Работа на белом фоне

26 Ноя 2014,  
Рубрика: ПОИСКОВОЕ ДЕЛО

На 22 ноября повалили снег. Не очень сильно, но постоянно. Он сыпался всю ночь и к утру образовал снежный покров. Природа преобразилась – стало гораздо светлее, и даже холод ощущался не так резко, как-то мягче, что ли.

01

Снег не перестал идти и утром следующего дня. Слабый южный ветер только нагонял снеговые тучи, и над Псковщиной повисла белесая дымка. В такой день звери опасаются своих следов, лежат под кустом. Потом, конечно, привыкнут, нужда заставит передвигаться, но пока они пережидают. Вдруг снеговой покров неустойчив и растает через сутки? Так что охота по «первому снежку» имеет свои особенности, и неопытный охотник, раньше времени вышедший в поле, не добудет ничего.

Одного такого охотника с собакой наша группа встретила, когда ехала к месту работы. Несмотря на утренний час, мужик с ружьем возвращался в деревню, а рядом весело бежала собака. Понял, стало быть, что по самому первому снегу охоты не будет.

Наша группа «Поиск», как обычно, отправлялась в полевой выход. За предыдущие бесснежные дни земля, конечно, подмерзла, но не сильно. Крепких морозов не было, да и густая «шуба» из высохшей полегшей травы хорошо защищает от промерзания. Лишь на дорогах и на «голых» местах образовался промерзший слой, да и то тонкий.
Полугрузовой уазик качался на ухабах, съезжал со склонов, но на место работ мы прибыли без происшествий. Вышли из машины и огляделись: тишина, чужих следов нет. И, кажется, поблизости тоже нет никого.

07

010

Не знаю почему, но первый снег всегда веселит душу. Не представляю, как можно жить в тех краях, где его не бывает.
Перво-наперво нам надо было забрать останки советского бойца, найденного не нами. А кем же? Это не моего ума дело. Позвонил доброжелатель (без кавычек) и сказал, что таком-то месте лежит черный пластиковый мешок с останками. Какие ещё могут быть вопросы? Я лично излишним любопытством не страдаю и вам не советую.
Мешок мы отыскали быстро. Итак, первый на сегодняшний день боец имеется. Интересно, что мы найдём сами?
А снег всё сыпал и сыпал. Он падал на холодные болотины, на кустарниковые пустоши, присыпал дороги и тропинки. Птицы не звери, но и они в такую погоду сидели тихо и не вылетали никуда. Словно вымерла Псковщина. Только где-то высоко-высоко, над тучами, пролетал пассажирский самолёт.

Я срубил подходящую осинку, обрубил сучья и поднял красный флаг на ближайшем холме. Полотнище заколебалось на ветру, видимое издалека. Отличный ориентир, в случае чего.

011

Поскольку простое сало сейчас превратилось в предмет роскоши (458 рубликов за килограмм – не шутка), мы теперь едим вместо него карбонат, копчёную грудинку, ветчину и тому подобные деликатесы – они гораздо дешевле. То есть питаемся вместо хлеба пирожными, по совету незадачливой французской королевы.

02

Сообща срубав кусок копчёного мяса, и закусив луком и чесноком, мы чувствуем, как по телу разливается тепло – организм перестроился на зимний режим и включил «печку». Металлические лопаты уже не обжигают руки, ветер не пронизывает насквозь. Запив завтрак чаем, мы расходимся мелкими группами в поиск. Саня Голубев идёт в «автономное плавание», Антон идёт с Александром Шанцевым, а прочие – Михайлыч, Валера, Денис и автор этих строк – одной гурьбой.

Земля немного подмерзла, но лопате поддаётся хорошо. Пищит валерин прибор, мы откапываем осколки мин и снарядов. Мы проходим по краю давно заброшенного поля (в таких местах стоит поискать, при вспашке могли снести на края много военного железа, ну и останки павших воинов тоже). Проходим по краю болотины. Проходим поле вдоль и поперек, а потом ещё и по диагонали – пока ничего.

06

Со стороны заснеженного холма донёсся крик Шанцева. Он кричал, что они с Антоном нашли ложку с фамилией «Захаров» и длинной надписью. Ложка и в самом деле оказалась вся исписана, да ещё и состояла из двух кусков, соединённых заклёпкой (вероятно, когда она сломалась, было жалко выбрасывать такое произведение искусства). «Хорошо и питательно вмял», «Грязовец», «Захаров Е И. 3 мая 1944» — эти надписи мы прочили, когда отмыли её.
Грязовец – это город во Владимирской области, а фамилию владельца – «Захаров» – надо будет проверить по спискам павших. Если таковой окажется, то в таком случае мы восстановим личность одного из захороненных на линии Сталина бойцов. (Дело в том, что ложка была найдена на том месте, откуда несколько лет назад мы подняли несколько красноармейцев. Тогда мы не нашли ничего, что бы указывало на их фамилии, а вот теперь, чисто случайно, такая возможность появилась).

