Немного честная книга. Часть 2

08 Июл 2017,  
Рубрика: КНИЖНАЯ ПОЛКА

Признаться, когда я начал читать «Ложится мгла…», то подумал – вот книга, ничуть не слабее, чем «Тени исчезают в полдень». Только написана с других позиций, с другой стороны фронта. Ну да ладно, это ничего, среди контриков тоже неплохие люди встречались. Пусть говорит, что думает, лишь бы эта книга служила делу примирения и национального согласия. Но очень скоро стало ясно, что между этими книгами нет ничего общего.
Уважаемые читатели! Заметили ли вы, что в советской литературе практически нет проклятий по адресу царской России? Ну, ругнут прежний строй раз, ругнут два, и перестанут. К примеру, много ли проклинал Российскую империю хрестоматийный Павка Корчагин? («Как закалялась сталь»). А герои «Поднятой целины»? Или персонажи «Двух капитанов»?

Зато герой «романа-идилии» только и знает, что проклинать Советскую власть. Поначалу – вполне умеренно, потом всё больше и больше, а в конце роман вырождается в демократическую агитку а-ля Старовойтова и Новодворская. Буквально на каждой странице – шпилька (дамская) в адрес погибшего социализма, а то и не одна. Ерунда, что СССР давно уже мертв, и перспектив на его возрождение не просматривается. С каждым годом господа Чудаковы и им подобные злятся на покойника всё больше и больше. Сто шпилек в задницу Советской власти!

Отчего так происходит? От безделья.

Советским героям некогда было злобствовать по адресу почившей Российской империи – они были заняты делом, они строили новый, свой мир. На злобствования у них времени ни оставалось. Вы можете себе представить, к примеру, чтобы Павка Корчагин только тем и занимался, что вспоминал все грехи царской власти? Или чтобы герои книги «Тени исчезают в полдень» не сеяли, не пахали, а только ныли, как им плохо жилось до революции? Да кто же тогда стал бы читать подобные книги! Кому они были бы нужны!

Зато главный герой «Ложится мгла на старые ступени» не сеет, не пашет, железную дорогу не строит, а только рассказывает о своих мыслях и чувствах. Как он жил в Чебачинске, а потом поехал в Москву поступать в институт. Да ладно бы только своих, но создаётся впечатление, что он начинает петь с чужого голоса, и этот голос – дамский.

Начало книги – просто великолепно. И если бы автор удержался на том же уровне, то роману не было бы цены. Но уровень неуклонно падает, роман искусственно удлиняется. Процентов шестьдесят, как минимум, можно смело выбрасывать за ненадобностью. Кстати, если бы автор так и сделал, то получилась бы вполне приличная книга. Которая, к тому же, обладала бы мощный антисоветским зарядом. А так – весь пар ушёл в гудок, в демократические пустяки и насквозь лживые агитки, которые можно «расщелкать» без труда.

Такое впечатление, что под влиянием первых удачных глав «муза» автора размечталась о славе, премиях и т.п., ну и включилась в работу. А что бывает, когда пишут одно письмо всем колхозом? «Ваш сын – дядя Шарик!»

В результате получилась немного честная книга. Но только немного.

По поводу её честной части. Да, я ещё застал тот быт, который описан в романе. Почти всё мне хорошо знакомо, хотя наша семья отнюдь не была ссыльной. В то время так жило большинство народа, независимо от политических убеждений.

Надо сказать, что жизнь в Чебачинске была довольно «курортная». Семья автора жила не в бараке, а в своём доме (лес был дармовой), рядом было прекрасное озеро, лес, грибы-ягоды. Каждой семье давали по пятнадцать соток чернозёма, и не запрещали прихватывать больше. (И всё это – без всякого земельного налога!)

О таких райских условиях сейчас можно только мечтать.

И, тем не менее, непрекращающийся скулёж на тему: «какая плохая Советская власть».
Нет, я понимаю, когда Советскую власть не любят дед с бабкой. Они до революции жили совсем неплохо, они многое потеряли, в том числе – гибель своих родственников. Они недовольны социализмом, но им простительно, они – пострадавшие.

К тому же люди они хорошие. Дед всё знает, всё умеет, его приглашают на любую работу. Бабка постоянно кормит всяких несчастных бедолаг. И, наверное, поэтому судьба хранит их, и аресты обходят семью стороной, несмотря на их длинный язык и нескрываемую неприязнь к Советской власти.

