Вербный понедельник

09Прошло Вербное Воскресенье, и наступил понедельник. Разбежались тучи, выглянуло солнце, и природа сразу повеселела. И хоть поля ещё бурые от прошлогодней травы, а на деревьях нет никаких листьев (распустились только «барашки» на вербах и ракитах), весна чувствуется.

К сожалению, первыми её почуяли клещи – уже есть покусанные ими, в том числе с подозрением на энцефалит. Щука нерестится на отмелях, начался жор у карася. В лесах уже вовсю покрикивают дрозды. С трубным кликом пары журавлей облетают свои владения перед тем, как сесть в гнездо. В голодные послевоенные годы эти птицы спасли немало людских жизней – хоть мясо и жесткое, и невкусное, но тогда выбрать было не с чего. Поголовью журавлей в ту пору был нанесён огромный урон, восстановилось оно лишь через много лет. К счастью, сейчас эти птицы вне опасности, значительно размножились, и увидеть их полёт совсем не диво.

Цапля «плывёт» в воздухе, как лодка, аист парит и кружится, а полёт журавля тяжёлый, но самый быстрый.

В понедельник утром наша группа «Поиск» ехала на Погостище. На небе были лишь отдельные легкие облака, от земли поднимались испарения. Солнечные лучи отражались от миллионов гладких травяных стеблей, и давали общую засветку – небольшую, но для фотоаппарата ощутимую.

На буром поле, близ мочила, выделялся черный силуэт кроншнепа – эту осторожную птицу не сфотографируешь, как только машина остановится, он сразу же улетит. Из кустов за нами следила лисица. Всё, как обычно.

Без происшествий доехав до нужного места, мы долго выбирали, где поставить «уазик» — сухой травяной покров доверия не внушал. Наконец, выбрали участок с минимальной растительностью, надели рюкзаки, и продолжили путь пешком.

На подходе к Барским Прудам мы увидели следы кабанов – своими рылами они перепахали целое поле. (На фотографии лишь малый участок). Земля в этом месте была черная, жирная, так что кормиться им было чем. Радует, что, несмотря на всякие страшилки про ужасную «африканскую чуму», дикие свиньи живут себе и помирать не собираются.

01

02

Барские Пруды уже очистились от льда, и воды с шумом вытекала через бобровую плотину. Хаток не было видно, что вполне понятно: берега крутые, бобры в таких местах роют норы. Если поискать, можно найти и подходы к этим норам, и вентиляционные отверстия в земле.

Но мы этого делать не будем, не за этим сюда пришли. Пусть бобры не беспокоятся. Сделав небольшой перекур, мы продолжили путь.

03

04

В небе прошла целая группа вертолётов. Хорошую погоду и летчикам упускать нельзя, видимо, летят на учения. А вертолёты-то все новые, самые современные…

05

Придя к месту, мы сбросили рюкзаки. Набрали в чайник воды из ручья. Теперь бы вскипятить чаю, но как это сделать, когда даже окурок нельзя бросить просто так, надо его «хоронить», чтобы не было пожара?

Однако, и в такой ситуации можно выйти из положения. Первым делом надо найти место, где нет ветра – меж холмов, возле зарослей ракиты и т.п. Сухая трава вспыхивает, как порох, ветер моментально раздувает огонь, так что сами понимаете.

Найдя местечко потише, роем яму с обваловкой. Проверяем её металлоискателем. (Недавний подрыв дорожных рабочих близ Пскова объясняется тем, что они сжигали срубленные кусты, а в земле оказался снаряд). Если всё нормально, разводим огонь и ставим на него чайник. Но даже в этом случае смотреть за огнём надо в оба глаза, чтобы случайный уголёк не выскочил из костра!

017

Попив чаю, мы забрасываем костёр землёй и расходимся в поиск. Михайлыч, Денис и Саня идут в одну сторону, Валера, Сергей и автор этих строк – в другую.

Солнце подымается всё выше и выше, становится всё теплее. Градусов пятнадцать, а то и больше. Где-то за деревьями кричат журавли. В небе раздаётся «блеяние» — это бекас, немая птица, пикирует и шумит так своими перьями.