014

015

016

Мы продолжили поиск. Вот очередной заснеженный холм, вот кормушка для подкормки копытных. Только сегодня такой день, что ни один лось, ни одна коза к ней не подойдут. Потом привыкнут к снегу и своим следам, будут выходить, будут брать сено и грызть соль. А пока вокруг лесной столовой тишина и пустота.

03

09

Прибор опять подал голос. Не особенно надеясь на результат, мы копанули землю. Показались кости руки… С замиранием сердца копанули ещё – ещё кости… «Мужик!» Курим!» Курящие задымили, некурящие остановились передохнуть. Итак, нами найден ещё один красноармеец.

Передохнув, мы приступили к раскопкам. Дело привычное, много раз деланное. Хорошо, что рядом нет кустов и деревьев, да и грунт относительно мягкий. Без труда вскрываем верхний слой, стелем мешок, а дальше начинается более тонкая работа по извлечению останков.

04

Вскоре к нам подошел Саня, за ним – Антон с Шанцевым. Довольно быстро найденный боец был извлечён из земли и его останки уложены на мешок. Так, при бойце оказался самодельный портсигар (какая удача, такие вещи почти всегда подписывали!). Внутри портсигара была пачка курительной бумаги. Солдат был обут в американские ботинки, при себе имел саперную лопатку и котелок. Поясной ремень у него был трофейный, немецкий. Погоны (без звездочек) были с самодельными вставками, по тогдашней моде. Значит, воевал не первый месяц и был, скорее всего, опытным бойцом.

Оружия при нём не было, но имелись два пустых магазина от ППС. Вероятно, автомат подобрали сразу после боя или в ходе оного. Каски не было тоже. Боец лежал на спине, и одна его рука была поднята вверх, словно мертвый просил найти и похоронить его. (Эту-то руку мы и обнаружили прежде всего). И останки были все пронизаны мелкими осколками, словно он попал под взрыв.

05

Что же, такое бывает. Несколько лет назад Валера споткнулся о кость ноги, словно боец дал ему подножку из земли – мол, не проходи мимо, я здесь! И, кстати, было это недалеко от этого места.

Снегом оттираем портсигар и видим на одной стороне целую картинку – женщина и автомат. Рядом веточки и большая буква «Л» (Люба, Любовь?) Только почему-то женское лицо заштриховано. (Перестала отвечать на письма?)
А на боку надпись «Юрченко от Родионова». Так, значит, портсигар дареный и этот боец, скорее всего, по фамилии Юрченко. Надо будет проверить по дивизионным спискам павших, хотя полной гарантии нет (боец мог быть приданым из другой части, да мало ли по каким причинам).

012

013

Мы собрали останки товарища Юрченко в мешок и положили в кузов уазика. Поедет теперь боец на линию Сталина, и будет захоронен в братской могиле на день города, следующим летом. А где-нибудь под Винницей, быть может, живут его родственники, которых надо будет найти.

Мы продолжили поиск. Ходим вокруг холмов, ищем траншеи и ходы сообщения. Попадаются одни куски от «катюш». Боевая часть взорвалась, порох выгорел, от реактивного двигателя осталась одна труба, глубоко ушедшая в землю. Немцев здесь хорошо обрабатывала наша артиллерия, и ствольная, и реактивная.

Короткий зимний день мало-помалу стал заканчиваться. Ещё только четыре часа, а уже начинает темнеть. Мы варим на скорую руку гречневую кашу, быстро съедаем её. И начинаем грузиться в машину. Я снимаю красный флаг и кладу древко на землю — поиск окончен. Наш уазик трогается с места.

08

Сумерки сгущаются, солнца и луны не видно за тучами, но Север – не Юг, полной темноты тут не бывает. Светится небо, светится снег, и даже сам воздух, кажется, пронизан очень слабым, но ощутимым светом. Мы без труда выдерживаем заданный курс и не сворачиваем с дороги.

Когда доезжаем до киевской трассы, уже стоит ночь. Прощаемся с псковичами, их машина сворачивает направо.
Мы приезжаем в Остров и идём пить чай к Михайлычу. Наш командор достаёт зелёную книгу и вносит в неё двух сегодняшних бойцов. А Валера берёт большую самодельную лупу (линза от объектива самолётного фотоаппарата) и рассматриваем найденный портсигар.

017

День, кажется, прошёл не зря…

Обсуждение

комментария 2 на «Работа на белом фоне»
  1. Ангелина:

    Замечательные фотографии, как всегда, чудный текст. А за этим скрыт — тяжелый труд и горькие находки. Здоровья вам всем!

  2. Кхы-кхы:

    Маленькое уточнение, город Грязовец в Вологодской области, а не во Владимирской. С уважением, удачи в работе.

Добавить комментарий

| Запросы к MySQL: 31 | 0,223 | Потребление памяти: 12.4 мб |