Я с удовольствием читал про тогдашнюю жизнь, узнавая в книге многие знакомые детали. К примеру: «К казахам относились не враждебно, но к администраторам и врачам из «хозяина страны» предпочитали не обращаться». Да, всё так и было, и не только в то время. А уж учителя казахского языка в русских школах – это вообще был ходячий анекдот. (Специально таких клоунов, что ли, набирали?)

Кстати, тот факт, что в Чебачинске дети были как бы вне этического поля, вовсе не является грехом Советской власти – так было повсеместно. В ту пору отношение к детям было другим. (Вы вспомните царскую Россию с её патриархальными нравами и порками детей по субботам). И потому, наверное, дети тогда стремились повзрослеть.

Я, когда читал роман, делал выписки, отмечал особо сомнительные выводы автора. Но потом бросил это дело – роман буквально нашпигован всякой ерундой, и если опровергать каждую, придётся написать книгу ещё большего объёма.

К примеру, глава «Отважный пилот Гастелло» — враньё полное. Нет, и у нас по вечерам собирались посидеть «на бревнах», и у нас любили поболтать, но чтобы солдаты-фронтовики обсуждали такие темы – я не могу поверить. У солдат всё было проще, автор вложил демократические мифы времён Горбачева в их речи.

История с Анной Герман – тоже полная выдумка. Во времена Горбачёва демократы особенно изощрялись во вранье, и про эту певицу – тоже. Сейчас можно без труда прочитать в Интернете её биографию, и понять всю ложь «прорабов перестройки». Добавлю лишь, что уехав в Польшу, Анна ни единым словом не оскорбила советский народ. И поэтому мы так тепло её принимали всякий раз, она стала подлинно народной певицей в СССР. Анну Герман невозможно представить строчащей гадостные мемуары на тему – как плохо мне жилось в Союзе, и какие там все сволочи.

Зато вовсю злобствовали всякие «диссиденты», окопавшиеся в своих уютных московских квартирах. Мне особенно понравилось одно место в «Ложится мгла…». Там, где автор рассуждает о школьном образовании и о детях. Дескать, во времена Пушкина в Царскосельском лицее собирались лучшие дети России, одни гении и таланты. А что сейчас (при Советах)? Собираются дети рабочих и крестьян в школу, и каждый усугубляет тупость другого.

Какая великолепная порция адской любви к ближнему своему! В этом и есть всё отношение демократической тусовки (и заискивающей перед ней творческой интеллигенции) к собственному народу.
Кстати, автор романа – филолог по образованию, почему он не читал записки Мартына Пилецкого, директора этого самого Царскосельского лицея? А может, читал, да решил слукавить, рассчитывая на невежество своих читателей?

Насчёт филологии. Невероятно, но в романе нет никаких ссылок на Гиляровского, на Глеба Успенского, на Энгельгардта. Автор не может не знать эти фамилии, так почему же он ни словом не упомянул их? Может, потому, что из их книг предстаёт совсем другой, далеко не такой благостный образ царской России? (Гиляровский писал об обитателях московского «дна», Глеб Успенский известен своими «Нравами Растеряевой улицы», а также написал много очерков из крестьянской жизни, Энгельгардт в своих записях приходит к мысли о необходимости коллективизации на селе).

По сути, главным героем «романа-идилии» является дед. Дед из сословия священников, поп потомственный, которому революция помешала реализоваться по специальности. Так почему же он не сказал внуку, что за напраслину грешникам прощаются многие грехи? (Или сказал, да внук «забыл»?)
Советская власть грешна. Да, грехов у нас хватает. (Как, впрочем, и у всякой власти). И покаяться есть за что. Но это не означает, что всякая демократическая тусовка может возводить на нас напраслину, выдумывать несуществующие грехи, и требовать за них покаяния (перед ней, что ли?)

Вот так и вышло с романом. Он мог стать мощным антисоветским произведением, если бы автор писал только то, что видел сам. Но он поддался искушению, навешал на Советскую власть всех собак, обвинил во всех грехах – и вышел пшик, а не роман. Немного честная книга, не более того.

Обсуждение

Один отзыв на «Немного честная книга. Часть 2»
  1. Рецензия интересная. Постараюсь еще раз прочитать книгу и повнимательнее. Вы абсолютно правы в том, что с середины книги текст уже не хочется читать и не поняла — почему. Ваша рецензия помогла разобраться в некоторых деталях. СПАСИБО ВАМ ЗА ЭТО!

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 29 | 0,315 | Потребление памяти: 43.46 мб |