Мы обследуем прибором местность, и выкапываем то «розочку» от взорвавшейся «катюши», то куски железных ящиков, то колючую проволоку. Понемногу мы забираемся выше и выше, и выходим на гряду, окаймляющую Юдинский Мох. В 1944 году тут шли тяжёлые бои, о которых сочли нужным вспомнить лучшие танкисты Германии (но которые были прочно «забыты» советскими историками). И хотя мы основательно очистили эту местность (нашли тут останки свыше тысячи красноармейцев), кое-что найти ещё можно.

Дело в том, что нам надо забрать останки одного советского воина. Нашли его не мы, нашли его совсем другие люди. Кто такие? А я что, знаю? Главное, они не раскидали и не уничтожили останки (бывает и такое), а собрали их в мешок и сообщили нам координаты места – на гряде, под вербой. И спасибо им за это, кто бы они не были.

Вот уже видны старые окопы. Почему-то цветы любят такие места, слово жизнь стремится изгнать всякую память о смерти. На брустверах желтеет мать-и-мачеха, а сам боец был найден где-то рядом…Вот и верба, и воронка рядом с ней. Мешок с останками стоит на указанном месте.

06

07

010

09

Бывают же такие совпадения! Я не смог срезать ветку вербы к Вербному Воскресенью, зато теперь «дарю» читателям снимок этого дерева, выросшего на самой линии фронта.

Уложив мешок с останками в рюкзак, мы стали исследовать траншеи. Вот валяются выкопанные гильзы от снарядов, вот одна советская каска, вот другая. Вот место, откуда неизвестные выкопали останки.

Сергей увидел небольшой комок бумаги и развернул его. Это оказалось газета, предназначенная для самокруток. Уцелел лишь небольшой клочок, на котором читались отдельные слова: «…город Ленина… выбор…» и дата – 21 июня. А погиб этот боец либо 23-го, либо 24-го числа того же месяца.

010

011

Одна из касок оказалась пробитой. Отверстие неправильной формы, и трещина в металле – скорее всего, ударил осколок снаряда, вон, сколько их в земле, прибор аж заливается. Вряд ли боец мог выжить после такого попадания… Мы роем землю, копаем шурфы, а прямо над нами пролетает ИЛ с псковских Крестов, словно современная армия отдает дань памяти той армии…

012

013

Увы, шурфы ничего не принесли, и мы продолжаем поиск. Опускаемся к самому Юдинскому Мху, но там находок нет никаких, и мы снова поднимаемся на гряду и переваливаем через неё. Тут Валера с Сергеем остановились – в земле что-то есть.

«Что-то» оказалось двумя траками от советской бронемашины. Танков Т-34 тут не было, но были самоходки на его базе. Скорее всего, это от СУ-85. Что же, пополнит музейный фонд.

014

015

Понемногу мы вернулись к лагерю. Михайлыч, Денис и Саня были уже там. Открываем армейский сухпай, и приступаем к обеду. День тёплый, даже жаркий, и особого аппетита нет. Кипятим чай, травим байки. Снова зарываем костёр землёй, и продолжаем поиск.

Но увы, сегодня нам не везёт. Мы обследуем место, где ранее нашли останки нескольких красноармейцев – совсем ничего. Выходим к холму, обследовать который раньше не могли из-за густой и высокой травы. На холме стоит кормушка для животных, сейчас она пустая – зима прошла, и косули не нуждаются в подкормке. Мы делаем круг возле холма, но находим лишь две гильзы от авиационной пушки ВЯ-23. Такие стояли на советских штурмовиках ИЛ-2, наша авиация, видимо, здорово обрабатывала это холм с засевшими немцами.

016

Солнце клонилось к закату, когда мы пошли обратно к машине. Мимо Барских Прудов, мимо раскопанного кабанами поля. Уазик стоял на месте. Мы поискали ещё немного возле него, но нашли лишь здоровенное донце от крупнокалиберного снаряда – немцы подтягивали к Дуловке батареи на железнодорожных платформах и кидались по нашим наступающим войскам «чемоданами». Да, тогда, в 1944 году, тут летало всё…

Садимся в машину, и едем домой. Аисты на деревенской водонапорной башне провожают взглядами наш уазик. Ну, с возвращением вас, хорошие птицы! Зима прошла, надеюсь, теперь будем видеться чаще.

Рахим Джунусов

Обсуждение

Отзывов: 2 на «Вербный понедельник»
  1. Вербочка шикарная! Удачи вам в последующих поисках!

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 29 | 0,239 | Потребление памяти: 43.54 мб |