсегда закрепить этот город за собой шведы не могли (да и не питали подобных иллюзий), возвращен он был по только по Столбовскому миру, и притом в самом ограбленном состоянии.

Великий Новгород сегодня

Действительно, экскурсионные поездки – великая вещь! Одно дело – читать про давние события, и совсем другое – видеть собственными глазами Ильмень-озеро, смотреть, как по Волхову плывут кораблики. Вот могила Державина в Варлаамо-Хутынском монастыре (помните школьное: «Старик Державин нас отметил, и в гроб сходя, благословил…») Вот братские кельи, в которых останавливался Иван Грозный. И металлический голубь, символизирующий Святого Духа, сидящий на кресте Святой Софии…

В Грановитой (Владычной) палате мы осматривали новгородские древности – ничтожно малую часть городских сокровищ, доведшую до наших дней. Поражало мастерство изготовления ювелирных изделий, церковной утвари. Новгородские мастера соперничали с московскими, и, кажется, выигрывали.

По словам экскурсовода, раньше в Новгороде была очень сильная школа реставраторов. Но по всем понятным причинам она почти исчезла в начале 90-х годов. А окончательно её добил пресловутый закон о торгах. Теперь всякий, кто согласится на меньшую плату, имеет право реставрировать что угодно. Рынок, что поделаешь. Будем надеяться, что жадность и наглость – хорошая замена профессионализму и трудолюбию.

Берестяные грамоты – заговорившие свидетели той, давно минувшей жизни. Причем жизни не боярской, не княжеской, а простого народа. И кусок мостовой, выложенный каменными плитами: подлинный, на котором собиралось новгородское вече. Удивляло, что средневековая мостовая в Новгороде была сработана гораздо лучше, чем современная – в псковском кремле.

Кстати, хотя экскурсовод и говорил о богатстве новгородских церквей, я почему-то никакого богатства не заметил. По-моему, во Пскове церкви гораздо богаче. Ну да ладно, это не нашего ума дело. Но стиль псковской архитектуры совсем другой, отличный от новгородского.

Вообще, новгородский кремль производит очень сильное впечатление. Там много памятников и выставочных залов, в отличие от псковского кремля, где только собор и стены. А вот памятник тысячелетия России меня почему-то не особенно взволновал. Да и политизирован он слишком сильно: центральное место занимает фигура Петра Первого, Ивана Грозного нет вовсе. Хотя Пётр кровушки полил не меньше, чем Иван (если не больше).
А теперь выйдем из кремля через другие ворота. Какой простор! Какая панорама! Горбатый мост через Волхов, а с него такие виды, что дух захватывает. И зачем люди едут куда-то на другой конец глобуса, там сидят безвылазно в туристической зоне, боясь высунуться, по возвращении долго лечат тропические болячки, когда тут, под боком, такая красота! И ходить можно где угодно, не опасаясь, что карманы обчистят или башку отрежут.

Но время бежит, не останавливаясь. Хорошо тут, однако, пора на автобус. Прощай, Новгород, Бог даст, ещё раз свидемся. А нам пора во Псков. От этой поездки остались фотографии на память. Смотрите и вы, уважаемые читатели.
Рахим Джунусов

P. S. Ну вот, заболтался, и забыл сказать самое главное. Когда экскурсия уже подходила к концу, я спросил экскурсовода, правда ли, что за зданием обкома (или, по современному, администрации) стоит памятник пионеру-герою Лёньке Голикову с автоматом. Экскурсовод улыбнулась (поняла, отчего я задал такой вопрос), и ответила, что правда.

А дело в том, что среди новгородцев с советских времен ходит такой анекдот. Памятник Ленину в Новгороде стоит не совсем обычно. Обычно Ленин как бы выходит из здания, лицом к народу, спиной к обкому. А в Новгороде Ленин обращён к зданию лицом. Вот собрались раз новгородцы, и спрашивают его: «Отчего это вы, Владимир Ильич, к народу спиной повернулись?» А он им отвечает: «Народ – это ещё что, а вот за ними глаз да глаз нужен!» — «Так там же сзади черный ход есть». – «Ничего, там у меня Лёнька Голиков с автоматом поставлен!».

Обсуждение

Отзывов: 2 на «Поездка в русскую Венецию»
  1. Нет слов! Написал «вкусно», текст читала с удовольствием и интересом, а снимки хороши, жаль, что не было солнца, но всё равно порадовал и удивил тем, что город Новгород показан каким-то другим, более волшебным. Не любишь лирику, а получилось все наоборот: лирично, с душой, с теплом и с любовью к истории, написан текст.

  2. Читатель:

    Хорошая и информативная статья, спасибо!

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 52 | 2,831 | Потребление памяти: 44.45 мб |